НА РУБЕЖАХ СЕМАШХО

 

перейти к содержанию книги  :: перейти к содержанию раздела

 

 

Ф. С. МАТВЕЕВ

бывший политработник 353-й стрелковой дивизии

 

Сформированная в Новороссийске в августе 1942 года 353-я стрелковая дивизия уже в октябре начала боевые действия под Ростовом. Затем вела тяжелые бои во время длительного отхода от Донбасса до Кавказских гор. Жестокие схватки с врагом шли не только вдоль магистральных дорог, но и в узких долинах, на горных тропах. Попытки врага прорваться из района Горячего Ключа на многих участках разбивались о стойкость обороны войск 56-й армии, в состав которой тогда входила наша 353-я дивизия.

В период с 3 по 10 октября на рубеже станиц Ставропольской, Крепостной, Азовской части дивизии продолжали кровопролитные бои. В ночь на 12 октября 1942 года по приказу командующего фронтом мы снялись, позиции и срочно были переброшены под Туапсе в район Георгиевского, Анастасиевки. Дивизия перешла в состав 18-й армии в распоряжение командующего Черноморской группой войск. Она заняла оборону на внешнем обводе Туапсинского оборонительного района — на участке Казачий —Анастасиевка и на высотах 1103,1, Два Брата.

Прорвавшись к селу Шаумян, враг наступал вдоль шоссейной и железной дорог, ведущих к Туапсе 16 октября в район Гойтхского перевала был выдвинут 1149-й полк нашей дивизии. Батальоны полка заняли оборону по скатам высот. 1145-й полк оборонял Туапсинское шоссе. 17 октября 1147-й полк получил приказ занять оборону на горах Два Брата, Семашхо, Каменистой. Боевая обстановка на участке осложнялась.

20 октября 1942 года командир нашей дивизии указывал, что противник силой двух полков, тесня части 408-й дивизии, к исходу дня овладел Перевальным, хутором Пеликом, Гойтхом. Он приказал 1145-му полку (командир майор Н. И. Спиридонов) 22 октября к 10.00 сосредоточиться в районе высоты 879, наступать с задачей — уничтожить противника на левом берегу реки Пшиш и в дальнейшем овладеть высотой 994. К этому же времени 1147-му полку (командир майор А. И. Мельников) сосредоточиться в районе тропы на Гойтх и у горы Каменистой и наступать в направлении Гойтха, чтобы уничтожить противника на левом берегу реки Пшиш, а в дальнейшем овладеть высотой 977.

Выполняя боевой приказ, части дивизии 23 октября выдвигались на исходный рубеж для наступления. 1147-й полк от Анастасиевки поднимался к вершине Семашхо. Впереди двигались разведка и охранение. Головной батальон перевалил высоту и скрылся на северных скатах Семашхо. Когда рассеялся туман, на вершине мы заметили большую группу солдат противника. Фашисты открыли огонь. Батальон развернулся к бою.

Нам было известно, что на Семашхо наступает один из горно-стрелковых полков 1-й горно-стрелковой дивизии генерал-майора Ланца. Командовал им майор-альпинист Зольмингер. В состав дивизии входила и специальная группа альпинистов. Комплектовалась она преимущественно из добровольцев, самых отборных вояк. Позднее эта группа в ходе боев на горе Семашхо была полностью истреблена.

Рано утром на вершине Семашхо завязался бой, быстротечный и жестокий. Ротам атакующих батальонов надо было под кинжальным пулеметно-автоматным огнем противника преодолеть большую крутизну скатов, покрытых мелким кустарником. В этом бою, как сказал батальонный комиссар А. Н. Гуревич — заместитель командира полка по политчасти, каждый воин «дрался за десятерых». Командир второго взвода 1-го батальона младший лейтенант И. Г. Виноградов первым поднялся с солдатами на вершину. Захватив немецкий пулемет, он уничтожал из него удирающих с вершины горных егерей противника. В качестве трофея И. Г. Виноградов забрал полевую сумку офицера, в которой оказались важные для нашего командования документы.

