НО ВРАГ НЕ ПРОШЕЛ

 

перейти к содержанию книги  :: перейти к содержанию раздела

 

 

С. М. САРКИСЬЯН

бывший начальник политотдела 408-й стрелковой дивизии

 

Наша 408-я стрелковая дивизия формировалась в Ереване весной 1942 года как национальное соединение. Ее созданию уделяли самое пристальное внимание ЦК Компартии, правительство и общественные организации Армянской ССР. На командные должности были выдвинуты кадровые командиры — майоры Сурен Бабаян, Тигран Саядян, Арамис Ефремян, старшие лейтенанты Николай Тюрин, Иван Давыдов, Арцруни Кцоян. В политработу включились опытные партийные, советские работники, деятели науки, культуры и искусства республики—Галуст Манучарян, Геворг Кацахян, Николай Саргсян, Гарегин Петросян, Мкртич Нерсесян, Артем Шахбазян, Арам Инжикян, Паруйр Исаакян и многие другие.

В дивизии имелись 22 первичные парторганизации,на учете в которых состояли 2327 коммунистов. Каждый четвертый воин дивизии был комсомольцем.

10 сентября 1942 года 408-я стрелковая дивизия, имея /своем составе 11500 человек, из Армении через Поти морем была направлена на фронт. 15 сентября она вошла в состав 47-й армии и заняла оборону на северовосточном побережье Цемесской бухты.

408-я дивизия принимала активное участие в боях против немецко-фашистских войск и против 3-й румынской горно-стрелковой дивизии в районе станицы Абинской. Ее 672-й стрелковый полк, усиленный 2-м дивизионом 963-го артполка, и учебный батальон решительной атакой освободили населенные пункты Чуматов, Эриванский, Первый Греческий, Красная Победа, за что удостоились благодарности Военного совета армии, а многие из воинов были награждены. Успешные боевые действия под Абинской имели важное значение: это в определенной степени сорвало планы гитлеровцев, стремившихся прорваться по побережью через Геленджик в Туапсе.

К этому времени гитлеровские стратеги перенесли главный удар на туапсинское направление. Командование ЧГВ подтянуло сюда свои резервы. 28 сентября 1942 года командир 408-й дивизии полковник П. Н. Кицук получил приказ: 408-й стрелковой дивизии без 672-го стрелкового полка, 2-го дивизиона 963-го артполка, учебного батальона сосредоточиться в районе Геленджика для погрузки на корабли и отправки в Туапсе. 672-й стрелковый полк, учебный батальон и артдивизион были оставлены в составе 47-й армии и обеспечены необходимыми для жизни и боя материальными средствами, транспортом. 408-я стрелковая дивизия без одной трети своего состава морем прибыла в Туапсе и ко 2 октября сосредоточилась на внешнем обводе Туапсинского оборонительного района. Тылы ее вышли из Геленджика своим ходом по забитой войсками шоссейной дороге, находившейся под вражеской бомбежкой.

3 октября противник главными силами ворвался в долину реки Гунайки, овладев населенными пунктами Маратуки, Котловина, Гунайка. Образовалась огромная брешь в обороне 18-й армии, открывшая путь к долине реки Пшиш. В этот же день 408-я стрелковая дивизия получила приказ: «Выдвинуться на рубеж реки Пшиш, занять оборону высот 601,7; 994,2 с задачей не допускать противника в долину реки Пшиш и выхода его к побережью в направлениях Тихоновки и Туапсинского шоссе. Основную группировку иметь на участке Алтубинал — хутор Пелик. Готовность к обороне — к утру 5.10.42 года. Установить связь с 40-й бригадой и 383-й стрелковой дивизией. Выступать на этот рубеж утром 4.10.42 года».

Дивизия была включена в состав 18-й армии и ночью выступила походными колоннами по извилистому Туапсинскому шоссе. Утром 4 октября она подверглась на Гойтхском перевале массированной бомбежке фашистской авиации. По самолетам противника был открыт огонь из зениток батареи лейтенанта Б. С. Качалько, из зенитно-пулеметных взводов стрелковых полков. Бойцы били по самолетам из винтовок. Продолжая путь, дивизия вышла в район сосредоточения и начала готовиться к выполнению боевых задач.

Политико-моральное состояние личного состава было высоким. В пути к переднему краю сотни бойцов подавали заявления с просьбой принять их в ряды Коммунистической партии. Тылы по прибытии разместились в ущелье реки Туапсинки, недалеко от станции Индюк. Передовой обменный пункт расположился в районе села Гойтх, откуда осуществлялось материальное обеспечение подразделений.

