Средняя Кубань. Рассказ о народахВ.Б. Виноградов

Средняя Кубань. Земляки и соседи.

ЦЫГАНЕ

 

 

 

Перейти к содержанию книги

 

Вот недавний личный эпизод: вернулся с сыновьями в Армавир с места археологических раскопок. Идем — обожженные солнцем, обветренные, заросшие. Вдруг возглac сбоку: «Здорово, ромалы!.,.». Жгуче черный усатый мужчина с сыновьями-подростками, заинтересованно разглядывает нас: «Цыгане?». Смеясь, отвечаем отрицательно, и мужчина несколько конфузится: «Обознался...».

...Цыгане — народ своеобычный, яркий, таинственный. Традиционный цыганский табор, «шагнувший» в Россию несколько столетий назад — место средоточения мелких ремесел (чаще всего кузнечного), гадания, народного врачевания и всякой магии, дрессировки животных, детского попрошайничества, оригинальных музыки, песен, танцев... Среди отечественных авторов-художников слова, обращавшихся к цыганской теме, А. С. Пушкин, А. А. Фет, А. И. Куприн, А. М. Горький и многие другие. Не иссякли, начиная с последней трети XVIII века, страстные поклонники раздольных, звучных и красочных цыганских хоров; не бывал пустым зрительный зал Московского цыганского театра «Ромэн», открытого в 1931 году.

Всего в СССР согласно последней переписи насчитывалось около 210 тысяч цыган, большинство которых обитало в границах России. Видный краснодарский этнограф профессор Н. И. Кирей справедливо пишет о них: «Лишь незначительная часть цыган продолжает вести старый образ жизни, все еще кочуя таборами. Основная же масса их живет оседло и занята плодотворным производительным трудом...».

Когда же и как появился этот народ в России, достигнув в своих нескончаемых странствиях берегов Кубани?

Сами себя цыгане зовут — рома (люди) или романо (цыганский). А общераспространенное у нас наименование «цыган» происходит, скорее всего, от французского «тсиган», немецкого «цигойнер». Долго бились ученые в стремлении определить характер языка цыган, истоки формирования загадочного народа. Теперь стало ясно, что цыганский язык «вышел» из среды диалектов индийских языков раджастхани, маратхи, пенджаби. Данные цыганских этнографии, фольклора, религиозных верований также указывают на генетическую связь с Индией, где их далекие предки относились к низшей касте, члены которой выступали в качестве бродячих артистов, пролагающих себе дорогу даже ко дворцам индийских раджей-вельмож.

Уход, точнее — бегство цыган с их далекой родины связаны с вторжением в Индию очередной волны мусульманских завоевателей. Предания свидетельствуют, что злые всадники напали, истребили огнем и мечом таборы, их защитников, увели в неволю многих жен и детей... Предки цыган, принадлежавшие к обездоленным, неполноправным слоям индийского общества, по меньшей мере тысячу лет назад оказались обречены на долгий и опасный «исход» из азиатских стран, который привел часть из них в Европу, где они повсеместно расселились в XIV—XV веках.

Тогда же и чуть позднее цыганские таборы пересекли западные границы России и постепенно «изодранные» (по определению А. С. Пушкина) и пестрые их шатры раскинулись на окраинах страны от Бессарабии до Сибири.

В отличие от Западной Европы, где цыган объявляли вне закона, выселяли за пределы государств, всячески терроризировали, подвергали церковным гонениям, истребляли «кровавыми законами», насильственно ассимилировали, — в дореволюционной России никогда не было цыганских погромов и иных массовых трагических обстоятельств. Были попытки принудительного «приписывания» цыган к оседлости, но они не дали сколько-нибудь впечатляющих результатов и вскоре прекращались.

Районы Кубани долгое время как будто бы не знали цыганского присутствия. По крайней мере, не выявлены еще источники о цыганах на Кубани ранее XIX века, когда регион большей частью своей находился уже в составе Российского государства. В 1839 году, как гласят документы Государственного архива Краснодарского края, «рассматривался вопрос о зачислении в казачьи войска (в том числе Черноморского войска) кочевых цыган Новороссии... и отдельные их группы действительно принимались на службу» (Н. И. Бондарь). Генерал-майор Г. А. Рашпиль — тогдашний исполняющий должность атамана казаков-черноморцев — соглашался принять цыган, но с непременным условием не допускать создания поселений с их компактным обитанием. Он предполагал, «разделив их поровну во все три черноморских округа, водворить по усмотрению войскового начальства... не менее как по пять семейств, но и не более десяти, в теперешних казачьих станицах» Предполагалось, что казаки должны были увлечь цыган примером хлебопашества и добросовестной воинской службы.

Как бы то ни было, но вплоть до начала XX века активное передвижение таборов ставило перед местной администрацией задачи жесткого регулирования этого стихийного и небезобидного для казачьего населения процесса. Тем более, что на берегах Кубани в своих свободных скитаниях перемещались таборы цыган, не принадлежавших к числу российских граждан.

Известен специальный общий циркуляр, предписывающий атаманам всех отделов Кубанской области собрать сведения: «проживают ли в их районах цыгане румынскоподданные... и в какой мере допущение их в пределы области представляется желательным». Ответы на завершающую часть вопроса были единодушно-отрицательны, и в качестве аргумента выдвигался довод, что таборное кочевание «вредно отразится на покое и благосостоянии населения».

Но цыганские шатры и таборы попрежнему «прибивались» к городам, крупным станциям и селениям (в том числе к Армавиру). Посему появились предписания атаманов отделов о том, что «цыгане кочующие высылаются но рассмотрению полиции в места их выдворения с воспрещением отлучек на 2 года, а все устроенные ими временные помещения уничтожаются...».

