В стране лазоревых озер


Все озера.

 

Ю. В. Ефремов

Полет в горы

День обещал быть солнечным и ярким. С раннего утра на вертодроме в аэропорту Сочи около винтокрылой машины, похожей на гигантскую стрекозу, суетились люди. Готовился очередной полет в горы. После долгих сборов и ожидания опоздавшего экипаж вертолета МИ-8 занял свои места. Мощно взревели турбовинтовые двигатели, и тяжелая многотонная машина вроде бы нехотя оторвалась от бетонной полосы, немного повисела в воздухе, а затем по наклонной прямой устремилась вперед — к розовеющим в лучах восходящего солнца горам, вершины которых перечеркнуты полосой облаков, а долины тонут в белой пелене тумана.

В салоне от рева турбин стало трудно разговаривать, и мы все прильнули к иллюминаторам. Мы — это участники научной экспедиции, организованной Сочинским и Краснодарским отделениями географического общества СССР и Кубанским государственным университетом. Нас десять человек, в том числе топограф Борис Тарчевский, врач-травматолог Александр Кирьянов, фотограф Александр Токарев, студент 5-го курса географического факультета Костя Самаркин-Джарский, участвующие в подобных экспедициях второй, третий раз.

Цель экспедиции — исследование озер и ледников в Кавказском государственном биосферном заповеднике, Архызском районе и на Бзыбском хребте в Абхазии. Как ни странно, о многих горных озерах, на берегах которых часто бывают туристы, кроме названия, да площади водной поверхности, определенной по топографической карте, ничего не известно. Помимо избитых, вызывающих невольную оскомину эпитетов — «голубая жемчужина», «самое красивое озеро» и т. п. инструкторы и экскурсоводы ничего сказать не могут. Сюда в первую очередь следует отнести озера Ацетукские, Аджарские, Синеокое и т. д. А ледники, вызывающие восхищение сверкающей голубизной и величием, упорно хранят свои тайны. Как они себя ведут: наступают, увеличивают ли размеры или, наоборот, сокращаются, то есть отступают? К тому же важно знать взаимодействие этих природных объектов. Известно, что при таянии ледников воды, заполняя впадины, образуют озера. Но как это происходит и с какой скоростью? Вот далеко не полный перечень проблем, которые должна решить экспедиция. Но, пожалуй, самым главным была необходимость рассказать доступно и достоверно любителям путешествий о результатах наших исследований, запечатлеть на фотопленку эти удивительные сокровища природы. Удастся ли, позволит ли погода, не случится какая беда? Ведь в горах всякое бывает. Предвидеть все невозможно, так как здесь приходится работать в экстремальных условиях, а порою и на грани риска. А чтобы выполнить намеченную программу, надо противопоставить суровой горной стихии свою организованность, сплоченность и самоотверженность. Сумеем ли? Это и тревожило меня как руководителя экспедиции.

Куда летим? — прервал мои мысли Саша Токарев.— Давайте сделаем облет озер и ледников в верховьях Мзымты и Цахвоа, а потом будем высаживаться на Ацетуках (Ацетукских озерах).

Вертолет нырнул в просвет кучевых облаков, и мы увидели скалистые громады Цындышхо, Лоюба и Кардывача.

Ребята, Верхний Кардывач в снегу,— крикнул Костя Самаркин-Джарский. Внизу, среди лавинных снежников, голубел уже обозначившийся из-под снега контур сурового альпийского озера.

Ничего, к нашему приходу снег расстает и озеро вскроется,— уверил нас Борис Тарчевский. Частично в снегу были еще Синеокое, Утаенные, Юхские озера, но зато другие искрились синевой вод. Особый восторг у всех вызвало озеро Кардывач. И мы еще раз убедились, что недаром его называют чемпионом красоты. Сверху, с борта вертолета, объекты наших исследований казались такими доступными, что все участники экспедиции были заражены уверенностью в благополучном завершении намеченной программы На самом же деле каждое озеро или ледник, которые нам предстояло посетить, оказывались «крепким орешком». Путь к горным сокровищам всегда труден, а иногда и опасен. Здесь и крутые горные склоны, поросшие травой со спрятанными в ней «живыми» камнями, и бурные, коварные на переправе реки и камнепады. Да мало ли опасностей поджидает исследователей в горах. Соленый, застилающий глаза пот, водяные мозоли на ногах, ссадины и царапины, укусы комаров и оводов, леденящий холод горных рек (при их формировании) — вот такие невзгоды и трудности придется нам преодолеть во время экспедиции.

Не так просто раскрывают свои секреты Кавказские горы.

Неожиданно звук сирены заставляет нас оторваться от иллюминаторов.

Приготовиться к высадке,— кричит командир вертолета.

Озеро Евгении Морозовой

Озеро Евгении Морозовой

Впереди по нашему курсу, словно неприступные бастионы средневекового замка, встала громада горы Агепста. А ниже, среди скал, обработанных древним ледником, поблескивали голубые Ацетукские озера с плавающими в их акватории льдинами. Вертолет, сделав круг над местом высадки, резко пошел на посадку, держа курс на обширную поляну вблизи границы леса и ниже водопада, берущего начало из озера Евгении Морозовой.

Все участники экспедиции засуетились, готовя рюкзаки, ящики, приборы к выгрузке. Большинство людей остается здесь, на Ацетукских озерах, разбивать базовый лагерь, проводить обследование и топографическую съемку водоемов.

Яростно стрекочущая машина коснулась травы, несколько раз приподнялась и затем тяжело села на поляну. Механик открыл дверь, выбросил трап и выскочил наружу.

Давай, выгружайся,— махнул он рукой. Ребята стали быстро выпрыгивать в высокую сочную траву. Вслед им полетели рюкзаки, палатки, осторожно были вытащены ящики с приборами и продовольствием. Вся процедура выгрузки заняла 3—4 минуты, и вновь винтокрылая машина поднялась в воздух, разметав мощным воздушным потоком палатки и какие-то легкие вещи.

На борту вертолета осталось трое: автор этих строк, Саша Токарев и Костя-студент. Нам предстояло десантироваться на труднодоступном Голубом озере в Турьих горах (северные отроги Ацетукско-Агепстинского хребта) Проплыли внизу пенные белые ленты рек Тихой и Длин ной, а слева по борту — отвесные кручи горы Агепсты с жутким ледяным хаосом ледника Химса-Анеке на ее северных склонах. Впереди как-то неожиданно из-за небольшого хребта появилось, ослепительно сверкая синевой вод, озеро Голубое тоже объект нашего внимания.

Через несколько минут мы лежали на высоком берегу озера в траве, оглушенные ревом турбовинтовых двигателей, и не могли какое-то время прийти в себя от шума и волнений, пережитых при высадке. Теперь уже все позади. Где-то вдали еще рокотал вертолет, где-то чирикала птичка, посвистывал ветер, пахло чебрецом. Чувство удовлетворения и радости охватило нас. Первый день экспедиции, и такой удачный. Хорошая, ясная солнечная погода, полет в горы и благополучная высадка экспедиции. Теперь за работу... Но мы тогда не знали, сколько трудностей и различных приключений ожидает нас. Но об этом речь впереди.

 

В затерянном мире Мзымты

 

Голубое озеро - ю. Ефремов

Голубое озеро

Голубое озеро... Сколько их на Кавказе? Широко популярное Цериккель с рекордной глубиной в 368 м. Верхнее и Голубые озера в Кабардино-Балкарии, в Кавказском государственном биосферном заповеднике. И еще одно озеро по дороге на Рицу, в ущелье Бзыби. А голубое озеро на Мзымте, кому оно известно? Находится это озеро совсем рядом (6—7 км) с туристской тропой, идущей с Красной Поляны на Рицу. Но попробуй доберись до него... На топографических картах и туристских схемах оно обозначено и прекрасно заметно с воздуха.

А сейчас, после удачного приземления на высоком берегу, в самый раз разглядеть предмет нашего исследования...

