ДО ПОСЛЕДНЕГО ПАТРОНА

 

перейти к содержанию книги  :: перейти к содержанию раздела

 

 

П. Н. ШТАХАНОВСКИЙ

бывший комиссар 30-й Иркутской стрелковой дивизии

 

В числе других соединений Черноморской группы войск, участвовавших в боях за Туапсе, была и 30-я Иркутская дивизия под командованием полковника Т. Н. Аршинцева, получившая за боевые отличия почетное звание 55-й гвардейской.

Особенно ожесточенными и непрерывными были атаки фашистов с целью захвата Лысой горы и Волчьих ворот, чтобы выйти в Фанагорийскую долину, занять населенный пункт Шаумян и прорваться к Туапсе. Бывали дни, когда Лысая гора содрогалась. Все горело от огня фашистской артиллерии и налетов авиации. Гитлеровцы выпускали тогда до восьми тысяч снарядов, и их авиация делала до шестисот самолето-вылетов. Артиллерийский обстрел и бомбежка горы вдоль и поперек перепахали все подступы к ней.

Но ничто не смогло сломить волю гарнизона 35-го стрелкового полка, оборонявшегося здесь. Наши воины проявляли исключительную стойкость, мужество, отвагу, выдержку и железное упорство, чтобы удержать свои позиции, которые враг упорно штурмовал.

Хотя Лысая гора несколько раз переходила из рук в руки, но в результате удачных контратак подразделений полка оставалась за нами как важный опорный оборонительный пункт, преграждавший фашистам путь на Туапсе. Понятно, что гитлеровцы во что бы то ни стало стремились захватить гору, не считаясь с большими потерями, к тому же на это их толкало приближающееся осенне-зимнее ненастье. Поэтому командование дивизии принимало все меры к тому, чтобы наша оборона стала неприступной для гитлеровцев. С 29 сентября по 6 ноября 1942 года нашей дивизией было уничтожено 5332 солдата и офицера, 3 артиллерийские и 6 минометных батарей, 46 орудий, 16 тяжелых минометов, 4 бронемашины, 9 тягачей, 62 автомашины, 17 мотоциклов, 72 станковых пулемета, 3 самолета, захвачено 170 пленных.

Во время этих тяжелых боев проявился героизм наших солдат и офицеров. Красноармеец Есипов в одном бою уничтожил 30 фашистов. Лейтенант Малых во время атаки ворвался во вражеский окоп, захватил пулемет и, несмотря на ранение, стал вести огонь, уничтожив более 50 гитлеровцев. Снайпер сержант Саратанец убил 48 фашистов и довел свой счет до 300 гитлеровцев. Он был награжден орденом Ленина. Федор Задесенко уничтожил 56 гитлеровцев. Опыт меткой стрельбы он постоянно передавал бойцам Свидунову, Гаврилову, Никотенко, Омельченко и Руденко.

9 ноября 1942 года у высоты 249,6 шестая рота 256-го стрелкового полка полдня обороняла рубеж. Силы иссякли, боеприпасы на исходе. Фашисты, пользуясь превосходством сил, начали окружать наших воинов. Вражеский пулеметный расчет, находившийся в дзоте, угрожал с правого фланга. Тем временем гитлеровцы заходили в наш тыл. Каждая минута промедления могла быть последней. Гвардии политрук Александр Поли-карпович Кириченко бросился к амбразуре фашистского дзота. Он метнул несколько гранат, но пулемет не умолкал. Тогда политрук телом закрыл амбразуру. Рота удержала рубеж. Посмертно А. П. Кириченко было присвоено звание Героя Советского Союза.

...Безымянная высота. На ней расположилось боевое охранение 35-го стрелкового полка в составе тридцати шести человек во главе с командиром старшим лейтенантом Синельниковым и политруком Ерохиным. Неожиданно поблизости раздалось нестройное «ура». Синельников и Ерохин почувствовали, что-то подозрительное было в этом крике. «Хитришь, фриц»,— сказал старший лейтенант Синельников и отдал приказ готовиться к бою.