Самоотверженно вел на штурм вершины свою роту и лейтенант И. И. Волошин, кандидат в члены партии. Красноармеец второй роты Леплинский убил фашиста, забрал его ручной пулемет и, даже будучи раненным, не покинул поля боя. Он разил врага до тех пор, пока не очистили от фашистов вершину Семашхо.

«Передовая рота противника была уничтожена,— впоследствии вспоминал А. И. Мельников,— а что же делать дальше, ведь полк своей задачи не выполнил: гора Каменистая впереди. Идти по горам и ущельям навстречу дивизии противника неразумно. Поэтому я решил занять и удерживать наиболее, выгодный рубеж обороны на горе Семашхо». Батальон капитана И. С. Малого закрепился на вершине горы. Батальон майора М. Я. Ляшко оседлал тропу через перевал. Батальон капитана П. Ф. Бондаренко занял оборону по скатам вершины. Утвердив решение командира полка, командир дивизии генерал-майор Ф. С. Колчук приказал занять и прочно удерживать рубеж по северным скатам горы Семашхо, разобраться в обстановке и доложить. Противник не смирился с потерей важных позиций. Он бросил против полка свежие силы, чтобы вновь захватить Семашхо, откуда можно было наблюдать дорогу на Туапсе.

С восходом солнца в небе появились эскадрильи пикирующих бомбардировщиков противника Ю-87, которые нанесли удары по Анастасиевке. Затем они бомбили южные скаты Семашхо и горную тропу. Часов в десять авиация противника пыталась штурмовать передний край обороны полка, но бомбы в большинстве разрывались где-то в тылу. После этого в ход были пущены артиллерия и минометы. Атаки противника следовали по всему фронту. Ружейно-пулеметная стрельба слилась с грохотом бомб и снарядов в один сплошной гул. Бои за Семашхо приняли ожесточенный характер. Пьяные солдаты противника дико орали и на ходу вели пулеметный и автоматный огонь. Против одного нашего солдата двигалось несколько фашистов. Полк нес большие потери. Пали смертью храбрых десятки солдат и офицеров: лейтенант И. И. Волошин, младший лейтенант И. Г. Виноградов, политрук В. Н. Давыдов, лейтенант И. И. Близнюк, командир 2-го батальона майор М. Я- Ляшко и другие.

Не сломив сопротивления 1147-го полка на горе Семашхо, противник пытался найти слабое место на стык& с 1145-м полком, который оборонял гору Два Брата. 24 октября, обойдя 3-й батальон 1145-го полка, занимавшего оборону на высоте 879, гитлеровцы достигли юго-восточных скатов Семашхо и пытались прорваться через седловину-между двух гор в долину. Завязались жестокие бои Полк майора А. Г. Мухина крепко поддержали моряки из отряда Туапсинского оборонительного района, и противник получил достойный отпор.

Беспредельное мужество, стойкость и выносливость проявили артиллеристы 902-го полка дивизии и батарей полковой и противотанковой артиллерии. Уже в первый день боев на Семашхо они обрушили на врага огневую мощь своих орудий и непрерывно поддерживали боевые действия наших воинов. Расчеты сержантов Рябухи и Барановского на руках втащили на вершину Семашхо два 45-мм орудия, поставили их в боевых порядках рот и прямой наводкой били по огневым точкам противника. Их примеру последовал расчет полковых пушек сержанта А. Ф. Саенко. За мужество, проявленное в этом бою, были награждены орденом Красного Знамени старшина Н. И. Мамонтов и старший сержант Ф. Т. Доценко, командир первой стрелковой роты 1147-го полка лейтенант С. В. Железнякович, заместитель командира 3-го батальона старший лейтенант И. А. Волков.