Внизу, в глубокой котловине, расплескал свои синие воды водоем округлой формы. На заднем плане щерились клыки серых неприступных скал, сложенные юрскими порфиритами и турфогенными песчаниками. Их необычная форма и суровая красота — результат воздействия на горные породы сложных природных процессов, то есть денудации, морозного выветривания, эрозии и древних ледников. Удивительное сочетание красок и своеобразные формы рельефа, обусловленные геологическим строением Турьих гор, делают особенно привлекательным это «Голубое Око». Саша Токарев уже весь в работе, в поисках того самого кадра, который отразил бы эту красоту.

По едва заметной звериной тропинке мы спустились пониже, ближе к воде, на небольшую зеленую лужайку у говорливого ручейка, вытекающего из озера. Здесь и поставили свою палатку.

Озеро расположено в верховьях левого притока р. Мзымты (впадающей напротив Энгельмановой поляны) — р. Голубой, в нижней ступени кара, на высоте 2254 м над уровнем моря. Площадь этого водоема 18 000 м2.

С северной стороны озеро подпружено ригелем (поперечным уступом) с насаженной на него конечной мореной древнего, давно растаявшего ледника. Внешне это морфологическое образование представляет собой внушительный купол, поросший рододендроном и высокой травой. На южной стороне в озеро ниспадают три лавинных снежника, здесь же вдается небольшой (20 м в длину и 5 м в ширину) каменистый полуостров, густо поросший рододендроном.

Глубина озера, по нашим измерениям, достигает 15 м, наибольшие глубины тяготеют к восточной стороне водоема. Вода в озере удивительно чистая, голубая и прозрачная, дно просматривается до 12—13 м.

Временами мне казалось, что моя оранжевая надувная лодка подвешена в воздухе — настолько прозрачна и чиста вода в этом озере,— с восторгом рассказывал наш «водомер» Костя.

На дне голубеют камни различных размеров, от нескольких сантиметров до одного метра. Последних совсем мало. На небольших глубинах дно илистое. В озере водятся различные рачки и личинки хирономид. Это навело нас на мысль, что здесь может обитать форель. И действительно, с высокого берега Саша Токарев увидел, как голубую гладь водоема иногда вспарывают спинки стремительных и весьма крупных рыб. Форель в горном озере — всегда феноменальное явление для Западного Кавказа. Можно только удивляться тому, как она сюда попала. Ведь на ее пути снизу встает пятиметровый водопад. По всей вероятности, для форели такие преграды не препятствие. Остается загадкой — озерная ли это форель или «залетная», то есть приходящая снизу на время нереста или кормления.

Как ни хотелось нам искупаться, но мы понимали, что удовольствие это мало приятное, если учесть, что температура воды не превышала +10° С.

Помимо Голубого озера, нас интересовали Турьи горы.

... Турьими горами называют западное продолжение Ацетукско-Агепстинского хребта и его северные отроги в истоках Длинной (Тихой) речки и Безымянного вышеупомянутого левого притока р. Мзымты. В плане (сверху) рисунок хребтов напоминает паука. Высота этих гор не превышает 3000 м и колеблется в пределах от 2000 до 2800 м над уровнем моря. Относительные перепады высот (от горных вершин до дна долин) составляют 500—700 м. Самый характерный элемент рельефа — это троговые (корытообразные) долины рек Тихой и Голубой, хорошо выработанные в верховьях долин цирки, а на склонах долин кары, а также многочисленные осыпи (обвалы) и различного вида морены. В большей мере облик современного рельефа обязан когда-то сильно развитому здесь древнему оледенению. Вероятно, это было тогда, когда на Великой русской равнине лежал материковый ледник.

Своеобразию рельефа Турьих гор способствовало и геологическое строение. Этот район сложен в основном среднеюрскими вулканическими горными породами, то есть порфиритами, турфогенными песчаниками и конгломератами. Здесь повсеместно пласты горных пород поставлены на голову вертикально, чем и создают необычные формы рельефа: клыки, башни, гигантские отполированные снегом и льдом стенки — своеобразные каменные зеркала.

Район Турьих гор труднодоступен, но все же иногда туристские группы проходят через перевалы Надежда (между Длинной и Безымянной реками) и урочища Ворота (в бассейне Бзыби). Много еще здесь загадок как для географов так и для туристов.

Голубое озеро редко посещается, поскольку к нему трудные подходы. К тому же оно находится на территории Кавказского государственного биосферного заповедника. Примерно 30—40 лет назад, когда эта территория не была заповедной, тут производился выпас скота и даже была построена молочно-товарная ферма на одной из самых крупных полян в бассейне Безымянной реки. К этим вот местам и была проложена конная тропа, которая начиналась у устья р. Тихой. От первой поляны от устья в ее долине тропа уходила вправо на водораздельный хребет между реками Длинной и Тихой. Затем она опускалась в долину Длинной и, пропетляв по ней 5 км, снова уходила на водораздел Длинной и Безымянной рек. Пройдя крутой польем через пихтовый лес, тропа выводила на большую луговую поляну (где была когда-то молочно-товарная ферма) и поднималась в субальпику к границе леса, затем и к Голубому озеру.

В настоящее время от тропы остались небольшие фрагменты. Сейчас по ней редко кто ходит, и потому она сильно заросла.

Возвращаться обратно в свой базовый лагерь на Ацетукские озера пришлось по этой самой злополучной тропе. Первоначально мы планировали на маршрут один день, а затратили два, измотавшись до полного изнеможения. Нам пришлось испытать на себе все трудности дебрей горных лесов Мзымты, которые сродни африканским джунглям. Тропа заросла пустырником и высокой травой, где преобладали крапива, ежевика и борщевик. В густой чаще травостоя нас подстерегали «живые» камни, ямы, поваленные стволы де­ревьев. Путь часто преграждали завалы и лесная чаща, обвитая лианами. Обход таких препятствий занимал много времени и очень выматывал. К тому же сильно кусали оводы, комары и мошка.

С большим трудом мы отыскали едва заметные признаки тропы, зарубки и метки туристов на деревьях. Но, пройдя десяток и реже сотню метров, снова попадали в труднопроходимую чащобу леса.

Переправы через реки были смыты. Особенно озадачило, и сильно огорчило нас отсутствие моста через р. Мзымту (чуть ниже устья р. Тихой). Несколько лет назад здесь был добротный мост, а сейчас от него не осталось и следа. Как переправиться через бешено мчащуюся реку, несущую в водном потоке камни? Возвращаться обратно в долину р. Тихой не хотелось, так как путь к Ацетукским озерам по «мифической тропе» так же долог и труден, что и к Голубому озеру. К тому же заканчивались контрольные сроки возвращения в базовый лагерь, по истечении которых нас будут искать. Совсем случайно Саша Токарев нашел брод через р. Мзымту (примерно на 1 км ниже устья р. Тихой). Этот брод был своего рода подарок за все наши мучения и смертельную усталость. Легко преодолев мелкую и довольно спокойную Мзымту, мы с трудом выползли на плановую туристскую тропу, а к вечеру этого же дня, исцарапанные и измотанные до предела, вернулись в свой базовый лагерь.

 

«Штурм» ледника отменяется
 

Ледники неохотно раскрывают свои тайны, а многие просто не удается раскрыть по разным причинам. Главная из них — это их труднодоступность. К числу таких сложных ледников относятся пять, расположенных в истоках р. Тихой на горе Агепста с северо-восточной стороны. Самый большой из них —ледник №6, наибольшая длина которого 0,8 км, а площадь 0,83 км. Занимает медник широкий, но короткий кар, в связи с чем ширина его превышает длину почти в два раза. Язык ледника короткий, разбит большим количеством трещин, как поперечных, так и диагональных. С порога кара язык свешивается двумя потоками льда, от которых начинаются ручьи. Наиболее длинный и низко спускающийся в долину — правый. Конец языка на всем протяжении плоский, приплюснутый, только в средней части имеет обрывы, откуда происходят обвалы в долину. Таков «портрет» ледника. Нам предстояло узнать, насколько он изменил свои размеры с момента последнего его исследования (1970 г.).

