Что мы знаем друг о друге?

 

Николай Иванович Бондарь
этнограф, кандидат исторических наук, работает на историческом факультете Кубанского государственного университета.

Занимается проблемами этнографии и фольклора Кубани.
 

 

к содержанию раздела

 

Многообразен лик Земли: степь и горы, моря и леса, тундра, пустыни... Но каждый уголок нашей планеты неповторим еще и благодаря народам, проживающим здесь.

Биологическая и социокультурная природа человечества едина, но она оригинальна в своих конкретных проявлениях. Почти каждый этнос (народ) говорит на своем языке, имеет свои обычаи и обряды, нормы поведения, запас как общечеловеческих, так и специфических, присущих только ему знаний и опыта. Поэтому мы достаточно легко отличаем грузина от армянина, грека от турка, эстонца от русского и т. д. Многообразие этнических культур — это показатель неограниченных адаптивных способностей людей к самым различным условиям и один из гарантов сохранения человечества как вида.

Однако неоднородность культур порождает и проблемы, в том числе проблему взаимопонимания, особенно актуальную в настоящее время, когда интенсивность контактов между этносами резко возросла и стала неизбежной. Первостепенное значение это имеет для территорий, где в силу разных причин в непосредственном контакте оказались десятки генетически неродственных этносов. Краснодарский край относится к периферии одного из таких, причем наиболее полиэтничных в мире, регионов — Кавказа, а точнее, Северного Кавказа. Современный этнический состав населения Кубани начал складываться со второй половины XVIII века. Особенно интенсивно эти процессы протекали во второй половине XIX века. Новый всплеск их приходится на наше время — 70—80-е годы, что еще в большей степени усилило этническую пестроту населения. В печати часто сообщается о том, что на Кубани живут люди 115—120 национальностей. Это так, однако следует иметь в виду, что в данной цифре учтены как отдельные, единичные представители тех или иных народов, так и этнические общности различного уровня, а подобное расширенное толкование многонациональности не только не проясняет, но, наоборот, искажает реальную ситуацию. И вот почему.

Как известно, немногочисленные рассеянные группы, оказавшись в среде другого этноса, достаточно быстро приспосабливаются к доминирующей традиции. Национальные запросы в этом случае проявляются и удовлетворяются на уровне семьи или индивидуума и общественных интересов, как правило, не затрагивают. Этнические же группы, особенно если они поселены компактно и относительно многочисленны от нескольких тысяч и выше, представляют собой микрообщества (общество в обществе). При этом культурные традиции носят не только семейно-индивидуальный, но и общественный характер. Общественная значимость их может возрастать. Последнее зависит от численности и однородности группы, характера расселения и связей с метрополией (то есть республикой, государством, где проживает основная часть данного этноса), а также от социально-экономических и многих других условий. Такие процессы — объективная закономерность, однако в случае стихийного развития они могут стать дестабилизирующим фактором в регионе и протекать крайне болезненно.

Этот краткий экскурс в теорию межнациональных отношений необходим для того, чтобы подчеркнуть, что, обращаясь к вопросам многонациональности Краснодарского края, мы должны иметь в виду прежде всего системные образования — этносы (народы) и этнические группы. Таких системных образований в крае насчитывается около двадцати, то есть Кубань можно отнести к зонам повышенной этнической мозаичности.

Но что мы друг о друге знаем?

К сожалению, за последние пятьдесят лет в области этнографии в крае сделано очень мало, и уровень информированности жителей о национальном составе населения, истории и культуре основных этносов и этнических групп чрезвычайно низок. Да и материалы, которые имеются в распоряжении современных исследователей, неравноценны по широте охвата и содержанию, а статистические данные явно недостаточны и в ретроспективе трудно сопоставимы из-за неоднократных изменений административно-территориальных границ. Тем не менее попытаемся дать общую характеристику этнической ситуации и познакомить читателя с некоторыми чертами самобытных традиционных культур народов, живущих на кубанской земле.

В этнографии приняты различные виды классификации народов: по хозяйственно-культурному типу, конфессиональной (религиозной) принадлежности, языку и т. д. Для характеристики этнокультурной ситуации в Краснодарском крае, на наш взгляд, наиболее удобна лингвистическая классификация, позволяющая выделить родственные народы и показать общее и особенное в их культуре.

 

СЕВЕРОКАВКАЗСКАЯ СЕМЬЯ ЯЗЫКОВ

адыгейцы (самоназвание адыге), а также близкородственные им кабардинцы и черкесы

ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ СЕМЬЯ ЯЗЫКОВ

русские, украинцы, белорусы, армяне, болгары, молдоване, курды...