Загремели выстрелы, вместо русского «ура» раздались стоны и ругательства на немецком языке. Триста гитлеровцев шли в атаку на высоту. Старший лейтенант Синельников знал, что по уставу боевое охранение может отходить, давая нашей обороне время для подготовки к встрече с врагом. Но Синельников с политруком Ерохиным решили остановить фашистов, несмотря на большое превосходство их в численности.

Первый удар принял на себя расчет бронебойщиков. В бою расчет погиб, только раненый парторг Иван Палишко продолжал вести огонь по врагу из винтовки. Фашисты атаковали станковый пулемет сержанта Георгия Ломадзе. Метким огнем он отразил их атаки. Четыре раза гитлеровцы бросались на воинов боевого охранения и откатывались с большими потерями. Вскоре Ломадзе был тяжело ранен. Его сменил Кошубяка, но и его ранило. За пулемет становится политрук Ерохин. Фашисты несли большие потери, но продолжали лезть на высоту. Вышел из строя пулемет. Ерохин вместе с солдатом Гридчиком гранатами стали забрасывать наступающих.

В этом бою погибли и командир старший лейтенант Синельников, и политрук Ерохин, и почти все бойцы. На высоту ворвались фашисты. В полном окружении оказалась последняя группа наших воинов — парторг Полешко, сержант Вонцинский, солдаты Шевченко и Кошевец. Кончились боеприпасы, осталось несколько гранат. Полешко принимает решение прорваться через окружение, пустив в ход последние гранаты. Но в неравном бою все геройски погибли, кроме сержанта Вонцинского. Его, тяжелораненого, захватили в плен. На высоте царила суматоха, и ею воспользовался сержант. Собрав последние силы, он бросился с обрыва и скатился вниз. Гитлеровцы открыли по нему беспорядочный огонь. Пришел в себя в высохшем ерике.

Товарищи по оружию решили отомстить за гибель героев. На следующий день контратакой подразделений 35-го стрелкового полка фашисты с высоты были выбиты.

...В одном из боев за Лысую, когда враг ворвался на гору, в траншеях завязался рукопашный бой. На старшего сержанта Герасима Кучерявого двинулась группа автоматчиков. Подпустив их как можно поближе, боец гранатами подорвал и себя, и фашистов.

Вспоминая мужество, отвагу и стойкость, которые проявляли солдаты, сержанты и офицеры нашей дивизии в боях с врагом, как бы видишь, какой ненавистью горели их сердца к фашистам. Как беззаветно они сражались за честь и свободу своего народа. В решающие минуты боя они не задумывались, рискуя жизнью, бросались на врага. Поднимая товарищей в атаку, шли впереди коммунисты и комсомольцы. В памяти нашей навсегда остались сильные духом воины Кириченко, Кучерявый, Синельников, Ерохин, Гринцпель, Костюк и многие другие. Двадцать пять воинов дивизии получили высокое звание Героя Советского Союза. Это ли не гордость, это ли не слава 30-й Иркутской!

Вот почему гитлеровцы были бессильны прорвать нашу оборону и выйти к Туапсе. Наступившие осенние холодные дожди создавали большие трудности в подвозе продовольствия и боеприпасов, мешали активным действиям вражеской авиации. Все это создавало среди фашистов упаднические и даже пораженческие настроения.

Вот строки из письма немецкого солдата, отправленного им 1 ноября своим родителям: «Дорогие родители! На Кавказе теперь не только отдельные могилы, а целые кладбища. Я готов ко всему. Сомневаюсь, увидимся ли мы еще раз». И дальше: «Сегодня воскресенье всех святых, а мы, несчастные люди, ничего не видим и не слышим. С каким удовольствием каждый из нас пошел бы в церковь. Но русский «орган» играет нам предсмертную песнь...»

Основными причинами таких упаднических настроений являлись не только тяжелые напряженные бои, которые 125-я пехотная дивизия фашистов вела на нашем участке обороны, но прежде всего массовый героизм советских воинов, их мужество и стойкость.

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: К двухcтам прибавить cто пятьдecят пять (ответ цифрами)