Еще в начале века, по данным К. И. Подозерского, здесь, на Агепсте, был единый ледник, который называли Химса-Анеке, по площади в два раза больший, чем современный ледник №6. К 1970 г. вследствие общего планетарного потепления климата, а следовательно, и распада ледников в горах Химса-Анеке разделился на три части, значительно сократив первоначальные свои размеры.

С этой целью отряд гляциологов в составе Бориса Тарчевского, Кости Самаркина-Джарского в сопровождении четырех «шерпов» (добровольных помощников в переноске груза) отправились 6 августа к этому таинственному глетчеру. Первоначально все были уверены в успехе, но на самом деле случилось все иначе и не так, как мы предполагали.

Тропы на хребте Угловом и в долине р. Тихой почти заросли. Отыскать их, как и тропу к озеру Голубому, оказалось делом нелегким. Основательно измучившись, отряд вышел на панорамную точку, с которой Химса-Анеке смотрелись как на ладони. То, что увидели гляциологи, сильно озадачило их. Ледник был неприступен. Он свисал голубым языком с бараньих лбов. Ниже его валялись огромные глыбы льда. Все бараньи лбы вблизи ледника забиты снегом. Точки съемки оказались труднодоступны и небезопасны. Видимо, ледник за последние два десятилетия не сократил свои размеры, а, наоборот, увеличился. Он наступил, но на какую величину вырос, нам пока не дано знать.

Другие соседние ледники тоже «чувствовали себя неплохо». Их размеры мало изменились. А мы пришли к выводу, что для более детального исследования оледенения в истоках Мзымты нужно будет организовать специальную экспедицию.

 

Ацетукское ожерелье
 

Ацетукские озера являются своеобразным вознаграждением за трудные километры туристам, идущим из Красной Поляны на озеро Рица. Путь к этим озерам совпадает с маршрутом туристских групп на Ацетукский перевал. Он хорошо известен и описан в путеводителях. Значительно хуже освещены в них сами озера, о них туристам практически ничего неизвестно, за исключением названий, которые они получили в честь первоисследователей Кавказа: Н. М. Альбова, А. Л. Рейнгарда и Е. И. Морозовой-Поповой, посетивших эти озера еще в конце прошлого и начале нашего столетий.

Ацетуки (так называют их туристы), ставшие популярными в последние годы, расположены в скалистых амфитеатрах на северном склоне Ацетукско-Агепстинского хребта в истоках рек Азмич, Тихой (левые истоки р. Мзымты) и Мзимны, воды которой текут на юг к р. Лашипсе и к озеру Большая Рица. Озера, находившиеся на северном склоне этого хребта, отделяются друг от друга скальными перемычками с легко проходимыми седловинами, образуя цирки в истоках рек Азмич и Тихой.

До сих пор в этом районе не было определено число озер. Традиционно считалось, что здесь всего три озерных водоема: Альбова, Рейнгарда и Евгении Морозовой. Но на самом деле их более десятка. На наш взгляд, эти крохотные голубые жемчужины следует отнести к числу так называемых озерков, уступающих по своим размерам названным трем озерам, но они соседствуют рядом и гармонично вписываются в высокогорный ландшафт, по настоящему украшая его.

Озеро Рейнгарда

Озеро Рейнгарда

До нашего возвращения с Голубого озера отряд Бориса Тарчевского произвел топографическую съемку озер Евгении Морозовой и Рейнгарда. А теперь предстояло провести комплексное исследование Ацетукских озер. Начнем описание их с левых истоков р. Азмич. Здесь в общей сложности находится шесть озерных водоемов. Самое большое из них озеро Евгении Морозовой. К нему мы отправились вверх по тропинке в направлении пенистого водопада, падающего со скальной стенки поперечного уступа (ригеля), подпруживающего это озеро. Оно названо в честь молодого и очень талантливого географа — ассистентки Высших женских курсов в Одессе Евгении Морозовой-Поповой, безвременно погибшей в 28 лет при аварии парохода «Меркурий», затонувшего вблизи Одессы 15 июня 1916 г. Она руководила тремя экспедициями на Кавказ, организованными Крымско-Кавказским горным клубом, исследовала озера Большую Риду и Кардывач, сделав их съемку. Созданные ею батиметрические карты не потеряли своего значения до сегодняшнего дня. Побывав на Ацетукских озерах в 1912 г., она мечтала сделать подробные карты этих озер, но не успела. Спустя 35 лет озера были исследованы Ю. К. Ефремовым. Их красочное описание, к сожалению, очень краткое, дано в его книге «Горными тропами Черноморья».

Озеро Евгении Морозовой расположено в каре на высоте 2056 м над уровнем моря, площадь водоема 18 000 м2. Максимальные глубины — 10 м — приурочены, как и у всех карово-котловинных озер, к задней стенке кара, а в данном случае ближе к южной стороне. Берега озера опускаются к зеркальной глади вод крутыми, почти отвесными, бараньими лбами. И только северные берега водоема пологие, поросшие травой и с многочисленными крупными камнями. Отсюда вытекает река, сперва спокойная, а затем обрывается вниз десятиметровым водопадом. Тыловая часть кара за озером встает отвесно-ступенчатой стеной. Лиловато-коричневые пласты слагают склоны Ацетука внушительными крутонаклонными плитами, косыми гладкими зеркалами по нескольку сот квадратных метров каждое. С южной стороны с бараньих лбов в озеро ниспадает ручей.

Даже в пасмурную и ветреную погоду властно покоряет голубизна, а порою синева его вод, в дополнении с белизной плавающих в нем льдин, и никого не оставляет равнодушным. Как-то сразу хочется окунуться в его прозрачную, как слеза, воду, но не тут-то было, температура воды в ясную солнечную погоду в августе не поднимается выше 13° С.

В озеро с южной стороны часто сходят снежные лавины. Они-то постепенно и сокращают время существования озера.

Оно безжизненно, водная растительность отсутствует. Вокруг на берегах растет рододендрон, а выше по склонам карабкается вверх березовое криволесье.

Радует глаз панорама гор Кардывачского горного узла и долины р. Азмич, которая открывается со своего рода балкона, то есть края обрыва, на северном берегу. Отсюда можно увидеть внизу два нижних озера среди субальпийских лугов и березового криволесья. Когда проходишь мимо, с тропы не замечаешь этой своеобразной и скрытой красоты... мы решили назвать их Бумерангом и озером Забвения.

Озеро Бумеранг находится вблизи водопада среди понижения в конечной морене на высоте 1987 м над уровнем моря. Свое название оно получило из-за формы, очень похожей на Бумеранг. Площадь водоема приблизительно 2000 м2, максимальные глубины приближены к 2 м к северной стороне. Дно ровное, илистое, но усеяно каменными глыбами, со средним диаметром 1,5 м. Берега в основном пологие (за исключением восточной и юго-восточной сторон), поросшие высокой травой и кустарни­ком. Вода в озере исключительно чистая и имеет темный цвет. Озеро лишено жизни. С северной стороны из него вытекает ручей, который впадает в следующее озеро.

Озеро Забвения расположено на 50 м ниже и также занимает одно из понижений на конечной морене. По размерам оно уступает своему соседу, площадь не более 1000 м2, а максимальная глубина около 1 м. Свое название получило из-за редкой посещаемости, хотя тропа проходит в 100 м от него, но озеро скрыто в буковом и березовом криволесье. Несмотря на скромные размеры, этот водоем не лишен очарования. Здесь первозданный хаос камней, в акватории буйные высокие травы, на берегах скромные рощицы бука и белоствольных берез.

Заканчивая описание озер в правом истоке р. Азмич, нельзя не упомянуть о крохотных озерках, расположенных выше и восточнее озера Евгении Морозовой в значительных понижениях бараньих лбов. Таких водоемов здесь три, размеры их от 100 до 500 м2. Питаются они преимущественно от таяния навеянных снежников, поэтому вода в них всегда холодная. Некоторые из них вскрываются частично (из-за обилия снега) или иногда совсем не вскрываются.

