Теберда — синеглазая фея

 

автор материала Тихомиров В.Р.
 

Перейти к содержанию книги

 

Вспоминаю знойные долины,

Вспоминаю вечные снега.

Вьется, вьется лента серпантина,

Теберды петляют берега.

...Так ты мне запомнилась навеки;

Так вошла мне в сердце,

Теберда: Слезы и смеющиеся реки,

Снег и солнце, радость и беда...

 

Юлия Друнина
 


 

Теберда — синеглазая фея...Она хранит чистоту своих синих вод от истоков, вырывающихся из-под заснеженных глетчеров Домбая, до самого устья и даже дальше. Влившись в Кубань, Теберда продолжает напоминать о себе короткой прозрачной прядью воды, сквозь которую виден каждый камешек.

С незапамятных времен тебердинская долина была одним из важнейших торговых путей (самым коротким), ведущих с Черноморского побережья в беспредельные степи Северного Кавказа. Венчающий верховья одного из истоков Теберды Клухорскнй перевал упоминается греческим ученым Страбоном (I в. до н. э.). В летнее время этим путем пользовались купцы из приморской колонии Диоскурни, располагавшейся близ устья реки Кодорн (неподалеку от нынешнего Сухуми). Затем их сменили византийцы, экспортировавшие аланам через Клухор вместе со своими товарами христианскую веру. В тебердинской долине, в девятнадцати километрах к югу от Карачаевска, над аулом Нижняя Теберда на красноватом утесе белеют стены сентинского храма X—XI веков, внутри которого кое-где сохранились остатки фресок. В последующие столетия клухорскую тропу освоили генуэзские и венецианские купцы. На карте, составленной в 1367 году венецианцем Франческо Пиццигани, изображен караванный путь через Клухорский перевал, долину Теберды, Маринское ущелье и т. д., ведущий с Черноморского побережья в закаспийские земли.

В конце XIV века нашествие монголов вынудило остатки аланских племен уйти глубоко в горы — в теперешние области Карачая, Балкарии и Осетии. Смешавшись с кипчаками и другими тюркоязычными-племенами, они сыграли основную роль в формировании карачаево-балкарской народности.

В тебердинской долине карачаевцы поселились в конце XVII века, когда ими был основан невдалеке от нынешнего города Теберды аул Джемагат (в переводе — общество)(Cчитают, что в лермонтовской поэме «Хаджи-Абрек» имеется в виду именно он («Велик, богат аул Джемат, он никому не платит дани»), хотя общий вид джемагатской долины не соответствует описанию окрестностей Джемата). Но вскоре, в самом начале XIX столетия, в долину из-за Клухора была занесена чума, истребившая большую часть жителей. Эпидемия прекратилась в 1811 году, однако в 1830-м вспыхнула с новой силой, и долина Теберды была на несколько десятилетий покинута людьми. Карачаевцы стали называть ее Адам-Крылген — место гибели человека. До сих пор в Карачае широко известна старинная песня «Эмина» (то есть «Верная», имеется в виду неотвязчивость чумы), повествующая о гибели Джемагата.

Около полувека тебердинская долина, внушая людям суеверный страх, оставалась необитаемой. Одичали сады, заросли дороги и тропы, растительность завладела развалинами аулов. В огромном количестве развелись олени, медведи и кабаны. И лишь изредка в дремучих, забытых лесах Адам-Крылгена находили приют лихие абреки.

«Эмина» обусловила собой чрезвычайно запоздалое освоение долины. Первые поселения появились здесь только в 1879 году: карачаевские аулы Сенты и Тебердинский (ныне Нижняя и Верхняя Теберда). Место, где ныне располагается знаменитый город-курорт, стало заселяться лет на двадцать позже, уже после постройки Военно-Сухумской дороги.

В 1910 году по предложению Георгия Михайловича Гречишкина, врача из станицы Лабинской, неутомимого исследователя Теберды, XI съезд русских врачей вынес решение «о необходимости подробного метеорологического и физико-географического исследования тебердинской долины как возможного горно-климатического курорта». Рекомендации патриотов-ученых были реализованы в полной мере лишь после Великой Октябрьской социалистической революции.