5 октября, развернувшись в боевые порядки, части дивизии атаковали противника, прорвавшегося в Перевальное, Канжане и Алтубинал. Уничтожив врага в верховьях долины реки Пшиш, части 408-й стрелковой дивизии, развивая наступление, овладели высотами, прикрывающими Пшишскую долину с севера. На своем правом фланге установили связь с 40-й мотострелковой бригадой.

В этот же день командующий 18-й армией приказал: «Противник теснит 383-ю стрелковую дивизию и распространяется по долине Гунайки на запад... Немедленно занять и оборонять одним батальоном юго-западные скаты высот 489,4 и 618,7, сосредоточить огонь по району Гунайки» '.

Дальнейшее продвижение давало противнику возможность выйти в Островскую щель и балку Холодную. Он мог закрыть вход в долину реки Пшиш, и это угрожало 408-й дивизии быть отрезанной от армии и тыла. Усложнилось положение и на юго-восточном направлении. Группа альпийских стрелков противника проникла в глубину обороны правого фланга наших войск. Штаб ЧГВ обязал полковника П. Н. Кицука, отстаивая рубежи в направлении населенных пунктов Малый Псеушхо, Георгиевское, Греческое, отдельными отрядами -занять перевалы, тропы и высоты 1453, 1253, 1397, 960,1. Для выполнения этой задачи штаб дивизии выделил стрелковую роту, усилив ее минометным, пулеметным и саперным взводами. Четырьмя гарнизонами рота, несмотря на холод и голод, упорно обороняла занимаемые позиции.

6 октября 663-й и 670-й стрелковые полки повели наступление на противника, занимавшего вершины гор севернее Перевального и Гойтха и опрокинули фашистов в долину реки Гунайки. Дивизионная разведывательная рота лейтенанта Паруйра Исаакяна проникла к берегам Гунайки и, встретившись с передовыми подразделениями дивизионной группы Ланца, вступила с ними в бой.

Умело используя силу залпового огня и маневра, она овладела северными скатами высоты 977.

Таким образом, к исходу 6 октября части 408-й стрелковой дивизии, заняв высоты 489,4; 617,7; 618,7, установив связь на левом фланге с 383-й стрелковой дивизией, ликвидировали опасный более чем 35-километровый разрыв в обороне 18-й армии от Алтубинала (высота 601,7) на востоке до высоты 618,7 на западе.

Одновременно поступило сообщение о том, что 672-й стрелковый полк со 2-м артдивизионом и учебным батальоном возвращаются в дивизию. 6 октября они должны были отправиться из Геленджика в Туапсе морем.

К сожалению, этот полк не так быстро, как ожидалось, дошел до дивизии, которая продолжала тяжелые бои на очень широком фронте в сложных условиях горно-лесистой местности, не имея нужной экипировки, горной артиллерии, вьючного транспорта. Командиры и политработники помогали бойцам ориентироваться в лесах и действовать самостоятельно малыми гарнизонами.

5 октября Ставка Верховного Главнокомандования потребовала от командования Закавказского фронта и Черноморской группы немедленно ликвидировать прорвавшегося в долину реки Гунайки и балку Сосновка противника, прочно прикрыть направление Перевальное, Гойтх, Шаумян и ни в коем случае не допускать его выхода к побережью Черного моря. На 9 октября намечался контрудар по основной гунайско-котловикской группировке врага с востока, юга и юго-запада силами 18-й армии. 408-я стрелковая дивизия получила приказ: занять исходное положение в 13.00, начать атаку в 14.00, во взаимодействии с 40-й мотострелковой бригадой разгромить противника в Котловине, далее, наступая на северо-запад во взаимодействии с 238-й стрелковой дивизией, овладеть населенным пунктом Гунайка и развивать успех в направлении горы Гейман.

9 октября, в 14.00, загремела артиллерия. Через двадцать минут пошла в атаку пехота. 663-й стрелковый полк майора Сурена Бабаяна, усиленный 2-м батальоном капитана Арменака Григоряна 670-го полка, поддержанный 3-м гаубичным дивизионом 963-го артполка, нанес стремительный удар из района Перевального по частям 46-й пехотной дивизии неприятеля и овладел северо-восточными скатами высоты 994,2. Продолжая теснить врага, части 408-й стрелковой дивизии 10 октября окружили и уничтожили подразделения 72-го пехотного полка противника в хуторе Сеже. Очистив леса, тропы, лощины горного перевала от фашистов, они отбросили их в долину реки Гунайки.