Озеро Рейнгарда притаилось в левом истоке р. Азмич, в соседнем каре на высоте 2180 м. По своим размерам (площадь около 10 000 м2) оно уступает озеру Евгении Морозовой. Названо в честь известного исследователя Кавказа А. Л. Рейнгарда, посетившего Ацетукские озера в 1911 — 1913 гг.

Путь к нему проложен от озера Евгении Морозовой. Часто теряющаяся в каменном хаосе тропа идет на запад в направлении двух внушительных по размерам каменных останцев, названных нами в шутку «два балбеса», и выводит на седловину под стеной Ацетукского хребта.

Отсюда открывается великолепный вид на озеро Рейнгарда с хоботообразным мысом и большим снежником, «въехавшим» в акваторию водоема, и льдинами, плавающими в его голубых водах. Если подняться чуть повыше на ближайший останец, то можно увидеть во всей красе озеро Евгении Морозовой и ее спутников — меньших собратьев — озера Бумеранг и Забвения. Таким образом, поднявшись сюда, на панорамную точку, можно сразу полюбоваться всеми Ацетукскими озерами (за исключением озера Альбова).

Спуск к озеру Рейнгарда несложен, он проходит по травянистому склону (крутизной 30-35°) и занимает всего 5—10 минут.

Берега доступны, и поэтому небезынтересно обойти вокруг него. С восточной стороны озерный водоем забит лавинным снегом, и поэтому граница между его акваторией и берегом едва угадывается. Ближе к выходу из кара сразу за снежником в озеро вдается мыс — «хоботок», представляющий собой продолговатый холм с понижениями. Видимо, его образование связано с обвалом восточного склона, о чем напоминают каменные глыбы, разбросанные здесь. С северной стороны берега пологие, поросшие рододендроном. Где-то под камнями журчит вода, а ближе к обрыву вырывается бурным речным потоком и падает вниз в долину Азмича внушительным водопадом. С западной стороны дикий хаос камней, по которым стекает ручей в озерный водоем. Южные берега также имеют небольшую выположенную плоскость (15—20м), над ней возвышается стена бараньих лбов со срывающимся сверху речным потоком.

Дно озера неровное, с огромными камнями, четко просматривающимися в голубой воде. Максимальные глубины (около 7 м) находятся в южной части акватории, а наименьшие — в северной (1,5—2,0 м), где хорошо видно дно.

Озеро сурово, в его холодных водах жизнь полностью отсутствует.

Вблизи него, на бараньих лбах, в скальных ваннах привлекают внимание еще три небольших озерка, площадью 100—200 м2, питаемых талыми и дождевыми водами.

 

Озеро Альбова

 

Логичным завершением экскурсии на Ацетукские озера может быть посещение озера Альбова, тем более что путь к нему совпадает с маршрутом на озеро Рейнгарда. Для этого следует обойти его сверху под Ацетукской стеной, первоначально по выположенным бараньим лбам (своего рода балконам над озером), а затем по краю обширного снежника с выходом на следущую седловину, ведущую в верховья правого истока р. Тихой.

Внизу под седловиной, в 100 м ниже, видно еще одно небольшое озерко (не более 500 м2), почти полностью погребенное под снегом. Озеро Альбова расположено левее (по ходу) и выше него, за скальной перемычкой, отходящей от основного Ацетукского хребта, в нижней части кара, на высоте 2077 м. Площадь его равна 6000 м2. Глубина пока не известна, измерить ее из-за отсутствия времени не удалось.

В плане озеро имеет овальную форму и вытянуто с запада на восток. Как и все предыдущие озера, оно относится по происхождению к ледниковым карово-котловинным. У него типичная крутая скальная задняя стенка кара. В северной части водоема на ригеле залегает лавинный вал длиной 20—25 м и высотой 4 м. Видимо, в акваторию бьет снежная лавина, формируя яму выгибания и этот вал. С западной части озера спокойно вытекает ручей, который далее врезается в толщу морены и увеличивает свое падение. Посредине озера, чуть ближе к восточному берегу, лежит огромный валун, возвышающийся над поверхностью водоема на 1,5—2 м.

Вода в озере имеет насыщенный синий цвет, и здесь плавают отдельные льдины. На некоторых из них «намазан» мелкозем с растительными остатками. Это еще раз подтверждает, что в озеро зимой падают снежные лавины, видимо, с юго-восточной стороны.

Выше озера Альбова расположено небольшое (диаметром 20—30 м) моренно-запрудное озеро.

Озеро Альбова очень живописно: «Красой ни с одним из озер не равно».

 

Кардывач — чемпион красоты

 

Среди многочисленных озер Большого Кавказа есть такие, красота которых особенно западает в душу и заставляет восхищаться ими, сколько бы ты их ни посещал. К подобным озерам относится группа Кардывачских озер, расположенных в истоках р. Мзымты в 44 км от курортного поселка Красная Поляна и в 100 км от Черноморского побережья в районе города Сочи.

Кардывач — самое большое из всех озер, площадь его 133 тыс. м2, а максимальная глубина 17 м. Озеро находится на границе лесной и субальпийской зон на высоте 1837 м над уровнем моря.

Когда поднимаешься к озеру снизу, из долины р. Мзымты, по пологой хорошо набитой тропе, встреча с ним происходит неожиданно. За очередным поворотом тропы шум говорливой Мзымты утихает, течение ее замедляется на ровной травянистой поляне. Здесь реку можно спокойно перейти вброд. А далее... возникает неведомо откуда озеро с синевой тихих спокойных вод. Кардывач расположен среди грозных круч, образующих зубчатый амфитеатр. С запада возвышается, словно могучий исполин, гора Лоюб, высота которой достигает почти 3000 м. С восточной стороны водоем обрамляют неприступные кручи Кардывачского горного узла с белыми шапками вечных снегов, по их склонам спекаются вниз ленты каменных россыпей и снежных лавин, местами врывающихся в акваторию озера. Вдоль берегов растет редкий, искривленный лавинами и большими снегами пихтово-березовый лес. Сверху из узкой и глубокой долины в озеро вливается шумный речной поток Верхней Мзымты. С левого борта в озеро впадают еще два ручья — Кутахеку (Синеозерный) и Лагерный.

Если смотреть на Кардывач с высоты горных хребтов, окружающих его, он предстает синим пятиугольником с немного вдающимся в него лесистым мысом. Что можно предположить в связи с образованием озера?

Очень давно, несколько тысяч лет назад, языки ледников сползали вниз по долине со склонов горного узла Кардывач и Цындышхо. Когда климат стал теплее, ледники отступили далеко в горы, оставив конечную морену — нагромождение валов и мелкоземистого материала. Морена располагается чуть ниже озера, обрамляя озерные луговые поляны. Именно она подпрудила бурные воды Мзымты, образовав озеро Кардывач. Прошли многие сотни лет, поверхность морены поросла пихтовым лесом, а само озеро далеко отступило от своей преграды — плотины. Его оттеснил наносами Лагерный ручей, весело бегущий со склонов хребта Кутахеку. Впадает он в озеро совсем рядом с вытекающей из него Мзымты.

Своеобразен гидрологический режим озера. Семь-восемь месяцев в году оно находится подо льдом. В зимнее время в его окрестностях залегает 3—4-метровая толща снега. Снежные лавины, скатывающиеся с крутых склонов Лоюба, сметают деревья на своем пути. По этой причине строительство в окрестностях Карды-вача невозможно.

Вода в озере всегда холодная. Даже в самые жаркие летние дни температура ее не превышает 12° С. Это объясняется большой проточностью вод, которые вливаются в водоем из Верхней Мзымты, питающейся от многочисленных снежников. Жизнь в озере скудна: она представлена простейшими организмами — коловратками ветвистоусыми и веслоногими рачками. Водная растительность полностью отсутствует. Рыбы в озере нет. Вблизи озера, по левой стороне долины в дальнем южном углу, за полянами притаилось еще одно лесное озерко, но оно почти угасло. Два небольших (100—200 м2) окна чистой воды среди заболоченного луга — это все, что осталось от озерного водоема, имевшего когда-то площадь примерно около 10—15 тыс. м2. Сюда со склонов горы Кутахеку били две лавины. Их следы, зарастающие лиственным лесом просеки, еще хорошо видны Эти снежные лавины и сформировали озерную котловину Но лавинная деятельность заметно сократилась, лишь изредка (примерно один раз в 10 лет) врываются сюда снежные драконы, ломая лес на своем пути. Они-то и не позволяют окончательно зарасти этой поляне.