Еще сильнее запоздало альпинистское освоение Домбая.

Заглянем в «Путеводитель по волшебной Теберде» В. Н. Смирнова, изданный в Ростове-на-Дону в 1914 году. Он детально описывает все пансионаты и дачи в поселке; о расположенном же в 23 км Домбае приводится единственная «информация»: «В ущелье Домбая растет трава, от которой пьянеют лошади». Вплоть до начала XX века один из замечательнейших альпинистских районов мира оставался абсолютно неизвестным (в то время как соседний Эльбрус, например, был покорен в 1829 году).

В 1901 —1904 годах председатель Русского горного общества Александр Мекк и швейцарский альпинист Андреас Фишер совершили на Домбае ряд труднейших первовосхождений. Знаменитый швейцарец писал впоследствии в своей статье, помещенной в «Ежегоднике Русского горного общества», о том, что Домбай «напоминает Западные Альпы, в особенности Дофинэ, но красотой, богатством ледников, роскошью лесов и растительности превосходит все, что можно видеть в Альпах».

Сегодня эта красота оберегается как всенародное достояние. В марте 1936 года решением ВЦИК и СНК РСФСР верховья реки Теберды объявлены «полным государственным заповедником республиканского подчинения». Тебердинский заповедник — это сверкающий мир горных вершин с неповторимыми очертаниями. Вот Белалы-Кая, огромная скалистая пирамида, словно плывущая в небе, Сулахат, изумительно напоминающая спящую женщину, кривой, как ятаган, Зуб Софруджу, гордый Эрцог, поражающий своей правильностью шпиль пика Инэ. Все эти и многие другие вершины с висящими на них розово-голубыми ледниками видны одновременно с прославленной Домбайской поляны. Эти снеговые исполины лежат всего в 60 км по прямой от берега Черного моря! (На территории заповедника свыше ста ледников, 95 процентов расположено на высоте свыше 2000 м над уровнем моря.) В заповеднике более семидесяти горных озер и множество водопадов. Растительность поражает своим разнообразием и неожиданностью сочетаний. Степной ковыль соседствует с северянкой брусникой. Рядом с тундровым карликовым березовым криволесьем — представители третичной субтропической флоры (у самого подножия ледников!): лавровишня, падуб колхидский и многие другие.

В долинах рек (Уллу-Муруджу, Азгек, Муху, Джемагат, Бадук с Хаджибеем и др.) и по склонам хребтов раскинулись хвойные и лиственные леса (пихта кавказская, сосна крючковатая, ель восточная, тис ягодный, клены — высокогорный, остролистный и красивый, граб, кавказский, бук восточный). Над верхней границей леса— заросли рододендрона кавказского. На высоте 2200—2500 м субальпийские луга с гигантскими зонтичными растениями, иногда скрывающими всадника с лошадью; еще выше — альпийское низкотравье, усеянное маленькими пестрыми пятнышками цветов. Одних цветковых растений в заповеднике насчитывается 1175 видов, из них 186 —эндемики Кавказа.

Встречающиеся здесь в изобилии представители мезозойской эры — хвощи и папоротники — натолкнули свыше тридцати лет назад ныне известного советского биолога А. А. Малышева на мысль о возможности выращивания в Тебердинском заповеднике их ровесника — знаменитого женьшеня. Поиск оптимальной среды для культивирования чудодейственного корня занял у Малышева и руководимой им лаборатории семь лет. Было установлено, что границы возможного ареала женьшеня на Кавказе совпадают с границами распространения бука восточного в пределах 600—1400 м над уровнем моря.

И вот на экспериментальных плантациях заповедника уже больше тридцати пяти лет выращивают женьшень (до этого он никогда не произрастал в горах Кавказа). Установлено, что препараты из акклиматизировавшегося в Закубанье женьшеня по своим целебным свойствам существенно превосходят аналогичные препараты из женьшеня, взращенного в Китае и Корее. Успешный эксперимент ученых заповедника, подтвержденный внедрением в практику работы лесных хозяйств, показывает, что на Северо-Западном Кавказе можно создать вторую после Дальневосточной промышленно-сырьевую базу выращивания этого волшебного реликта.