В этих схватках особо отличились батальоны Арсена Саакяна, Артема Будагяна, Беника Акопяна, роты и взводы Фатуллы Амрахова, Василия Абрамяна, Иллариона Камнева, Рубена Бадаляна. Наши войска разгромили два батальонных штаба, захватили четыре миномета, шесть пулеметов, два склада боеприпасов, узел связи, три рации и взяли несколько человек в плен.

Однако гитлеровцы выдвинули против 408-й стрелковой дивизии на котловинском направлении новые силы. К переднему краю подошли 13-й горно-стрелковый полк фашистов, 54-й охранный и 500-й штрафной батальоны. Частям 408-й стрелковой дивизии удалось закрепиться на высотах, расположенных между пунктами Перевальное, Гойтх, Котловина и Гунайка. Её соседом справа была 40-я мотострелковая бригада, слева — 383-я стрелковая дивизия, которую потом сменила 328-я.

9—10 октября в частях 408-й дивизии находились член Военного совета 18-й армии бригадный комиссар П. В. Кузьмин, заместитель начальника политотдела армии полковой комиссар Г. С. Акопян, представители ЦК Компартии Армении. Они выступали перед бойцами, проводили беседы с офицерами и политработниками, изучали особенности занимаемых частями рубежей, выслушивали доклады и сообщения политработников.

Учитывая, что части армии, ведя непрерывные трехдневные бои, под воздействием авиации понесли большие потери, физически подорваны, нуждаются в восстановлении сил и приведении в порядок, 408-я дивизия, как отмечалось в документах Военного совета 18-й армии, «находится в боевых порядках двумя полками, а третий— на подходе, сильно потрепан в боях на участке 47-й армии. При данном положении наступательные операции невозможны. Необходимо произвести частичную перегруппировку соединений армии в целях сокращения фронта, вывода в резерв части сил и перейти к жесткой обороне». Однако с этим доводом в ЧГВ не согласились и приказали наступать. В этих трудных условиях продолжала вести бой и 408-я стрелковая дивизия.

Подтянув новые силы, 14 октября гитлеровцы одновременно нанесли по войскам 18-й армии два фланговых удара: первый — с Гунайской долины на Шаумян, а второй— из района восточнее Фанагорийского на Садовое, чтобы окружить правую группировку войск 18-й армии и прорваться к Туапсе.

Обрушив на оборону 383, 328, 236-й стрелковых дивизий удар авиации и артиллерии, фашисты прорвались к излучине реки Пшиш и 15 октября вышли к южной окраине Шаумяна и железнодорожному мосту у Островской щели. 408-я стрелковая дивизия оказалась в очень трудном положении.

Вот что писал маршал А. А. Гречко в своей книге «Битва за Кавказ»: «С 14 октября 408-я стрелковая дивизия оказалась изолированной от основных сил, находившихся в районе Индюка. Ее скудные полковые запасы продовольствия и боеприпасов не могли обеспечить нормальный бой действующих подразделений. Дивизия, растянутая в одну линию, не имея сил для создания глубины боевых порядков, очаговой обороной с разрывами между ротными опорными пунктами в 1,5—2 километра в течение шести суток держала полосу шириной 25— 30 километров, ежедневно отбивая атаки наседавшего врага». Далее А. А. Гречко отмечает: «14 октября подошел 672-й стрелковый полк двухбатальонного состава, изнуренный в боях под Абинской, без артиллерии и тылов. Его полковая артиллерия и приданный ему 2-й артдивизион капитана Аветисяна командующим артиллерией 18-й армии были переданы 107-й стрелковой бригаде и поставлены на огневые позиции оборонять Гойтхский перевал».

Следует добавить, что этот полк распоряжением штаба 18-й армии по 17 октября в районе Островской щели готовил саперно-инженерные укрепления для подразделений 107-й стрелковой бригады и лишь после этого продвинулся в Пшишскую долину, соединился с основными силами дивизии и занял оборону на левом берегу реки Пшиш.

«К 19 октября,— продолжает А. А. Гречко,— части дивизии, удерживая оборону на невыгодных позициях, несли большие потери. Иссякли снаряды, мины, патроны для винтовок. Левый берег Пшиша — выгодный рубеж — ни армией, ни дивизией не был подготовлен к обороне. Между полковыми участками и между 408-й стрелковой дивизией и 40-й мотострелковой бригадой каждый разрыв составлял более 2 километров. Разрыв же слева, между 408-й стрелковой дивизией и 107-й стрелковой бригадой,— более 5 километров. Вершины высот 994,2, 977 и 618,6 оказались утраченными.