АЛТАЙСКАЯ СЕМЬЯ ЯЗЫКОВ

крымские татары, турки-месхетинцы

УРАЛЬСКАЯ СЕМЬЯ ЯЗЫКОВ

эстонцы

АФРАЗИЙСКАЯ (СЕМИТО-ХАМИТСКАЯ) СЕМЬЯ ЯЗЫКОВ

Ассирийцы

 

... Перечень народов Кубани можно продолжить, как можно продолжить и перечисление белых пятен в их этнографии. Но ясно одно. Исторически сложилось так, что в нашем крае в тесном соседстве оказались люди, говорящие на разных языках, исповедующие разные религии и придерживающиеся сходных или, наоборот, ровсем непохожих обычаев. Такое соседство, несмотря на определенные сложности, бесспорно является благом, поскольку создает условия для взаимного обмена опытом и духовного обогащения — ведь культура каждого народа неповторима! Чтобы сделать ее нашим общим достоянием, нужна большая просветительская и научная работа, нужны и исследователи, в том числе из среды тех этносов и этнических групп, что живут в крае. Целесообразно и создание на Кубани специальной этнографической или этносоциологической службы.

Разумеется, сосуществование и взаимодействие различных народов подчинено сложным закономерностям и имеет не только культурный аспект. Но не подлежит сомнению, что тактичное и уважительное отношение к культурным традициям друг друга — один из лучших путей к достижению взаимопонимания. Вглядитесь в обряды, вслушайтесь в слова и мелодии, и вы почувствуете что-то близкое и понятное — общечеловеческое: в русских и адыгских, украинских и татарских, греческих и армянских и других народных обычаях, песнях, пословицах запечатлены общие и вечные образы и темы...

 

Кубанские областные ведомости (далее: КОВ)... 1867. 2 дек.

Сборник «Численность и состав населения СССР». М., 1985. С. 90.

Волкова  Н.  Г.  Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX века. М., 1974. С. 38.

Хан-Гирей. Черкесские предания // Русский вестник. 1841. Т. 2. Кн. 4-5. С. 311.

Гадагатль А. М. Героический эпос Нарты и его генезис. Краснодар, 1967.

Кумахов М. А., Кумахова 3. Ю. Язык адыгского фольклора. Нартский эпос. М., 1985.

Аутлев С. Ш. Историко-героическая поэзия//Адыгский фольклор. Кн. 2. Майкоп, 1980. С. 73.

Налоев 3. М. К типологии «колыбельных для старцев»// Темы адыгейской литературы и фольклора. Вып. 2. Майкоп, 1У79. С. 81—82.

Хут Ш. X. Классификация произведений адыгской народной музыки и драмы//Проблемы адыгейской литературы и фольклора. Вып. 4. Майкоп, 1984. С. 40—41.

Кубанские станицы. М., 1967.

Концевич  Г. М. Чумаки в народных песнях

Кубанский курьер. 1911. 20 сент. 3 КОВ. 1873. № 9.

КОВ. 1875. 9 авг.; Государственный архив Краснодарского края (далее: ГАКК), ф. 774, оп. 1, д. 130, л. 2.

ГАКК, ф. Р-1490, оп. 2, д. 8, л. 1. Данные переписи 1959 года приводятся далее по этому же источнику.

Доброхотов О.П. Черноморское побережье Кавказа. Пг., 1916.

Кавказский календарь на 1881 г. Тифлис, 1880; То же на 1886 г. Тифлис, 1885.

Всесоюзная перепись населения 1926 года. Т. 5.

Первая  всеобщая  перепись населения Российской империи 1897 года. Раздел «Кавказ». Спб., 1905. С. 212

Погасян Л.А. Армянская колония Армавир. Ереван, 1981. С. 21.

Дмитренко И.И. Сборник исторических материалов по истории Кубанского казачьего войска. Иванов П. Армавир//Кавказ. 1850. № 45;

Щербина Ф.А. История Армавира и черкесо-гаев. Екатеринодар, 1916.

Терланян Б. Г. Этнография амшенских армчн. Ереван, 1981. (На армян, яз.)

Сборник сведений о Кавказе. Т. 1. Тифлис, 1871. С. 288

Живило К. Народные приемы ухода за роженицами и новорожденными в некоторых станицах Кубанской области // Сборник материалов для описания племен и местностей Кавказа. Вып. 6. Тифлис, 1893. С. 36.

Улунян А. А. Экономическая, социальная и культурная жизнь греков в СССР в 20-е — 30-е   годы // Балканские этюды. 1989. № 3. (На англ. яз.)

Герман А. В. Библиография о цыганах. Указатель книг и статей с 1870 по 1930 г. М., 1930; Образцы фольклора цыган-кэлдэрарей. М., 1981; Сказки и песни, рожденные в дороге. Цыганский фольклор. М., 1985; и другие.

Шишмарев  В.  Ф. Романские поселения на юге России. Л., 1975. С. 89; КОВ. 1905. 30 окт.

Бондарь Н. И., Куртаметова Ф. Н. Материалы по истории и традиционной культуре крымских татар: в помощь работникам учреждений культуры края, идеологическому активу. Краснодар, 1989.

Выйме Л. А. Эстонские поселения на Черноморском побережье Кавказа (вторая половина XIX века—1929 год): Автореф. канд. дис... Таллинн, 1970;

Маамягп В. Эстонские поселения в СССР (1917—1940). Таллинн, 1976.

 

Смотрите также:

раздел Краеведение

народы Средней Кубани

старинные карты: платные и бесплатные

описания маршрутов

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: К двухстам прибавить сто пятьдeсят пять (ответ цифрами)