Пещера Пшаше-Сэтэнай

Другие пещеры

 

Пещеру назвали "Девичьей". Жителям станицы Ахметовской и поселка Горного Лабинского района Краснодарского края давно известны таинственные провалы, скрытые в лесных чащобах на склонах многочисленных воронок. Разбросаны эти воронки повсеместно в окрестностях озера Круглого на Черноморском хребте.

Немало бытует легенд об этих пещерах. Однако, достоверно обоснованных данных о них до сих пор не было.

С целью спелеоразведки этого района в августе 1983 года Краснодарский отдел Географического общества Союза ССР организовал экспедицию, которая была произведена силами секции спелеологии института "Крайколхозпроект".

Свой базовый лагерь экспедиция поставила у дубравы на высоком берегу живописного озера "Круглого", откуда радиальными выходами велась разведка.

Главным объектом работы стала пещера, расположенная в одной из воронок на восточном склоне Черноморского хребта. По дну огромного, глубиной до десяти метров провала с отвесными стенами протекал ручей. Его бурный поток выбивался из-под каменного завала у южной стены и, пробежав около полусотни метров по дну провала, водопадом уходил в узкую вертикальную трещину в северной стене. В провале царил сумрак. За каменным завалом в южной стене начинался верхний ход, точнее ход вверх по течению ручья. За водопадом в северной стене начинался нижний ход. Исследование этих ходов и предстояло провести.

При комплектовании экспедиции обстоятельства сложились так, что ее основу составили девушки: архитекторы Ира Тимошенко, Оля Семигоновокая и техник-строитель Таня Кондратенко. Именно им предстояло выполнить первопроохождение - проникнуть туда, где еще не ступала нога человека, увидеть невиданное, описать его, измерить. И только тогда, когда замеры, эскизы, наблюдения лягут на бумагу, станут научный документом, неизвестность станет явью. Это и есть работа спелеологов.

Свою работу экспедиция начала с верхнего хода. Черный зев входа и манил, и настораживал, однако, первые десятки метров оказались легкодоступными и имели многочисленные следы пребывания людей, в том числе и автографы на стенах современных спелеобраконьеров. Как оказалось, верхний ход имел два яруса: верхний, сравнительно сухой, о многочисленными завалами и провалами и нижний обводненный, представляющий собой современное русло ручья. Местами верхний и нижний ярусы соединялись колодцами.

В отличие от верхнего яруса нижний был недоступен без специального снаряжения. С него и начался штурм неизвестности.

Первой в теснину нижнего яруса пошла Ирина. Протискиваясь по узкому руслу подземного ручья, она метр за метром уходила вглубь горного массива. Гипсовое дно ручья местами было отполировано водой, зато стены покрыты тысячами острых выступов - результат карстового процесса. Каждый шаг, каждое движение требовало осторожности. Её продвижение по руслу ручья контролировалось с помощью голосовой связи - через колодцы соединяющие оба яруса. Ход иногда расширялся, иногда сужался и ручей превращался в стремительный поток. В некоторых местах явно ощущался запах сероводорода. Это давало возможность предположить, что ручей вытекает из озера Круглого, для которого этот запах очень характерен. Через некоторое время дорогу преградил водопад кристальной чистоты. За ним просматривалось продолжение хода. Ире удалось обойти эту преграду. Первопрохождение продолжалось. Расстояние между ярусами то увеличивалось, то сокращалось, и, наконец, она дошла до места, где оба яруса соединились широким провалом. Появилась возможность отдохнуть, оценить обстановку. Пройденный участок пещеры проявил ее характер. Налицо был почти полный букет опасностей пещер: заклинивание, переохлаждение, обводненность, загазованность, обвалы, провалы и прочее...

Необходимо предельное внимание и собранность. После короткого отдыха снова в путь, за барьер неизвестности. Спустившись к руслу ручья, Ира продолжала продвигаться вперед: шаг, внимательный осмотр еще шаг, еще раз осмотр хода, оценка ситуации, выявление опасностей... и так шаг за шагом... Ход представлял из себя то тоннель, пробитый водой в монолите горных пород, то щель с угрожающе заклинившимися над головой глыбами, то каменные завалы в русле ручья. В некоторых местах ход так сужался, что надо было протискиваться ползком, и, наконец, превратился в каменную трубу, наполовину заполненную водой. Дальнейшее продвижение без гидрокостюма было невозможно. Пришлось вернуться к последнему провалу и выбраться на верхний ярус. Оставалась надежда найти где-либо дальше провал или колодец и через него снова проникнуть в проходимое русло ручья.

Верхний ярус был значительно проще в прохождении, но и там многочисленные обвалы с потолка и провалы в полу представляли опасность и требовали бдительности. Через несколько десятков метров верхний ярус закончился небольшим залом. Потолок и стены были обильно покрыты глиной. На полу следы побывавших здесь ранее людей. Дальнейшего продолжения хода нет. Неужели конец? Началось детальное обследование пола, стен, потолка. И вот появилась надежда! На стыке пола и стены обнаружено небольшое отверстие. Попытка расширить его увенчалась успехом! Удалось сначала просунуть голову, а затем вползти по пояс и осмотреться.