В такой обстановке, казалось, разумно было отвести полки на левый берег реки, занять выгодный рубеж обороны с сильным предпольем на правобережных полянах. Но командир дивизии, не имея на то приказа, не взял на себя ответственность за подобный шаг».

408-я стрелковая дивизия оказалась с трех сторон зажатой врагом между горными кручами. Проводной связи с армией не имела, радиосвязь работала с перебоями. Единственной дорогой, связывающей дивизию с армией и тылами, стала высокогорная пешеходная тропа через Семашхо. На высотах 489,4 и 618,6 в окружении вел трудные бои батальон 670-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Антонина. Получив приказ, он прорвал вражеское кольцо и занял круговую оборону. На высоте 977 отбивала атаки горно-стрелковых частей группы Ланца разведывательная рота лейтенанта П. Исаакяна. Ее подвигу посвятила статью армейская газета «Знамя Родины». Наиболее отличившихся воинов, в их числе лейтенантов П. Исаакяна, С. Арутю-няна, комиссара К. Горигоряна, сержантов М. Бабаяна, С, Геворкяна, Н, Навасардяна, комсорга Т. Татевосяна Военный совет отметил высокими наградами.

17 октября противник выбросил воздушный десант на плато на левом берегу Пшиша, чтобы разгромить штаб дивизии. Но энергичными мерами штурмовых групп под командованием капитана И. Шиянова и старшего политрука Е. Оганесяна десант был ликвидирован.

Командование не знало истинного положения дел. «408-я стрелковая дивизия отбила 17 октября атаки противника на высотах 879,9; 394,7 и на северных скатах высот севернее Гойтха. Штаб ЧГВ не имеет связи с дивизией и не принимает никаких мер для оказания помощи частям дивизии».

По пешеходной тропе через перевал Семашхо из ЧГВ в 408-ю стрелковую дивизию прибыл генерал-майор Герой Советского Союза А. И. Петраковский, а из 18-й армии— полковой комиссар Г. С. Акопян. Ознакомившись со сложившейся обстановкой и положением дивизии, они согласились с выводами Военного совета 18-й армии о том, что 408-я дивизия нуждается в срочном подкреплении, что необходимо вывести ее во второй эшелон для приведения в порядок, довооружения и пополнения. Однако в те дни 18-я армия вела тяжелейшие оборонительные бои на Шаумянском направлении и не могла оказать этой дивизии помощь.

Для укрепления командования в дивизию были направлены новый начальник штаба полковник А. Е. Шаповалов и заместитель командира дивизии по строевой части полковник Я. Я. Вербов. Штаб 18-й армии приказал командиру 408-й дивизии: оборону высоты 601,7 и восточных скатов высоты 994,2 передать 40-й мотострелковой бригаде, а полосу от высоты 994,2 до балки Холодной оборонять своими частями.

Противник продолжал наседать на оборону 408-й стрелковой дивизии с востока, севера и запада, методически разрушать ротные опорные пункты огнем артиллерии и бомбежкой с воздуха. Не встречая зенитного огня, фашистские самолеты бомбили с низких высот, включали сирены при пикировании. Наряду с этим вражеская авиация опрыскивала лес горючей жидкостью и поджигала его.

День и ночь на заоблачных высотах и в горных теснинах шли кровопролитные бои. Положение усугубилось тем, что на правом фланге 40-я мотострелковая бригада сняла с юго-восточных скатов высоты 994,2 свой 4-й батальон и отвела к Алтубиналу. Разрыв между этой бригадой и 408-й стрелковой дивизией расширился до пяти километров. В это же время из балки Холодной отведен в тыл отряд майора Якушина, и здесь разрыв между 107-й бригадой и 408-й дивизией увеличился до семи километров.

19 октября генерал А. А. Гречко, учитывая создавшуюся на участке 408-й стрелковой дивизии обстановку, принял решение: через перевалы гор Семашхо, Два Брата и Каменистой на усиление обороны Пшишской долины направить 383-ю и 353-ю стрелковые дивизии. Тылы 408-й стрелковой дивизии были переведены из района Индюка в район Анастасиевки, материальное обеспечение осуществлялось по пешеходной тропе через Семашхо. Были созданы отряды по доставке в полки боеприпасов и продовольствия. В Пшишскую долину через горы проникла оперативная группа медсанбата для оказания неотложной врачебной помощи раненым.