Вот строки из армавирской газеты «Отклики Кубани»: «В роскошном ресторане роскошной «Большой Московской гостиницы» на днях состоялись гастроли исполнительницы цыганских романсов и песен мадмуазель Алтунджи...» (№ 71 за 1913 год); «Несмотря на запрещение цыганам располагаться табором возле селений, за гвоздильным заводом, вблизи Армавира, расположился табор цыган. Цыгане снуют по базарам, а цыганки ходят по домам и просят милостыню, ворожат и предсказывают доверчивым людям будущее...» (№ 84 за 1914 год). В местной прессе, в разделах хроники культурной жизни часто встречались рекламные сообщения, о приезде цыганских ансамблей, неизменно волновавших армавирских ценителей искусства, а в «колонках криминальной хроники» — жесткие сообщения о случаях мошенничества, воровства цыган, угона ими скота и т. п.

...Статистика сообщает, что в 1925 году в Кубанском округе проживало всего 165 цыган. Затем эта цифра стала рости. Вскоре после коллективизации в нашем крае (как и повсеместно) организуются цыганские колхозы. В годы фашистской оккупации они были уничтожены, а сами цыгане педантично уничтожались как представители одной из «самых неполноценных рас».

Послевоенное законодательство предусматривало целый ряд льгот и других мер в целях приобщения к регулярной трудовой деятельности цыган, «занимающихся бродяжничеством», то есть не оставивших своих вековых кочевых привычек. Это определило, что в 1959 году в нашем крае обитало уже 5 283 цыгана, а спустя тридцать лет их стало около 10 000.

Вряд ли кто не встречался с цыганами на улицах, площадях, рынках, вокзалах... Очевидно, что не все принимают их «сотканную» из разных мод одежду, слишком свободную (порой и назойливую) манеру общения с шумными приставаниями к прохожим. Но значительно меньше бросаются в глаза те тысячи цыган, что скромно и достойно проживают и трудятся среди армавирцев и других жителей Средней Кубани. В семьи таких бывших странников стоит всмотреться внимательно: в них отражение нашего общероссийского бытия...

Вот одна из сплоченных «цыганских ячеек», с начала века осевшая в Армавире. Дед по матери — казачонок-сирота, воспитанный цыганами. Остальные предки, вроде, «чистые цыгане». Где только не жили: на Украине, в Ставрополье, в Адыгее, в Поволжье... Яркие фамильные эпизоды: дед учился в 1930-х годах в Москве, в пединституте. Другие трудились перед войной в богатом колхозе «Труд рома». Запомнилось старшим: «Немец стрелял цыган, разбежались мы с Кубани, куда могли. Когда освободили край — вернулись в Армавир. Долго ютились, а в 1966 году поселились в небольшом доме недалеко от мясокомбината...».

В дружной, шумной, веселой семье из трех поколений рабочих, продавцов магазинов и нынешних коммерсантов любят и поют цыганские, русские и украинские народные песни, а также и произведения современного репертуара. При известной традиционной пестроте и «вероравнодушии» цыган, эти стойко сознают себя православными, И тут же добродушно говорят: «Но праздники все наши», выделяя, однако, торжества по случаю рождению ребенка... Любовно и старательно перечисляют близкую и дальнюю родню, разбросанную по краю, России, СНГ. Добром вспоминают национальный цыганский фестиваль в Мостовском районе, состоявшийся недавно, хвалят его организаторов, участников, гостей. «В первый раз так собрались цыгане! Себя показали, на других посмотрели... Иными мы стали, чем наши деды, даже отцы... Но все равно мы — рома!..»

И всплывают в памяти прогнозы видных дореволюционных цыгановедов: «Через 50 лет народ «цыгане» исчезнет, оставив лишь след в истории, лишь этнографический термин» (В. М. Папазьян); «Цыгане, как народность, вырождаются... Они сохранятся лишь как этнографический тип, но не народность...» (К. П. Патканов).

Как славно сознавать, что маститые ученые ошиблись! Цыгане, понятно, теряют свой привычный облик, но остаются самими собой, любовно пестуя и сохраняя черты своеобычной духовной культуры, И хорошо будет, если все мы сумеем в том помочь нашим сравнительно недавним, но теперь уже постоянным землякам!


 

РЕКОМЕНДУЕМАЯ СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА:

Баранников А. П. Цыганы СССР. Краткий историко-этнографический очерк. Москва. 1931.

Владыкин В. Е. Цыгане // Вопросы истории. 1969. № 1.

Герман А. В. Библиография о цыганах. Указатель книг и статей с 1780 г. по 1930 г. Москва. 1930.

Жеральд Б. Цыгане. Две тысячи лет скитаний по свету // Курьер ЮНЕСКО. 1958. ? 4.

Кирей Н. И. Цыгане: на путях истории ,// Кубань. 1983. ? 4.

Кирсй Н. И., Сердюк О. А. Изучение цыган европейской части России и Кавказа в дореволюционной отечественной этнографической литературе // Археолого-этнографические исследования Северного Кавказа. Краснодар. 1984.

Патканов К. П. Цыганы. Несколько слов о наречиях закавказских цыган: боша и карачи, Спб. 1887.

.

 

Смотрите также:

раздел Краеведение

"Что мы знаем друг о друге" - очерк о народах Кубани

старинные карты: платные и бесплатные

описания маршрутов

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: Дecять плюc 3 добавить ceмь (ответ цифрами)