Неся потери в живой силе и технике, противник вскоре выдохся и с 10 ноября перешел к обороне. В письме убитого гитлеровца, которое тот не успел отправить в Германию, говорилось: «Наш батальон почти полностью уничтожен. В первой роте осталось двое. За день ранено 80 человек». Другой солдат писал: «Мы уже поглядываем на Черное море, на порт Туапсе, но продвинуться не можем. Последние недели несли страшные потери...» А еще один фашист сетовал, что «война в горах —проклятая вещь, требует жутких жертв». Писали и так: «...русские проявляют невероятное упорство, защищая каждый метр земли. Наши пикирующие бомбардировщики с ними ничего не могут сделать...» "

Ни пьяная пехота противника, ни пикирующие бомбардировщики не смогли сдвинуть полки дивизии с занятых рубежей на горах Семашхо, Два Брата, Каменистой, Индюк, на Гойтхском перевале.

В этих ожесточенных боях с превосходящими силами противника отличились воины 1149-го полка. Даже попав в окружение, его бойцы продолжали громить вражескую пехоту, В помощь подразделению из 8-й стрелковой бригады была выслана группа в составе 30 человек. Бойцы встретились с противником у хутора Островская Щель и вступили с ним в бой. Полку пришлось прорывать кольцо окружения и оборонять свой участок. Много мужества и воинского мастерства потребовалось от командира полка старшего политрука М. С. Абрамова, его заместителя по политической части старшего политрука В. А. Старцева и всего личного состава батальонов, чтобы удержать рубеж.

Вот что писала об этом армейская газета: «Как ни стремится враг прорваться к выгодным рубежам, он не достигает успеха и несет огромные потери в живой силе и технике...» «Командир подразделения старший политрук Абрамов расположил боевые порядки атакующих взводов в один эшелон. Взводы шли уступами на незначительном удалении один от другого... Немцы испугались внезапного ночного наступления, не смогли в темноте определить численность наших бойцов и направление главного удара». «Полк окружил... и уничтожил 220 солдат и офицеров противника. Взяты трофеи». «...Немцы предприняли семь яростных атак, поддержанных продолжительными огневыми налетами артиллерии, минометов и авиации. Все атаки отбиты».

Бои в горах наши полки вели в чрезвычайно тяжелых условиях. Началась осенняя распутица. Порывистый ветер пробирал бойцов до костей. Над хребтом, где укрепились наши подразделения, проносились густые темно-серые тучи, из которых то лило как из ведра, то сутками шел моросящий колючий дождь, то валил крупными хлопьями снег. Под утро нередко забирал мороз, и все покрывалось ледяной коркой. Негде было обогреться, обсушиться. Окопы, землянки во время дождей наполнялись водой. Бойцам ни сна, ни отдыха. А утром снова начинался бой.

Непросто было доставлять боеприпасы и продукты питания, потому что во время бомбежек уже в первые дни боев почти все лошади были убиты. Грузы на передовую приносили бойцы, которых выделяли из подразделений. Людей было мало, каждый человек на учете, а на каждый рейс приходилось тратить до двенадцати часов. Не хватало продуктов. Не было питьевой воды. В лощине у подножия Семашхо пробивался небольшой родничок, откуда мы раньше брали воду. В ходе боев родник оказался заваленным фашистскими трупами и был заброшен. Так что воду приходилось доставлять издалека. Для заправки станковых пулеметов нередко приходилось топить в котелках снег.

Не менее сложно было выносить раненых. Самоотверженно трудились в горах под огнем противника работники медицинской службы — санитары, санинструкторы, медсестры, фельдшера, врачи. И в основном это были женщинь.Трудно представить, как удавалось им выносить раненых с поля боя. Вспоминаю неутомимого старшину медицинской службы Раису Хохлову, санинструктора Ефросинью Скороходову, которая вынесла с поля боя семнадцать раненых, фельдшера Зинаиду Побрус, погибшую во время бомбежки, фельдшеров А. К- Ястребова, М. И. Кулиша, санинструктора А. И. Соловьева, врачей Г. И. Чернушкина, М. А. Марченко, В. С. Левина, командира 424-го медсанбата дивизии майора медицинской службы И. Н. Саруханову.