Штаб и политотдел дивизии направили своих представителей в полки для оказания помощи командирам подразделений и разъяснения воинам боевой задачи — стойко оборонять занимаемые рубежи. В своей работе они опирались на коммунистов и комсомольцев, которые показывали другим воинам образцы мужества и героизма. В обострившейся обстановке 170 человек подали заявления с просьбой принять их в ряды ленинской партии. За два-три дня партийная комиссия приняла в партию 67 человек. Вступили в комсомол 89 человек.

И враг здесь был остановлен. Потерпев неудачу на подступах к Гойтхскому перевалу, немецко-фашистские войска изменили направление своих основных ударов и при сильной поддержке артиллерии и авиации устремились в направлении села Гойтх и хутора Пелика. «С утра 21 октября 1942 года,— пишет А. А. Гречко,— после мощной артиллерийской и авиационной подготовки немецко-фашистская группировка нанесла главный удар по 408-й стрелковой дивизии из района Островской щели и балки Холодной. Части 97-й и 1-й дивизий противника, наступая с северо-запада на юго-восток вдоль реки Пшиш, смяв левофланговое слабое прикрытие 670-го стрелкового полка, оборонявшего южные скаты высот 977 и 618,6, ударили ему в тыл и окружили командный пункт...» 670-й полк попал в окружение, с запада и с тыла отбивал атаки частей 1-й и 4-й горнострелковых дивизий противника, а с правого фланга и севера — 454-й охранной дивизии и горных полков «Эдельвейс». Штаб полка, отрезанный от батальона, держал круговую оборону. Дрались бойцы и командиры стойко. Рядовой Ш. Лорян из противотанкового ружья подбил танк и тут же был тяжело ранен. Собрав последние силы, он бросился на гитлеровцев с гранатами. Батарея А. Бошяна била по врагу прямой наводкой и, когда кончились снаряды, встретила фашистов гранатами. Воины под командованием политрука Ш. Казаряна бились до последней мины. Взяв приступом огневые позиции роты, фашисты пристреливали раненых в окопах.

Упорно отбивали яростные атаки врага подразделения 670-го полка в районе командного пункта, окруженного противником. Связисты под командованием лейтенанта А. Ламзина и комендантский взвод О. Даниляна пытались контратакой преградить вход в лощину, где находился командный пункт. Фашистов били гранатами, прикладами, ломами, камнями. Бок о бок с бойцами А. Исраеляном, Р. Манташяном, В. Пароняном дрались штабисты, саперы, медики, ценой жизни отстаивая каждую землянку, каждый окоп. Пали смертью героев начальник штаба полка В. Ф. Ковалев, оперуполномоченный В. Григорян, комиссар полка Г. С. Мариносян, парторг Каро Абрамян. Погибли почти все штабные офицеры...

Стрелковые батальоны, зажатые врагом между горными кручами Пшишской долины, под командованием командира 3-го батальона Мельникова, старшего инструктора политотдела Кацахяна и старшего лейтенанта Мер-гелашвили, заняв круговую оборону, восемь суток удерживали занимаемые рубежи. Получив приказ, полк начал побатальонно двигаться на соединение с другими частями. При выходе из окружения пали смертью героев многие бойцы и командиры, в том числе старший политрук Геворг Кацахян.

В тот же день, 21 октября, немецкая 97-я легкопехотная дивизия вместе с 1-й горно-стрелковой дивизией нанесли удар по командному пункту 408-й стрелковой дивизии и по 672-му стрелковому полку, оборонявшему левый берег реки Пшиш на северных скатах горы Каменистой. Двое суток спецчастями командный пункт отбивал атаки неприятеля. Возглавили оборону офицеры штаба дивизии Иван Шиянов, Егише Оганесян, работники политотдела Гарегин Петросян, Николай Саргсян. Командный пункт дивизии силами спецподразделения прикрыл вход в Семашхское ущелье и тропу, ведущую к хребту Семашхо.

Сорвались попытки 97-й легкопехотной дивизии противника окружить и уничтожить подразделения нашего стрелкового полка. Трое суток воины отбивали вражеские атаки в полукольце. Они стойко удерживали занимаемые позиции, испытывая голод и стужу, острую нехватку боеприпасов. На место погибших офицеров становились солдаты и сержанты. Коммунисты сражались на самых трудных участках. Грудью защитил командира полка от вражеской пули журналист Артем Шахбазян. Особой стойкостью отличились батальон

A. Татевосяна и рота автоматчиков лейтенанта С. Мовсесяна. Командир полка майор Т. Саядян был тяжело ранен. Командование принял батальонный комиссар

B. Горигорян, и полк продолжал удерживать свои позиции, не уступив врагу ни пяди земли, до подхода частей 353-й стрелковой дивизии.