Полвека существования Тебердинского заповедника доказали, что человек может не только охранять дикую природу, но и способствовать ее развитию. Леса, подверженные хищническим рубкам и пострадавшие от пожаров дозаповедного времени, возвращаются к своему первозданному состоянию. Затухают процессы эрозии альпийских лугов, вызванной бессистемным выпасом скота: травянистые склоны гор и верховья речных долин вновь обрели свой естественный покров. Поднялась выше верхняя граница леса: молодые деревья, устремившись навстречу горным вершинам, захватили более тысячи гектаров земли, ранее вытоптанной скотом.

Самобытен животный мир заповедника, в значительной степени представленный эндемиками Кавказа. В альпийской зоне, на узких перемычках горных хребтов, огибая жандарм, вы можете увидеть в непосредственной близости от себя западно-кавказского тура, которого иначе называют еще туром Северцова, в хаосе скал и крупных осыпей услышать в двух-трех шагах характерный писк кавказского улара — горной индейки, увидеть проносящихся почти над самой головой быстрых и любопытных альпийских галок. Над бездонным провалом между пиками вершин лениво парят громадные хищники. Это — или бородач-ягнятник, или беркут, а может быть, белоголовый сип.

Ниже, в субальпике, нередко можно встретить серну, горностая, каменную куницу, а из птиц — кавказского тетерева и каменную куропатку — кеклика.

Еще ниже, в лесах, селятся кабан, медведь, лесная куница, кавказская лисица и белка, завезенная сюда из Алтайского заповедника и превосходно здесь акклиматизировавшаяся. Белки удивляют путешественника полным пренебрежением к нему как возможному источнику опасности. Они способны затеять игру в двух шагах от сидящих людей; проходя по тропинке, можно увидеть над самой головой белку, которая невозмутимо тебя разглядывает, держа в зубах шишку и почесывая брюшко. Реже, чем в Кавказском государственном биосферном заповеднике, расположенном на территории Краснодарского края, здесь встречаются олень, косуля, рысь и лесной кот. В кроне деревьев — несмолкаемый птичий гомон.

Всего па территории Тебердинского заповедника постоянно обитает 137 видов позвоночных животных, в том числе 87 видов птиц (не учитываются еще 80 видов пернатых - пролетных, кочующих и зимующих, которые здесь находят себе приют весной, осенью и зимой).

Заповедный режим исключительно благоприятно сказался на состоянии животного мира верховий Теберды. Почти в три раза увеличилось поголовье туров и серн. Количество охотничье-промысловых птиц высокогорья (уларов и тетеревов) на каждые 100 га альпийских лугов и скальных участков заповедника в два-три раза больше, чем в смежных районах.

Работники заповедника не только охраняют фауну тебердинских верховий, они способствуют ее развитию. Летом дикие животные получают минеральную подкормку, а зимой — сено и веточный корм. Служба заповедника ведет учет диких животных и изучает их образ жизни. В целом деятельность заповедника как научно-исследовательского учреждения заключается во всестороннем изучении природного комплекса в динамике его развития вследствие естественных процессов. Последние полтора десятка лет исследования проводятся здесь по Международной биологической программе, а их результаты публикуются в научных трудах заповедника.

Ландшафтный облик Тебердинского заповедника невозможно представить себе без его блещущих рек. Даже тот, кто не был здесь, при первом взгляде на карту убеждается в том, что схема истоков и верхних притоков реки Теберды является как бы скелетом заповедника.