Надежными помощниками пехоты были саперы из роты лейтенанта И. Кулева. Лучшим сапером считался старший сержант М. Кулиев. Он не только сам обезвреживал мины противника, но и учил этому стрелков. Умело и отважно действовали в горах саперы Н. Лотиков. А. Медведев, М. Ясниковский. Они взрывали минные поля на пути наступающих рот, проделывали проходы в проволочных заграждениях, которые противник оставлял при отступлении. Во время ночной атаки батальону капитана П. Ф. Бондаренко необходимо было захватить господствующую высоту, где противник оборудовал укрепленный опорный пункт. Саперы под прикрытием пулеметного огня В. Чепеля и Б. Акапджаняна быстро взорвали минные поля, проделали в проволочном заграждении проходы, в которые стремительно ринулись бойцы. Атака увенчалась успехом.

Зениток в горах для защиты воинов от налетов авиации противника не было. И фашистские самолеты часто сбрасывали на боевые порядки полков бомбы и продырявленные бочки для устрашения свистом и воем, стреляли по окопам из пулеметов.

Командир второй пулеметной роты 1145-го полка старший лейтенант В. Г, Дубров решил вступить в единоборство с самолетами противника. Он установил станковый пулемет в развилке дерева, подготовил его для стрельбы. Уже в первый же день, 1 ноября 1942 года, сбил Ю-88. На следующий день поджег еще один самолет. С глубокой печалью воины нашей дивизии восприняли смерть храброго командира. Он погиб в единоборстве с фашистским штурмовиком во время одного из налетов авиации противника.

О молодом сержанте пулеметчике Василии Чепеле мне хочется рассказать подробнее. Он мастерски владел станковым пулеметом «максим», со жгучей ненавистью истреблял фашистов. Пулемет Василия стоял на склоне горы, и стоило только показаться противнику, как его сразу же доставала меткая очередь. Несколько раз враги ходили в атаку, но каждый раз их путь преграждал смелый боец. В один из жарких боев мина разорвалась на блиндаже Чепеля. Он прекратил стрельбу. Немцы вначале робко, а затем уверенно пошли в атаку. Пулеметчик подпустил их поближе и в упор расстрелял всех до одного. В январе 1943 года, когда наши полки гнали фашистов с гор, на боевом счету Чепеля было 315 уничтоженных фашистов.

Поэт 18-й армии А. Миленченко написал «Песню о знатном пулеметчике Чепеле» (музыка Г. Рисмана). Песня начиналась словами:


 

Там, где туч лежит холодный пепел,

Где гремит на перевалах бой,

В обороне крепкой славный Чепель

Пулеметчик, парень молодой.


 

В горах под Туапсе комсомолец Чепель был принят в партию. Когда мы вышли в кубанские степи, командир дивизии генерал-майор Ф. С. Колчук поручил ему передавать свой боевой опыт и мастерство новому пополнению пулеметчиков, которые пришли в дивизию из кубанских станиц. Чепелю было присвоено звание младшего лейтенанта, и он был назначен командиром пулеметного взвода в учебном батальоне дивизии.

В дни суровых испытаний лучшие бойцы и командиры вступали в ряды ленинской партии. За два месяца сражений на подступах к Туапсе 548 человек стали коммунистами. И чем жарче были бои, тем большим становился приток заявлений от бойцов с просьбой принять их в партию. «Хочу воевать против немецких бандитов как коммунист. Я не представляю себе жизни вне большевистской партии и готов драться с врагом до последней капли крови, до последнего дыхания»,— писал в заявлении красноармеец Шаповалов. 22 января 1943 года группа бойцов 1147-го полка в составе 40 человек готовилась к боевой операции. На митинге перед боем 25 товарищей заявили о своем желании идти в бой коммунистами.

Какой бы тяжелой ни была обстановка, какие бы жестокие ни разгорались бои, в подразделениях полков велась непрерывная партийно-политическая работа. Можно много писать о труде политработников, воспитывавших у рядовых бойцов, сержантов, старшин, офицеров патриотизм, жгучую ненависть к врагу, верность воинской присяге, преданность делу партии. Вспоминаю замполита дивизии майора В. А. Старцева, инструктора политотдела дивизии майора А. В. Царева, батальонных комиссаров Н. А. Карташкова, А. Н. Гуревича, майора А. Г. Безобразова, агитатора старшего лейтенанта Н. И. Алимаева, парторга 1147-го полка старшего лейтенанта И. Д. Бащенкова, комсорга М. Л. Песчаного.