Помимо озера Кардывач, в истоках Верхней Мзымты немало и других озер, которые чаруют посетителей первозданностью. Это Верхний Кардывач с ледяной синевой вод, зеленоватые глаза Утаенных, кобальтово-синпе Северные (Юхские) озера под горой Цындышхо, Синеокое под горой Кардывач. Они расположены этажом выше в гляциальной зоне, где царствуют ледники и вечные снега.

К ним-то и отправился наш отряд ранним августовским холодным, с обильной росой утром.

Путь к Верхнему Кардывачу и Утаенным озерам начинается от верхней части озера Кардывач, куда впадает бурная Верхняя Мзымта. Здесь находится вход в узкое крутостенное ущелье, зажатое между горой Лоюб и массивом Кардывач и изогнутое крутой дугой вверх по течению влево. В 1,5 км от озера Кардывач на дне долины притаилось мелководное озеро — Средний Кар­дывач. Оно образовалось при подпруживании реки лавинными конусами выноса.

Озеро Верхний Кардывач находится на 350 м выше промежуточного озера на высоте 2472 м над уровнем моря в обширном цирке среди отшлифованных ледником скал — бараньих лбов. В кобальтово-синей воде озера почти всегда плавают обломки нерастаявших льдин. Зеленовато-белые с поверхности, под водой они становятся лазурно-малахитовыми. Как показали измерения, проведенные с нашей миниатюрной оранжевой лодки, глубина водоема достигает 6 м. Это высокогорное сокровище уступает Кардывачу как по своим размерам, так и по площади (17 50ом2). Образовалось оно, возможно, 150—200 лет назад, когда растаяли ледники, заполнявшие цирк Верхней Мзымты.

На следующий день (13 августа) почти все участники экспедиции (за исключением дежурных) отправились исследовать Утаенные и Северные (Юхские) озера. Борису Тарчевскому с Костей предстояло сделать топографическую съемку кара — места расположения Утаенных озер. До сих пор не было известно даже общее их количество и морфологические особенности озерных котловин.

Утаенные озера притаились в южном каре под горой Цындышхо и перевалом, ведущим на северные склоны к одному из притоков р. Цахвоа-Юху. Путь к ним начинается от Среднего Кардывача и проходит по крутому левобережному склону с резким набором высоты по направлению к седловине, западнее горы Цындышхо. Лучше подниматься по едва заметной, часто теряющейся в высокой траве тропе.

Озера находятся на дне обширного кара, имеющего сложную в плане форму. Выход из кара занимает ригель, возвышающийся над дном на 15—20 м с понижением под стеной горы Цындышхо, где вытекает река, падающая вниз водопадом.

Здесь, на дне кара, находятся пять небольших озер-причем два из них моренно-запрудные — на выходе из кара по течению указанной выше реки. Одно имеет овальную форму длиной 50 м, шириной 20 м и максимальной глубиной 1 м. Другое — на выходе кара, еще меньше по размерам — всего примерно 500 м2.

Под бараньими лбами среди снежников — третье озеро, площадью около 1000 м2 и глубиной около 1,5 м. Выше, за внушительным моренным холмом, лежит самое большое озеро, имеющее примерно прямоугольную форму, площадь его 6000 м2, максимальная глубина 2 м. С восточной стороны оно охвачено обширными лавинными снежниками. Пятое озеро — под стеной горы Цындышхо, среди провалов протаявшего снега. Берега озер пологие и там, где отсутствует снег, поросли травой. Поскольку климат здесь суровый альпийский (арктический), жизни в водоемах нет.

Окрыленные успехом в исследовании Утаенных озер, мы задумали побывать и на Юхских озерах. Осуществить этот замысел нам было несложно. Выше Утаенных на востоке просматривалась сравнительно доступная осыпная седловина, окаймленная лавинным снежником. Через нее-то и предстояло нам идти. Подъем сперва проходил по крутому травянистому склону, а затем по нудной мелкой осыпи.

Через полчаса подъема мы стояли на гребне седловины и с восторгом рассматривали развернувшуюся перед нами панораму. На востоке открывалась крутосклонная долина, уходящая далеко вниз в глубокую лесистую долину р. Цахвоа. Это Верхняя Юха (есть еще и нижняя) — безвестная, дикая — самая настоящая «глубинка» заповедника. Слева возвышается черный игловидный пик Смидовича (3141 м) — вторая по высоте вершина заповедника. Справа дыбились скалистые вершины горы Цындышхо.

Озер с перевала не видно. Их заслоняет массивное поле бараньих лбов. Быстро скатываемся вниз по снежникам, пробегаем по гладким, отшлифованным древним ледником скалам и останавливаемся на краю обрыва, очарованные красотой увиденного.

Внизу, на дне глубокой котловины, покоились рядом два больших озера с абсолютно спокойной гладью разных по цвету вод. В них отражались скалистые пики и белое кружево кучевых облаков.

Мир опрокинут, сломан надвое Бездонной емкостью зеркал,— вспомнились мне стихи Ю. К — Ефремова, побывавшего здесь 50 лет назад...

Абсолютную тишину этого утаенного уголка нарушил пронзительный вскрик — сигнал испуганных горных коз­лов. И здесь, метров на 100 ниже, на снежнике, мы увидели стадо серн, голов 15—20. Они бешено неслись от нас в направлении крутых скал (Цындышхо. И вдруг там что-то грохнуло, и сразу по какому-то из кулуаров посыпались с перестуком камни. Один из них едва не попал в испуганную серну.

Отвлеченные на миг этой редкостной сценой, чуть не обернувшейся трагедией для животного, мы снова стали рассматривать озерные водоемы. Затем спустились пониже и поближе к ним с тем, чтобы зафотографировать их.

Бесспорно — это ледниковые водоемы, как и все высокогорные озера (за редким исключением). Они занимают вторую ступень кара (первая — под перевалом над бараньими лбами) на высоте 2446 м и относятся к так называемым карово-ложбинным озерам. Нижнее, меньшее по размерам (площадь 2000 м2), подпружено ригелем. Озеро очень глубокое, а вода темно-синего цвета исключительно прозрачна, так как в водоем не впадает ни одного ручья, а берега сложены скальными породами и поросли травой.

Второе верхнее озеро имеет площадь 17 500 м2, а максимальные глубины 4—5 м. Оно отгорожено от нижнего бараньими лбами шириной 40—50 м и находится примерно па одном уровне с ним. В момент посещения (13 августа 1988 г.) озеро больше чем наполовину было покрыто льдом. По свободной голубой воде плавали «айсберги». В озеро с южной стороны постоянно сходят снежные лавины, поэтому оно быстро деградирует. Из этого водоема вытекает ручей, который падает водопадом вниз по долине р. Юха. Полностью обследовать Юхские озера нам не удалось из-за сжатых сроков экспедиции.
 

Синеокое озеро
 

Погода стояла солнечная и теплая. Вчера отгремела гроза с проливным дождем, который не оставил на нас и сухой нитки при возвращении с Утаенных и Юхских озер. Долго сушились сперва у костра, а затем на жарком солнце. И теперь вот снова в путь к Синеокому с большой надеждой на удачу в его исследовании. Первоначально идем вдоль Кардывача по тропе, окунаясь в обильную холодную росу.