Центральный исток Теберды — река Аманауз берет начало с ледника того же названия. Невдалеке от места рождения в него грандиозным водопадом обрушивается приток, выбивающийся из-под ледника Северный Софруд-жу. Далее, в самом центре Домбайской поляны, которую считают красивейшим местом на Кавказе, в Аманауз с противоположных сторон впадают два больших, симметрично расположенных притока — Алибек и Домбай-Ульген. Алибек начинается на одноименном леднике, который пользуется широкой популярностью благодаря тому, что этот огромный глетчер прекрасно виден с тропы, доступной любому путешественнику. Алибекский ледник венчают вершины Джаловчат, Эрцог (гора, которую под названием Ерцаху абхазы почитали священной: легенда рассказывает, что на ней покоятся якорь и обломки корабля, разбившегося об ее скалы). Далее к востоку высятся Чхалта-Дзых-Баши, Задняя и Передняя Велала-Кая. Еще дальше горы, окружающие исток Аманауза — большой снежный купол вершины Софруджу с характерным зубом, вершина Аманауз-Баши с почти отвесными стенами, горный массив Джугутурлючат, состоящий из ряда остроконечных пиков с висящим у их подножия ледником. На южном берегу Домбай-Ульгена, который образуется от слияния реки Птыш, стекающей с Птышского ледника, и реки Чучхур с двумя большими водопадами, высятся пик Инэ, скалистая вершина Птыш и Домбай-Ульген (4040 м) —самая высокая вершина горного Закубанья.

Все эти перечисленные вершины обрамляют сплошной стеной, встающей на юге, Домбайскую поляну. С севера эту поляну ограничивают высокие хребты Мусса-Ачитара и Семенов-Баши, в узкий зазор между которыми вырывается Аманауз. В шести километрах ниже по течению в Аманауз справа впадает Гоначхир, образующийся в результате слияния рек Клухор и Бу-Ульген. Вверх по дикому Гоначхирскому ущелью уходит к Клухорскому перевалу Военно-Сухумская дорога.

Как ты мне памятен, привал У Гоначхирского ущелья! Скалистый коридор глубок, На диких кручах пихты виснут, Отвесными стенами стиснут, На дне беснуется поток...—

так писала об этих местах поэтесса Вероника Тушнова в своей поэме «Дорога на Клухор».

Место впадения Гоначхира в Аманауз считается началом реки Теберды.

В 4—5 км ниже по течению Теберда принимает почти симметрично впадающие притоки: справа — Уллу-Муруджу, слева Бадук с притоком Хаджибеем (Некоторые авторы считают, что, наоборот, Бадук является притоком Хаджибея, и называют нижнюю часть потока (после слияния) Хаджибеем.). В долинах этих рек расположены наиболее крупные озера заповедника — Муруджинские, Бадукские, Хаджибейское. Еще ниже — вновь два почти симметричных притока: слева — река Муху с притоком Азгек, в верховьях которого много озер, справа — уже упоминавшийся Джемагат, в его долине нарзанный источник, а на многочисленных живописных притоках еще более живописные озера.

О власти Теберды над воображением человека поэт Николай Асеев написал: «Красавица Теберда берет за сердце, покоряет навсегда своих поклонников. Я не знаю, как для других, но для меня Теберда — вторая родина, более близкая душе, чем моя Курская сторона. Я здесь научался видеть мир в его огромных масштабах; я понял работу земли... Драгоценная, дающая силу, радость и жизнь, долина реки Теберды, благодарю тебя за твою красоту, свежесть и радость, которыми ты даришь нас!»

Район Теберда — Домбай сегодня один из самых популярных в стране центров туризма, горно-лыжного спорта и альпинизма. Десяток туристских маршрутов через перевалы Птыш, Киче-Муруджу, Алибек, Джаловчат, Семидесяти трех, Бадукский, Хутыйский, Мухинский, Эпчик и другие ведут отсюда в смежные туристские регионы Кавказа: Архыз, Абхазию, верховья Кубани и далее в Балкаршо (высокогорная часть Кабардино-Балкарской АССР) и Сванетию. В последние годы здесь широко развернулось строительство целого ансамбля многоэтажных гостиниц и турбаз, канатных дорог кресельного и гондольного типов, ведущих к местам горно-лыжных стартов и к панорамным точкам («кругозорам»), А древний международный караванный путь через Клухорский перевал, по снегам которого в дни войны советские альпинисты вывели из Теберды в Абхазию (перед самым приходом немцев) лечившихся в ней испанских детей, вновь стал международной артерией. Ежегодно через него тропою дружбы между людьми всех краев света проходят тысячи советских и иностранных туристов.

 

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: От пяти отминycовать тpи (ответ цифрами)