В боях за Семашхское ущелье, тропы, ведущие к перевалу Семашхо, и за левобережье Пшиша погибли многие офицеры и бойцы. Так, взвод комсомольца А. Яшина почти весь полег в неравном бою, но позиции свои врагу не уступил.

«Вспомогательный удар 21 октября,— пишет А. А. Гречко,— противник нанес частями 46-й пехотной дивизии и силами группы Ланца на стыке между 408-й стрелковой дивизией и 40-й мотострелковой бригадой на Перевальное».

Командир правофлангового 663-го стрелковогр полка майор Бабаян против наступавшего с северо-востока врага выдвинул роту автоматчиков лейтенанта Караха-няна с задачей не допускать захвата села Перевального с фланга, дорогу Сеже — Перевальное перекрыл взводом под командованием С. Макаряна. Прикрывали огнем открытый стык с 40-й мотострелковой бригадой полковая батарея лейтенанта О. Оганесяна и гаубичный дивизион капитана А. Сохрокова. Политработники полка в подразделениях личным примером воодушевляли бойцов на подвиг. В первый день боя полк отбил все атаки. В боевых порядках рот поддерживали высокий моральный настрой парторг полка Г. Чараев, комсорг С. Маркарян, пропагандист Г. Мкртчян, комиссар полка батальонный комиссар Г. Манучарян. Они решительно поднимали в контратаки наших бойцов.

К утру 22 октября создалась угроза соединения частей 1-й горно-стрелковой дивизии немцев, наступавшей с запада вдоль реки Пшиш, с 46-й пехотной дивизией, наступавшей на Перевальное и Пелик с востока. Чтобы не позволить противнику захватить Перевальное и окружить полк, майор С. О. Бабаян отвел батальоны на левый берег реки и занял там оборону. Однако полк понес большие потери, погибли два командира батальона, четыре командира роты, девять командиров взводов, пять политруков рот. Были тяжело ранены командир полка майор Бабаян и комиссар Манучарян. Здесь полк под командованием прибывшего сюда заместителя командира дивизии полковника Я. Я. Вербова удерживал позиции до подхода частей 383-й стрелковой дивизии. Все попытки врага овладеть левым берегом провалились.

«Несколько дней,— писала армейская газета «Знамя Родины»,— в районах Гойтха, Перевального продолжается ожесточенное сражение. Немцы пытаются прорвать оборону на участках полков Бабаяна, Ефремяна, Саядяна, ежедневно предпринимают несколько безуспешных атак, но теряют сотни убитых и откатываются. С утра до ночи хлещет дождь. Размокли тропы, вздулись, стали непроходимыми горные речушки. На дорогах жидкая, скользкая грязь, в окопах вода. Бойцы до нитки промокли, но драться с наступающим противником нужно. Идет упорный, кровопролитный бой за каждую высоту, за каждую тропинку, ведущую к железнодорожному полотну и Туапсинскому шоссе».

В течение нескольких суток расчлененная на части 408-я стрелковая дивизия отбивала атаки наземных войск противника, принимая на себя бомбовые удары сотен самолетов, преградила фашистам путь к перевалам гор Два Брата, Семашхо, Каменистой.

Драматические события, развернувшиеся в Пшишской долине, явились суровым испытанием для всех частей и подразделений дивизии, для каждого бойца и командира. И все же особую стойкость и отвагу проявили артиллеристы дивизии. В горах артиллеристам приходилось труднее, чем кому-либо. Даже простое перемещение орудий с одной позиции на другую здесь тяжелейший, зачастую на грани риска труд. В горах, где бой идет на вертикалях, труднее организовать систему огня, управление и взаимодействие. Здесь артиллерист рискует каждую минуту встретиться лицом к лицу с противником, вышедшим с флангов или тыла на огневые позиции.

Рассредоточившись в полосе шириной более 30 километров побатарейно, артиллерия 408-й дивизии на одном участке отражала наступление врага, на другом — поддерживала атаки своих войск. Для наиболее рационального использования сил командование дивизии ко второй половине октября сгруппировало два артиллерийских и минометных дивизиона в районах Пелика и села Гойтх — на направлениях главных усилий противника. Командиры дивизионов непрерывно находились на наблюдательных пунктах командиров поддерживаемых полков, а командиры батарей — на командных пунктах стрелковых батальонов.