Много сложных задач приходилось решать замполиту 1145-го полка майору А. Л. Горбатенко, парторгу старшему лейтенанту П. С. Никулину, агитатору капитану 3. Г. Кузьминову.

Одним из показателей эффективности партполитработы может служить развитие среди бойцов снайперского движения, которое во время ведения боевых действий в горно-лесистой местности приобретало особо важное значение. Стрелки-снайперы, пулеметчики, артиллеристы и минометчики открывали и вели личные счета уничтоженных фашистов. Боевой славой покрыли себя стрелки-снайперы Крыс, Самсонов, Долгополов, Орехов, Абдашариев, Османов, Ипполитов, Аксенов. Только за время оборонительных боев в горах под Туапсе снайперы 1145-го полка уничтожили 390 солдат и офицеров противника.

Это по инициативе политработников не прерывалась связь личного состава дивизии с глубоким тылом страны. Часто на передовую приходили посылки с теплым бельем, рукавицами, варежками, изготовленными заботливыми руками советских женщин. Письма, адресованные «лучшему бойцу», без задержек находили своих адресатов. Не оставались в долгу и воины. Подразделениями 1147-го полка за ноябрь и декабрь 1942 года в колхозы и на предприятия страны было послано более шестидесяти писем, в которых рассказывалось о боевых подвигах бойцов и командиров, в частности тех, кому были вручены письма и подарки. Когда в 1-м батальоне 1145-го полка красноармеец Чадеев был награжден медалью «За отвагу», в его родной колхоз имени 1 Мая Казахской ССР командование полка отправило письмо, в котором рассказывалось о подвиге солдата.

В дивизии сражались воины трех поколений двадцати восьми национальностей Советской страны. В их рядах находились ветераны Октябрьской революции и гражданской войны. Командовал дивизией генерал-майор Федор Самойлович Колчук. Во время Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде он служил солдатом-связистом у Подвойского. В годы гражданской войны Ф. С. Колчук — командир батальона в прославленной 25-й Чапаевской дивизии. С первых месяцев Великой Отечественной войны он на фронте. В мирные годы отдавал свой опыт, энергию, силы и знания укреплению Красной Армии.

Лейтенант Петр Корнеевич Тихий совершил легендарный переход в рядах Таманской армии, участвовал в штурме Перекопа в 1920 году, сражался в боях за освобождение Азербайджана и Грузии. Великую Отечественную войну он начал в Белостоке. Был ранен под Белой Церковью. После госпиталя командовал ротой 1147-го полка. В боях под Краснодаром в 1943 году тяжело ранен.

Рука об руку с воинами старшего поколения воевали и молодые. Старший лейтенант Ф. Д. Жигалов был призван в армию сразу после училища и стал адъютантом батальона. Не только штабная работа лежала на нем. Не раз приходилось лично водить в атаку батальон, роты. Под пулями не кланялся и шею в плечи не втягивал. Позднее командовал батальоном. Закончил войну в Софии. Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны, Красной Звезды и медалями. После войны учился в Военной академии имени М. В. Фрунзе, службу завершил в конце 1982 года в звании полковника.

Петр Тимофеевич Гредин пришел во взвод связи семнадцатилетним парнишкой. В боях за Кавказ и родную Кубань закалился, возмужал, а в январе 1944 года был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

В составе дивизии было много комсомольцев и коммунистов. Среди них стрелки, пулеметчики, минометчики, артиллеристы, саперы. Сражались с фашистами и совсем юные патриоты. С одним из них довелось встретиться после войны в селе Коротном Молдавской ССР. Это был Николай Ануфриев, награжденный за бой на подступах к Туапсе медалью «За боевые заслуги», когда, ему было лет четырнадцать.