Впереди виднелось продолжение хода, но чтобы попасть в него, нужно было расширить несколько метров узкой щели. Терпеливо раскапывая густую вязкую глину, вытаскивая камень за камнем, Ира постепенно вползала в щель. Наконец ход расширился, появилась возможность стать во весь рост и осмотреться. Луч фонаря пробил черное безмолвие, осветил стены, потолок. Здесь еще никто не был. От волнения сердце билось учащенно и, казалось, в этой вечной тишине слышны только его удары. Получив разрешение, Ира пошла вперед по открытому ей ходу. Из темноты навстречу появились фантастические картины. И вот и ручей! Опять ярусы соединялись, а через несколько метров снова разделились на верхний и нижний. Можно идти еще и еще! Вот тут то и наступило самое трудное. Надо поворачивать назад, когда можно идти вперед да еще в двух направлениях, когда неизвестность с неудержимой силой влечет к себе. Но закон спелеологии строг и неумолим; контрольное время на продвижение вперед истекло - обязан возвратиться назад. Три часа, отпущенные для продвижения вперед протекли незаметно. Ну что же. Впереди еще несколько дней работы экспедиции, перспектива дальнейшего прохождения пещеры есть, настроение приподнятое.

На обратном пути сделаны предварительные промеры. Длина пройденных ходов составила около 320 метров.

Обсудив результаты первого дня, решили на следующий день провести разведку пещеры вниз по течению ручья. Первой в пещеру пошла Таня. Каково же было удивление, когда с самого начала этот ход представил совершенно иную картину. Для того чтобы войти в него, надо было пройти в распорах над водопадом у входа и спуститься за ним на дно ручья. Дальше ход представлял собой узкую извилистую щель, изогнутую по высоте в форме вопросительного знака. Идти во весь рост невозможно. Да и не идти, а протискиваться боком между стенами, покрытыми острыми каменными иголками. При малейшем неосторожном движении они рвут одежду. Где согнувшись, где на четвереньках, а где и ползком по кромке берега бурного ручья Таня все дальше и дальше уходила от входа. От бесконечных крутых поворотов потерялась ориентировка в направлении движения. Только по течению ручья можно определить, где находится выход. Хорошо, что ход пока нигде не раздваивался. Постоянно "в работе" каска. Слышны лишь ее скрежет о стенки, журчание ручья и собственное дыхание. Наконец, через час осторожного продвижения нашлось место, где можно стать во весь рост и отдохнуть от продолжительного полусогнутого состояния. Чтобы обеспечить дальнейшее прохождение, решили здесь оставить фотоаппаратуру, топопринадлежности, продовольствие. Едва продолжили путь, как дорогу преградил завал, на дне ручья лежали крупные камни, приваленные сверху грудой более мелких. Над ними щель непроходима. Что? Тупик? Начали проверять каждую трещину в завале. Удалось установить, что завал просвечивается, длина его метра полтора, а за ним есть ход. Началась кропотливая работа по его разборке. Не девичье дело ворочать камни, но здесь пришлось Тане решать; или вернуться назад, или, набравшись терпения, камешек за камешком разбирать завал. Выбрано последнее. В работе время идет быстро. И вот остался нижний самый большой камень. Поднять его нельзя. А отодвинуть? Сдвинуть удалось! Образовался лаз, но пройти его можно было только ползком на боку, опираясь рукой в ручей. Зато впереди открывалось продолжение хода. Пройдено еще несколько десятков метров по петлям подземного ручья. Те же узкие меандры, те же покрытый острыми каменными шипами стены, так же согнувшись, то ползком, то на четвереньках, но вперед. Еще один завал. Но здесь удалось протиснуться по щели над ним. И снова вперед. Вдруг ход слегка расширился, выпрямился, выположился. Скорость ручья упала, да и часть его словно, куда-то исчезла, а рядом с ним неожиданно появились следы какого- то зверька: то ли енота, то ли лисы. Это была целая звериная тропа! Здесь?! Под землей?! Звери?! Откуда они? Как попали сюда? Значит где-то рядом выход на поверхность. Но где? Следы и радовали, и огорчали. Ведь это конец подземному путешествию. Но через несколько десятков метров потолок стал резко снижаться, прижимаясь все ближе к воде, и, наконец, ход превратился в узкую горизонтальную щель, по дну которой спокойно тек ручей. Следы животных уходили в воду. Дальнейшее продвижение вперед без гидрокостюма грозило переохлаждением. Пришлось возвращаться назад. На обратном пути Таня выполнила предварительные замеры, которые показали, что длина пройденного участка пещеры составила 340 метров.

На третий день Ира и Таня принялись за инструментальную топосъемку верхнего хода, а Оля, облачившись в гидрокостюм отправилась в нижний ход, для прохождения обводненной части открытого сифона.