Нацелив главный удар по обороне 408-й стрелковой дивизии, враг всей мощью своей артиллерии и авиации в первую очередь обрушился на огневые позиции артиллерийских и минометных подразделений. Прорвавшиеся с запада и востока в долину Пшйша немецкие части отрезали артиллерийские дивизионы от стрелковых полков и прижали их к горам. 1-й артдивизион 963-го артиллерийского полка, противотанковый и минометный дивизионы дивизии с тяжелыми боями прорвали окружение и присоединились к силам, прикрывавшим наш командный пункт, где мужество и стойкость артиллеристов под общим командованием майора А. Ефремяна заставили фашистов остановиться.

По всей Черноморской группе войск прогремел подвиг гаубичного дивизиона, который составлял главную силу 963-го артиллерийского полка. За первую половину октября он обрушил тонны металла на вражескую группировку в районе Котловины, Гунайки, подавлял артиллерию врага, отсекал его живую силу от техники, прикрывал фланги. За трое суток до начала описываемых событий в долине Пшиша один из полков 46-й пехотной дивизии противника прорвался в стык между 408-й стрелковой дивизией и 40-й мотострелковой бригадой, развивая наступление в направлении на Алтубинал. По приказу начальника артиллерии майора Варданяна гаубичный дивизион вышел в район новых позиций и мощным огнем своих орудий поддержал контратаку нашей пехоты. Вражеский клин был ликвидирован, положение на правом фланге восстановлено.

21 октября командир дивизиона капитан А. Сохроков с командирами батарей, находясь на наблюдательных пунктах в подразделениях 663-го стрелкового полка, были отрезаны немецкими частями от своих огневых позиций. Гаубичный дивизион, атакованный с трех сторон, оказался зажатым в ущелье между заоблачных гор, без командиров дивизиона и батарей, без связи со своими войсками. В чрезвычайно сложной обстановке принял на себя командование заместитель командира дивизиона старший политрук Г. Бадалян. Заняв круговую оборону, дивизион вступил в неравный бой с превосходящим в силах и средствах противником. Двое суток орудийные расчеты отбивали атаки врага, отстаивали огневые позиции, гибли на лафетах гаубиц, но не сдавались.

Лобовые атаки не увенчались успехом. Враг решил сломить сопротивление дивизиона блокадой. Горячка гранатных схваток прошла, началась борьба нервов. Моросящий дождь вперемежку с мокрым снегом, отсутствие продовольствия, крайне ограниченный запас боеприпасов выдвинули перед дивизионом дилемму: либо, уничтожив боевую технику, вырваться из окружения, либо продолжать бой и умереть со славой. Собрание коммунистов и старших воинов на огневых позициях высказалось за продолжение боя во вражеском окружении. Но случилось так: утром на рассвете третьего дня командиры батарей во главе с капитаном А. Сохроковым, проложив себе дорогу гранатами, прорвались в дивизион. Это придало новые силы личному составу. И в течение семи суток дивизион продолжал огнем уничтожать наступающего врага. Артиллеристы останавливали огнем фашистов, заставляли их отходить на исходные позиции. Батарея бывшего школьного учителя И. Саакяна, прикрывая дорогу с запада, отбила семь вражеских атак пехоты. В ближнем бою орудийный расчет П. Айвазяна уничтожил полтора десятка неприятельских солдат и офицеров и удержал огневую точку до подхода контратакующей группы лейтенанта М. Кузнецова. Примером самоотверженности служили парторг батареи С. Зазян, замполитрук О. Ладасов, наводчик А. Хачатурян.

Расстреляв все снаряды, капитан А. Сохроков и его боевой соратник Г. Бадалян решили вывести дивизион из окружения от рубежа к рубежу, нанося врагу контрудары автоматом, штыком, гранатой и лопатой. Пять дней дивизион прокладывал себе дорогу в горном массиве, где не было ни дорог, ни троп. Пять суток его личный состав, умножая славные традиции советских артиллеристов, поднимал к вершинам гор гаубицы и тягачи. Воины, как бурлаки, тянули их на лямках, перетаскивали на руках. На самодельных носилках уносили с собой тяжелораненых, отбивая все атаки противника. К 5 ноября 1942 года дивизион соединился с 383-й стрелковой дивизией, которая по приказу командующего 18-й армией А. А. Гречко спешила на помощь 408-й дивизии.