Озеро Синеокое

Озеро Синеокое

Не доходя мыска с Синеозерным ручьем, сворачиваем на тропу, ответвляющуюся от основной и уходящую вверх в пихтовый лес в сторону перевала Кутахеку, вдоль весело журчащего ручья. В скором времени хвойный лес сменяется криволесьем и субальпийскими луговинами, и все тропинки резко устремляются вправо в направлении горы Кутахеку, оставляя Синеокое озеро далеко влево. Оно находится где-то там, под горой Узловой Кардывач, пока в невидимом для нас каре. Оттуда вытекает река, падающая вниз к Синеозерной реке каскадами водопадов. Выйдя в верхнюю часть цирка, откуда хорошо видна седловина перевала Кутахеку, сворачиваем влево и сперва пологим травянистым склоном, а потом по бараньим лбам идем в направлении Узлового Кардывача, обходя внушительный снизу скальный клык. Скоро он останется позади и где-то внизу, а мы выходим к цели нашего путешествия — Синеокому озеру. Оно, как и предыдущие, увиденные нами озера, занимает продолговатую скальную котловину, среди бараньих лбов, на высоте 2457 м.
 

Среди гранитных грозных гор

В стране лозоревых озер

Живет одно.

Нежданно взгляд его сыскал:

Как в чаше каменной, средь скал

Таилося оно.

Эти строки написал Ю. К. Ефремов, когда побывал у Синеокого. «Равных ему я еще не встречал»,— таково было восторженное мнение Саши Токарева, который неистово щелкал затворами своих фотоаппаратов, стремясь запечатлеть редкую красоту этих мест.

Озеро Синеокое

Озеро Синеокое

Озеро имеет сложную форму, в плане приблизительно напоминающую цифру 8. Берега его образованы гранитными горными породами, массированно обработанными ледником. Правый берег водоема неприступен. Прямо в воду обрываются скальные кручи. Левый берег, осложненный тремя мысами, более пологий, но возвышается над уровнем воды на 2—3 м. Сюда-то мы и спустились. Задняя часть водоема (что ближе к стенке кара) полностью забита лавинным снежником, язык которого спускается в кобальтово-синие воды озера, и как-то неестественно ярко голубеет в его глубине. Снежные лавины, бьющие в акваторию водоема,— главный виновник его быстрой деградации. Примерно посередине озера вдоль продольной оси сквозь прозрачную синюю воду просматривается каменная гряда — лавинные отложения. По этой причине озеро имеет небольшие глубины.

Как показали измерения, площадь водоема составляет около 8000 м2, максимальные отметки глубины достигают 5 м.

Впервые это озеро увидели в начале нашего века спутники Евгении Морозовой. А первое исследование провел Ю. К. Ефремов в предвоенные годы. Он-то и назвал его Синеоким.

Искушение искупаться в таком озере всегда велико, но редко кто это делает, поскольку температура воды в нем в самый жаркий летний день не поднимается выше 13—14° С.

 

Даешь Цахвоа!
 

Что известно нам об озерах и ледниках в долине р. Цахвоа — самом крупном правом притоке р. Малой Лабы? Как проложить маршруты к этим, еще неведомым горным водоемам? Какую стадию развития переживают ледники: наступают или отступают?

Ответить на эти вопросы пока трудно. Исключение составляет озеро Инпси, которое уже изучалось, но все-таки еще недостаточно.

Если к Кардывачским и Ацетукским озерам ведут проторенные тропы, то озера и ледники Цахвоа труднодоступны. С юга стеной встает хребет Кавказа, а с севера вечный покой озерных вод охраняет бездорожье. Правда, по долине Цахвоа проложена снизу тропа, но она трудна, часто бывает завалена лавинным снегом, поломанными деревьями. И все же мы идем туда, чтобы хоть немного приподнять занавес неизвестности.

На «большом совете» у костра, на берегу тихого и туманного Кардывача, под пологом звездного неба мы обсуждали план работ и уточняли свой дальнейший маршрут. Через какой перевал нам пройти к озеру Инпси — через Кардывач или Цындышхо? При посещении Синеокого озера была сделана разведка первого перевала. Он оказался сложнее Цындышхо — труднопроходимое криволесье на южном склоне и крутые ледник и снежник на северном под горой Узловой Кардывач.

Значит, идем через Цындышхо. Через него я ходил несколько раз. Но теперь этот перевал преодолеть будет труднее, поскольку идти придется с тяжелыми рюкзаками. Как мы ни старались уменьшить их, выбрасывая лишние консервы (в основном рыбные), крупы и сухари, все равно вес за плечами почти у всех был далеко за тридцать килограммов.

На следующее утро, собрав рюкзаки и наведя порядок на бивуаке, с небольшой грустью покинули гостеприимные берега полюбившегося всем Кардывача. Через час, порядком взмокшие от обильной утренней росы и собственного пота, сбросили свою тяжелую ношу вблизи озера Средний Кардывач.

Отсюда надо идти на перевал Цындышхо,— уверенно сказал Борис Тарчевский. Троп здесь нет и поэтому надо выбрать рациональный путь подъема.

После бурных дебатов единодушно решили идти по менее крутым и не столь травянистым склонам. А такой путь только один,— под горой Цындышхо, откуда спускался обширный конус выноса с узкой лентой снежника в верхней части.
 

Итак, вперед и вверх, а там...

Ведь это наши горы.

Они помогут нам.

Но горы действительно помогают разумным. Правильно выбранный путь в горах позволяет сэкономить силы и время, а самое главное, избежать «приключений» — опасностей, которые в горах прямо-таки подстерегают вас. Скажем, стоит свернуть здесь направо — сразу влезешь в высокие травы на крутом склоне или попадешь в цепкие объятия криволесья. Налево тоже уходить нельзя, там бараньи лбы и скальные кручи горы Цындышхо. Горовосходителю необходимо обладать своего рода чутьем выбора маршрута. Правда, блуждает в горах почти каждый, но все же руководитель группы должен уметь определить правильный путь.

К сожалению, тропы на перевал Цындышхо нет. Ее и не может быть, так как вряд ли она будет заметна в хаосе камней, на снежниках и бараньих лбах.

График движения нашей группы был таков: 15—20 минут ходьбы, 10 минут отдыха. Причиной столь медленного движения были тяжелые рюкзаки. На привале за короткое время отдыха надо отдышаться, унять боль в спине, обсушить (или снять) пропитанную потом рубашку... В таком вот темпе мы «ползли» вверх по бесконечным камням, бараньим лбам и снежникам до самого перевала в течение 5,5 часа. Впереди нас маячила узкая седловина перевала. Казалось, она совсем близко, но на самом деле до нее было еще далеко. И все же мы ее достигли.

Отдышавшись, мы огляделись вокруг. Позади, словно призрак, высилась мрачная пирамида Лоюба. Она часто исчезала в плотной пелене облаков. Временами там громыхали раскаты грома.

А впереди, внизу, у нас под ногами лежало узкое неприветливое ущелье р. Инпси с крутыми скалистыми склонами и лавинными снежниками на его дне. Озеро Инпси отсюда не видно, его загораживает отрог хребта, отходящий от горы Кардывач. Справа из-под этой горы в ущелье сползает ледник удивительно правильной формы.

А вот и объект наших исследований. Смотрите — это классический каровый ледник. Здесь все есть, резко очерченный язык ледника, боковые морены, ригель. «На последнем можно поставить палатку, установить приборы»,— пояснял нам Костя, будущий гляциолог.

Сильные порывы ветра и надвигающаяся серая туча прервали отдых. Пора и спускаться, через два часа начнет темнеть. Спуск в ущелье не оставил приятных воспоминаний, так как силы были уже на исходе. К тому же пришлось сперва почти бежать по крутой каменистой осыпи, временами балансируя на отдельных камнях, а потом преодолевать скользкие, травянистые склоны, переходить дважды вброд бурную реку.

Вблизи одного потока, вырывающегося из-под конца Кардывачского ледника, мы расстались с нашими гляциологами. Боря и Костя ушли туда, наверх, чтобы произвести описание и съемку ледника, заложить репера и контрольные точки. Вся эта работа будет делаться впервые, так что их по праву можно назвать первоислодователями. Забегая вперед, следует сказать, что они полностью выполнили намеченное. Теперь появилась реальность повторить измерения, а значит, можно будет определить и динамику этого ледника.