Пройденный накануне Таней участок Оля преодолела сравнительно легко. Идти в гидрокостюме значительно трудней: резина плотно облегает фигуру, стесняет движения рук и ног, да и вес дополнительный ощутим. Но рассказы Тани у вечернего костра о пройденной части пещеры были для Оли путеводителем. Она знала подробности маршрута и шла уверенно. Вот и последние следы Тани. Высота пещеры сократилась до 30-40 сантиметров. Распластавшись по дну ручья, Оля то ли ползла, то ли плыла по смеси воды, песка и гальки. Потолок вдавливал ее в эту кашицу, но жажда неизвестности толкала вперед. Пройден (если так можно выразиться!) первый участок, длиной метров десять. За поворотом открылась еще одна такая же плавательная дорожка. В других пещерах уже встречались такие участки, и за ними были продолжения ходов. Так может быть и здесь. Оля добралась до второго поворота, и, получив разрешение сопровождавшего, ушла за него. Впереди открылось небольшое расширение, но потолок так придавил, что пришлось ползти, повернув голову набок. Она проползла бы еще, но вода попала в ухо. Это предел. Оля получила команду возвращаться. С трудом развернувшись Оля выползла из теснины, а в глазах остался уходящий в темноту ход.

Напряжение первых дней работы, обилие впечатлений требовали разрядки, и день отдыха девушки провели на поверхности. Красота Круглого и Черного озер, живописные пейзажи, аромат горных трав быстро снимают усталость. В последующие дни девушки утром уходили делать топосъемку пройденных ходов, работали в пещере до обеда, а во второй половине дня делали камеральную обработку. Колонки цифр и зарисовки в блокнотах превращались в чертеж. Определялись контуры пещеры, ее план, разрезы. Она в прямом и переносном смысле появлялась на свет. Теперь она существует зримо. Её можно увидеть всем. В такой работе прошло три дня. Последний рабочий день девушки посвятили дальнейшему первопрохождению верхнего хода. До точки, которой в первый день достигла Ира, шли втроем, а дальше Таня и Оля, облаченные в гидрокостюмы пошли в нижний ярус, а Ира в верхний. Из колодца, соединявшего ярусы, Оля и Таня опустились вниз, к руслу ручья, а Ира по наклонной, покрытой вязкой глиной стене взобралась наверх к чернеющему отверстию в стене. Это продолжение верхнего яруса. Снова осторожные движения, осмотрительные шаги в абсолютной темноте и тишине. Снова навстречу из неизвестности наплывают фантастические видения, причудливые очертания, стен, таинственная игра теней. Много глины, часто встречаются глинянные и кальцитовые натеки, кружева из гипса, которых раньше не приходилось видеть. Ход то расширяется, то сужается, но идет горизонтально. И снова повторяется ситуация первого дня: ход заканчивается залом с небольшим отверстием в стене. И снова раскопки, и снова успех. После короткого лаза, есть продолжение. А черев несколько десятков метров Ира подошла к провалу, черва который слышен шум ручья нижнего яруса. Возможна голосовая связь с Олей и Таней. Но на условный крик никто не отзывается. Не дошли или уже прошли девочки эту точку? Время, отведенное на продвижение вперед заканчивалось, и потому Ира решила подождать у провала. Рядом с ним был небольшой зал, где можно было удобно отдохнуть. Ждать долго не пришлось. Через несколько минут снизу донеслись голоса, это возвращались девушки.

Расставшись с Ирой, девушки двинулись вперед по руслу ручья. Идти можно было согнувшись, а иногда во весь пост. И вдруг ход раздваивался. Девушки договорилась сделать по пятьдесят шагов каждая по своему ходу, вернуться, обменяться увиденным и решить, куда идти дальше. Так и сделали, а после встречи решили идти в ход Оли. Он казался более перспективным. Прошли еще несколько десятков метров. Встретили следы какого-то животного, возможно крысы. Повторяется картина нижнего хода. Хотелось бы пройти по этим следам, но пора возвращаться. Время на прохождение истекло. А впереди был свободный ход, из темноты которого вытекал ручей. Хочется сделать хотя бы десять, пять, один шаг вперед. Но это будет уже в последующих экспедициях. С грустью повернули девушки назад, прошли немного и услышали голос Иры. Настроение сразу поднялось. Подошли к колодцу над головой и стали восторженно обмениваться впечатлениями с Ирой. Ей тоже было очень трудно заставить себя остановиться и повернуть назад, там, где можно было еще идти и идти вперед. Как и раньше девушки сделали предварительные замеры. Еще пройдено более трехсот метров, а всего за экспедицию у неизвестности изъято более тысячи метров подземных ходов.

Когда на поверхности была закончена обработка полученных данных и появился чертеж пещеры, возникла необходимость дать название ее элементам: залам, коридорам, ходам. И решило руководство экспедиции за мужество и настойчивость в единоборстве с неизвестностью трем последним участкам верхнего хода, по которым шли девушки в последний день, дать имена Ирины, Ольги и Татьяны, а пещеру назвали "Девичьей".

 

автор статьи - Действительный член Географического общества Союза ССР Коваленко В.М.

 

Правила посещения пещер с летучими мышами

 


 

проводник в горы

 


Комментарии:

Сообщение от: Юлия
Очень интересно!

Сообщение от: Елена
ну..ну....а что же дальше..там в пещере???? интересно до жути..


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: К двухстам прибавить сто пятьдeсят пять (ответ цифрами)