В приказе командующего Черноморской группой войск генерал-лейтенанта И. Е. Петрова от 19 ноября 1942 года говорится:

«Командиры и бойцы дивизиона, выполняя присягу, благодаря умелому управлению командира дивизиона т. Сохрокова, героической борьбой, безграничной храбростью и самоотверженностью показали, как наши части должны вести бой за нашу священную Родину.

Приветствую доблестный состав 3-го дивизиона 963-го артполка, ставлю его в пример всем артиллерийским и пехотным частям группы. Всему личному составу дивизиона объявляю благодарность и представляю к награждению».

Аналогичный приказ издал и командующий 18-й армией генерал-лейтенант А. А. Гречко, который ставил дивизион в пример войскам армии. Он особо отметил подвиг капитана А. И. Сохрокова, старшего политрука Г. Ц. Бадаляна, политрука И. А. Саакяна, старшего адъютанта А. А. Черновского, сержантов П. Айвазяна, А. Аветяна, замполитрука И. Ладасова, наводчиков М. Гарибяиа, А. Хачатуряна, Р. Егоряна, Г. Товмасяна, которые на плечах перетаскивали в гору тяжелую боевую технику и раненых. Героям дивизиона посвятили свои страницы армейская и фронтовая газеты, а также орган ЦК КП(б) Армении «Советская Армения».

Прославились и артиллеристы батареи 76-мм орудий 663-го стрелкового полка. Зажатые противником между крутых гор севернее Перевального, они под командованием лейтенанта Оганесяна пятнадцать суток вели неравные бои в окружении. В батарее 50 процентов личного состава были коммунисты. Комсомольцы и беспартийные поклялись, что будут биться с врагом так же самозабвенно, как бьют фашистов коммунисты. Когда наши войска контрударом отбросили противника назад, в Пшишскую долину, батарея лейтенанта Оганесяна «ударом с тыла врага прорвалась к хутору Пелику, соединилась с 9-й гвардейской бригадой, вошла в ее состав и вместе с ней участвовала в освобождении Гойтха». В дальнейшем в составе гвардейской бригады она громила ненавистных оккупантов, освобождая кубанские города и села.

Дни и ночи тяжелых боев в Пшишской долине показали, что артиллеристы 408-й стрелковой дивизии умеют бить врага. Вместе со стрелковыми частями и самостоятельно, даже находясь в окружении, они сражались с высокой организованностью, стойкостью, мастерством, демонстрируя спаянность, нерушимую воинскую дружбу, верность присяге и воинскому долгу, преданность идеалам Коммунистической партии.

К 24 октября, выполняя приказ командующего 18-й армией А. А. Гречко, в район высот Два Брата, Каменистой вышли части 383-й и 353-й стрелковых дивизий с задачей нанести контрудар по прорвавшемуся в Пшишскую долину противнику. Было приказано: «408-ю стрелковую дивизию по выходе ударной группы на реку Пшиш вывести из боя в резерв Черноморской группы войск в район Аула».

По мере подхода 383-й и 353-й дивизий и смены частей полки 408-й стрелковой дивизии и выходившие из окружения подразделения сосредоточивались в районе среднего течения реки Алепси. Здесь состоялись партийные, комсомольские, красноармейские собрания, совещания командно-политического состава. Был созван партийный актив дивизии.

Партийный актив проанализировал причины успехов и неудач дивизии за время боев с врагом как в составе 47-й, так и 18-й армии и наметил меры по укреплению боеспособности частей и подразделений дивизии. 26 октября нас вывели из состава 18-й армии, подчинив командующему Туапсинским оборонительным районом. Дивизия заняла оборону на морском побережье, начала принимать пополнение, довооружаться, заниматься боевой подготовкой.

Учитывая неудачи в боях за Пшиш, создавшуюся обстановку и большие потери в 408-й дивизии, Военный совет Черноморской группы войск 28 октября 1942 года принял решение: на базе 408-й стрелковой дивизии сформировать 7-ю стрелковую бригаду под командованием полковника Я. Я. Вербова, которая в скором времени выдвинулась на передний край сражений на Туапсинском и Новороссийском направлениях. Потом в мае 1943-го 7-я стрелковая бригада была переформирована в 23-ю стрелковую дивизию и в этом качестве вела героические бои на Курской дуге, на Левобережной и Правобережной Украине, получила почетное наименование Киевской, Черниговской и закончила войну на Эльбе.

 


Комментарии:

Сообщение от: Арм
Мой дед воевал 408сд 670.техник лейтенант 2го ранга Аванесов Арменак Киракосович 25.12.1912. Хочуузнать о его боевом пути и наградах
.



Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: Дecять плюc 3 добавить ceмь (ответ цифрами)