Со вздохом облегчения вышли на тропу у перегиба долины на ее правом борту. Найти эту тропу было просто необходимо, так как другого пути здесь нет, везде непроходимое криволесье и крутой уступ долины.

Тропинка, хитро петляя по лесному хаосу и сплошным зарослям родедендрона, резко спускается вниз и наконец-то выводит нас к желанной цели — озеру Инпси. Оно уже погрузилось в вечерние сумерки, окунулось в туман., а вода приняла серый, какой-то непривлекательный цвет.

На лице Саши разочарование. Что же здесь снимать — горы далеко, растительности мало. Лужа какая-то, а не озеро.

Но это было не так. Я неоднократно бывал на Инпси, облазил его берега, делал съемку водоема. И каждый раз озеро виделось в ином цвете. Оно было неповторимо и своеобразно. Особенно интересны отдельные озерные уголки с их непередаваемой своеобразной красотой диких берегов и зеркальных вод. Это я и попытался доказать требовательному фотографу. Только на следующий день он по достоинству оценил озеро, истратив, на него немало дефицитной цветной пленки.

Найти место для бивуака на берегах Инпси нелегко С северной стороны болото, а на других берегах огромные камни и покатые склоны. Поэтому лагерь разбили на отмели в дельте р. Цахвоа, впадающей в озеро.

 

Озеро Инпси
 

Оно расположено на дне долины, на высоте 1920 м, в верхнем течении р. Цахвоа. Его иногда называют Цахвоа, на ряде карт оно обозначается Дамхорсом. Общепринятое его название — Инпси. Этот горный голубой водоем надежно спрятан в глубине Кавказского государственного биосферного заповедника, труднодоступен и удален от населенных пунктов. Чтобы добраться до него, надо ехать километров 25 по горной дороге от Псебая, а затем карабкаться по кручам вверх во течению р. Малой Лабы и р. Цахвоа еще километров 35. Есть и другие пути к озеру — через перевалы Главного Кавказского хребта, среди которых самый простой Аджарский, выводящий на Аватхару и озеро Рица.

Трудности и опасности пути к водоему компенсируются созерцанием той редкой красоты, которая свойственна многим высокогорным озерам Кавказа. Оно поражает голубизной, зеркальной гладью воды, отражающей заснеженные вершины. А крохотные каменные островки, разбросанные по акватории водоема, кажутся сказочными.

Озеро возникло в результате грандиозного горного обвала, происшедшего во время сильного землетрясения. Огромные каменные глыбы запрудили бурную горную р. Цахвоа, образовав обширный водоем площадью 75 000 м2 (глубина до 4 м). О случившейся катастрофе до сих пор напоминают обвалившаяся гора с отвесной скальной стеной и огромные глыбы, лежащие на склонах и на дне долины, а также в самом озере. Среди этого хаотического нагромождения камней в районе запруды блестит, словно изумруд, еще одно небольшое озерцо с кристально чистой голубой водой. Туристы называют его почему-то «Озером трех разведчиков». Оно не лишено экзотики. Вокруг циклонические каменные глыбы, свалившиеся сверху. Впору вспомнить слова великого И. В. Гете, вложенные в уста Фауста:
 

Поныне тьма каменьев стопудовых

Валяется.

Кем брошены они,

Молчит философ, что ни сочини,

Нет объяснений этому толковых,

Скала лежит — и пусть себе лежит,

И объяснять тут — праздный труд и стыд

На каменных утесах растут приземистые корявые сосны, раскидистые, с огромными корнями, словно щупальцами спрута, опустившимися вниз и охватывающим камень со всех сторон.

Озерцо словно аквариум, в голубой воде на дне видны до мельчайших подробностей поваленные стволы деревьев коряги, камни. Исключительно прозрачная вода создает иллюзию мелкого водоема. На самом же деле в некоторых местах толща воды доходит до 3—4 м.

Берега Инпси — и исключительно живописны. Правый (восточный) берег крутой и безлесный, сильно изрезанный, с небольшими уютными бухточками. Левый — пологий, поросший березовым лесом, с небольшим» травянистыми полянками.

Инпси питается двумя бурными реками, одна из которых (Цахвоа) впадает в верхней его части, образуя обширную дельту. Другая река берет начало с ледников горы Кардывач, обрушивается вниз с левого борта долины красивым водопадом, после чего разветвляете на ряд потоков и впадает в озеро с западной стороны. Эти потоки несут много взвешенных твердых частиц которые, осаждаясь, образуют вдоль берега песчаные косы.

Уровень озера сильно меняется от сезона к сезону Весной, в период таяния снегов, оно переполнено талыми мутными водами, а осенью сильно мелеет, понижая свой уровень более чем на метр.

Температура воды в озере даже в летнее время не превышает 10°С. Замерзает Инпси в конце октября-ноябре и находится подо льдом 6—7 месяцев. Оно практически лишено жизни, в нем нет ни водорослей, ни рыбы.

Это мало изученное озеро до сих пор имеет много загадок. Вот одна из них. В мае 1982 г. работники Кавказского государственного биосферного заповедника, прибыв на озеро, обнаружили, что оно... исчезло. На месте водоема блестела небольшая лужица. Что же произошло? При исследовании обнаружили в теле плотины направленное вниз отверстие, в которое с глухим урчанием уходила вода.

Многие предрекали, что озеро никогда уже не возродится. Однако с 1983 г. Инпси, как и прежде, излучает свою голубизну, и так же тихи и спокойны его светлые воды. Повторится ли еще подобное и сколько лет будет существовать это великолепное творение природы? Чтобы с уверенностью ответить на вопросы, надо провести детальные гидрологические исследования, а сделать это не так просто. И все же предварительные данные говорят о том, что озеро и впредь будет периодически осушаться и вновь заполняться.

Представляет интерес и такой факт. При моем посещении Инпси десять лет назад поверхностного стока из озера не было, ни одна река не вытекала из него. Сток осуществлялся подземным путем. Вода фильтровалась через каменистое тело плотины и появлялась на поверхности в 150—200 м ниже озерного водоема, образуя бурный порожистый поток. Сейчас из озера вырываются две бурные реки. Чем это объяснить? Видимо, произошла закупорка каналов подземного стока или повысился уровень воды в водоеме. В настоящее время он действительно очень высок, даже притопил низкие берега.

 

Наперекор стихии

 

Встреча с незнакомыми природными объектами всегда волнует душу и вызывает желание получше изучить их. Такие чувства мы испытывали, готовясь к походу к озерам, расположенным в истоках р. Цахвоа. Первое, что нас озадачило, как называть эти озера. Это и было предметом спора в один из вечеров на берегу озера Инпси. Дотошный Костя пытался докопаться до истины. Почему же получили название «Аджара», гора и перевал в истоках р. Цахвоа? Есть Большая и Малая Аджара — левые притоки р. Дамхурц. «Тогда как называть озера в верховьях этих рек? Аджарскими, что ли?» — с жаром говорил он.

В самом деле, здесь какая-то топонимическая неразбериха. Как известно, Аджария находится на юге Грузии. В то же время Аджара (аджарэ) у адыгов означает сорт груши. Так почему же укоренились эти названия? И как в целом называть группу озер в истоках р. Цахвоа?

«Давайте назовем их Верхне-Цахвинскими, а каждое озеро тоже должно получить свое название. Не под номерами же они должны существовать»,— предложил Саша Токарев. Все согласились с ним, почувствовав себя первооткрывателями.

«Итак, завтра выходим»,— последовала команда, несмотря на то что долину внизу затягивало облаками и оттуда дул ветер. Едва мы успели залезть в палатку, как по ее крыше застучали первые капли дождя. С мелкими перерывами он лил всю ночь.

Утро было пасмурное, неприветливое, вершины затянуты плотной пеленой облаков, но дождь перестал. Воспользовавшись временем передышки в непогоде, быстро собираем рюкзаки и выходим на тропу. Она вьется правым бортом долины по субальпийским лугам и через небольшие березовые рощицы.

Идти по маркированной, хорошо набитой конями тропе легко, но мокровато. С первых шагов мы сразу окунулись в мокрую высокую траву и кустарник. К тому же снова пошел дождь. Но нам теперь уже все равно...

Через два часа ходу мы сбросили основательно потяжелевшие от дождя рюкзаки. Дальше продолжать путь нет смысла — «плаваем» в тумане, кроме ног впереди идущих, ничего не видно. Конечно, двигаться по тропе можно и даже перевалить на юг к Риде. Но как же озеро? Выходит, надо ставить палатки и ждать улучшения погоды. Пришлось терпеливо выжидать под карнизом большого камня момента, когда перестанет дождь. Ливень не утихает, и мы ставим палатки под дождем. Теперь намокли и они. К счастью, в рюкзаке есть сухие теплые вещи. Переодеться и влезть в спальный мешок — это ли не блаженство в такое ненастье! О костре и горячей пище можем только мечтать. Развести огонь в такую погоду можно, но очень трудно, да и дров поблизости нет. Значит, лучше сухой перекус и спать до окончания дождя. Непогода держала нас в осаде остаток дня и всю ночь.

Только на следующее утро осадки прекратились. Воспользовавшись затишьем, я сделал «рывок» за дровами в ближайшую небольшую рощицу леса в полукилометре от нашего лагеря, где нашел сухое деревце, из которого удалось разжечь костер, чтобы приготовить завтрак.

Но едва мы собрали свои рюкзаки, как снова пошел дождь. И все же, несмотря на это, мы отправляемся вперед, к озерам... За крутым поворотом долины тропа раздваивается. Левая (по ходу нашего движения), маркированная, уходит через реку в направлении четко выраженной глубокой седловины. Это перевал Квата, через который можно попасть в верховья р. Аджара (левый приток р. Дамхурц). В истоках его находится безымянная, еще никем не исследованная группа озер. Правая тропа сразу после развилки направляет на левый (орографически) склон долины и, полого поднимаясь, выводит в кар в левых истоках р. Цахвоа.

В отличие от других каров здесь просторно, спокойно обтекаемо, дно кара задерновано, а река еще не успела врезаться в его днище. И только внешнее обрамление внушительно и не лишено величия, гребень Главного водораздела встает зубчатой скалистой стеной.

-А где же озера? — недоумеваем мы. Оказывается, под скальной стенкой! Спешим туда, предполагая увидеть что-то необыкновенное. Озера занимают дальний угол кара, как бы прижимаясь к его задней стенке, приуроченной к восточному склону горы Аджара. Их здесь три, разные по площади, форме и происхождению. Самое большое из них карово-котловинного типа площадью 58 000 м2 расположено на высоте 2500 м и подпружено внешне невзрачным, едва возвышающимся над водоемом ригелем. Через него прорывается речной поток, который дальше течет по выположенному днищу кара. Берега озера пологие (за исключением западной стороны, что ближе к склонам г. Аджары). С этой, а также южной стороны озерную гладь воды обрамляют лавинные снежники. Одна из лавин с тыльной (западной) стороны бьет в акваторию водоема. Поэтому берега здесь круто обрываются в воду, и вблизи угадывается (по цвету воды) яма лавинного выбивания и лавинный вал, оконтуривающий ее. К сожалению, нам не удалось произвести измерения глубин водоема, и поэтому о форме озерной котловины и ее отдельных элементах мы пока ничего не можем сказать.

На поверхности озера плавают льдины. Оно вскрылось в начале августа, и вода в нем еще холодная (всего 4—5° С).

Рядом у задней стенки кара притаилось еще одно озерцо. Оно еще не полностью освободилось ото льда и снега. Но уже можно понять, что его котловина образована в рыхлых лавинных отложениях.

Здесь же среди моренных холмов, чуть выше (на высоте 2530 м), находится другой водоем площадью примерно 2500 м2. Он забит снегом, а на свободной водной поверхности плавают льдины.

Эта группа озер своего рода указатель пути на Аджарский перевал. От большого озера тропа уходит вверх на пологие бараньи лбы, а затем через разрушенные легко проходимые скалы выводит на гребень перевала. Поэтому, поразмыслив, мы решили назвать большое озеро Светикель, то есть озеро, указывающее или освещающее путь на перевал. Маленькое озерцо получило название Карлика, чуть большее стало Сателитом.

Захотелось взглянуть на эти горные сокровища откуда-то с высоты и запечатлеть на фотопленку. Сверху озера всегда смотрятся красивее и к тому же позволяют лучше понять их происхождение и отдельные морфологические особенности. Для этого карабкаемся на север по травянистым склонам на гору, заслоняющую долину Цахвоа.

По-прежнему пасмурно, серо и как-то неуютно вокруг. Клочья тумана ползут по склонам, временами заслоняя темные воды озер.

«Неужели не удастся сфотографировать! Жаль, если эти озера останутся «за кадром». Выходит, зря сюда шли»,— досадует Саша.

Словно услышав наши мольбы, природа смилостивилась. К полудню облака стали рассеиваться, и вот первые лучи солнца прорезали их и обласкали все вокруг. Наша мокрая одежда, подсыхая, «запарила», а Токарев сиял, готовя свои фотоаппараты для съемки.

Внизу сквозь рваные белые клочья облаков, на днище кара, светились удивительной голубизной наши озера. В искрящейся под лучами солнца воде купались белым айсберги. И куда только девались серость красок, дискомфорт и наше уныние. Солнце всегда творит чудеса, а здесь, высоко в горах, тем более.

«Ребята, вижу еще одно озеро, нет не одно, а несколько!» — скороговоркой выпалил Токарев. «Откуда здесь озера на вершине горы? — недоумеваю я. — Как это раньше я их не замечал, летая на вертолетах». Но, подумав, сообразил, что в то время они были закрыты толщей снега, а сейчас оттаяли.

Мы стояли на верхушке платообразной горы. От горы Аджара она отделяется глубоким корытообразным желобом, дно которого находится на уровне нижних озер. Долина-желоб обтекает ее и впадает в основную долину Цахвоа. С другой стороны гора обрывается крутыми уступами к этой долине.

Изолированная платообразная гора обработана ледником Когда-то, в далекие времена, ледник обтекал эту гору со всех сторон. Однако следы его деятельности видны и здесь, на вершине, поскольку вокруг нас всюду отшлифованные почти до блеска гранитные скалы. В понижениях, в своеобразных скальных ваннах, при заполнении талой ледниковой водой образовались озерные водоемы. В самой крупной впадине синеет озеро замысловатой формы, похожее на лепесток цветка. Берега его пологи и сложены гранитными горными породами. Рядом с ним блестят, словно драгоценные камушки, еще несколько мелких водоемчиков. Они совсем недавно освободились из объятий навеянных снежников, которые повсюду вблизи. Видимо, снежные толщи, залегающие большую часть года, диктуют режим озерных водоемов, их развитие, вскрытие ото льда, температуру воды и т. д.

«Давайте назовем самое большое — озером Бориса Тарчевского,— говорят ребята,— он заслужил такую честь». Уже много лет подряд самодеятельный ученый исследует озера и ледники горного Причерноморья, сделал топографические съемки на горных массивах Фишта, Псеашхо, Кардывача.

... Но вот экспедиция подошла к концу. В горах появились первые признаки осени. Засветились яркими огоньками крокусы, на деревьях зажелтели листья, после очередной непогоды на горных вершинах заискрилось снежное серебро. В последний вечер мы сидели у костра и, задумчиво глядя в полыхающий огонь, тихо напевали:

У берез пожелтела листва, По утрам замерзает вода, Значит, время пришло опять Нам с тобой по домам уезжать.

Так куда следующая экспедиция? — спрашивали меня ребята.

На Восточный Кавказ, а может, и на Имеретинские горные озера. Готовьтесь серьезно, там будет трудно.

статья из журнала Кубанский краевед

 

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: Дecять плюc 3 прибавить ceмь (ответ цифрами)



 

 

Проводник в горы