Напряженные бои за Туапсе в районе гор Семашхо, Два Брата, Каменистой, Индюк, перевала Гойтхского части нашей дивизии вели до 11 декабря 1942 года, когда обескровленный враг контратаками был отброшен за реку Пшиш. А 1149-му полку пришлось драться с врагом до 19 декабря. Выполняя приказ командования, воины этого полка ударили по противнику с фланга, зашли ему в тыл и перерезали пути подвоза боеприпасов и пополнения, заняли Гойтх. За боевые успехи на Туапсинском направлении 1149-и полк 353-й дивизии был награжден орденом Красного Знамени.

За время боевых действий личный состав дивизии под командованием опытных командиров и политработников приобрел большой опыт, научился беспощадно и наверняка бить врага.Полки дивизии, столкнувшись с вооруженными до зубов фашистскими войсками в горах Кавказа, в частности на рубеже горы Семашхо, сумели выстоять в ожесточенных схватках с врагом.

За ликвидацию семашхинской группировки противника командующий 19-й армией генерал-майор А. А. Гречко объявил личному составу дивизии благодарность. Более 350 бойцов, командиров и политработников награждены орденами и медалями.

Автору этих строк после войны удалось побывать в тех местах, где шли ожесточенные бои. В теплый сентябрьский день со своим другом, однополчанином С. К. Королевым я поднялся на гору Семашхо и с волнением вспоминал незабываемые дни осени 1942 года.

Мы спускались с горы по знакомой, размытой дождями тропе. Легкая синева лунного света наполняла дремлющий лес. Давно утих грохот боев, но мы и теперь, казалось, слышали перекатистое эхо разрывов бомб и снарядов. Сергей Кузьмич шел впереди и, не поворачивая головы, рассказывал о политруке Давыдове, лейтенанте Близнюке, красноармейце-комсомольце Седове, которых он здесь похоронил. Вспоминал о санинструкторе Рае Чередниченко, с которой вместе ходили в политотдел дивизии, где им вручали партийные билеты. В то время Королеву шел двадцать первый год, он командовал ротой стрелков из противотанковых ружей и на горе Семашхо был ранен.

Я слушал его, и память высвечивала эпизоды давно минувших событий, образы близких сердцу людей — начальника штаба дивизии Сигизмунда Адольфовича Лосик-Савицкого, старшего лейтенанта Ивана Александровича Волкова.

Когда-то здесь занимали позиции воины нашего 1147-го полка. Хорошо помню и сейчас многих однополчан. Мы, два ветерана, не могли сдержать слезы, увидев у самой тропы на скромном обелиске имена политрука Давыдова, лейтенанта Близнюка и красноармейца Седова. Этот небольшой памятник с пятиконечной звездой и надписью на бронзовой доске: «Здесь стояли насмерть в октябре 1942 года бойцы 1147-го полка» поставили учащиеся туапсинской школы.

А на поляне у вершины, залитой солнцем, высокий обелиск из нержавеющей стали. Дрогнуло от волнения и чаще застучало сердце. Он установлен на том самом месте, где начался первый встречный бой, когда 3-й батальон двинулся на штурм Семашхо. Под основанием обелиска комсомольцы оставили письмо: «Люди! Осмотритесь вокруг. Как красива и необъятна наша Родина! Как счастливо и свободно живется здесь! Но знаете ли вы, какой ценой завоевано это счастье? В годы Великой Отечественной войны каждый квадратный метр этой земли был полит кровью советских воинов. Люди, эта вершина священна! Так помните об этом! Помните и почтите минутой молчания погибших. Люди мира, будьте зорче, берегите мир!»

На самой вершине горы еще памятник. На металлическом щите надпись: «Память о вас — защитниках Кавказа, отдавших жизнь за наше счастье, будет вечно жить в сердцах комсомольцев и молодежи Кабардино-Балкарии».

Мы встретились с бывшим командиром 353-й дивизии Федором Самойловичем Колчуком. Тому очень хотелось пойти в горы с нами, но не позволяло здоровье. Генерал слушал наш рассказ о том, что мы увидели, и слезы увлажняли его глаза.

Годы проходят, отдаляя события тех огненных лет, но не смолкает фронтовая слава моих боевых друзей-однополчан. Советский народ помнит каждого воина. Чувство любви наполняет наши сердца бодростью, и ветераны продолжают оставаться в строю, участвуя в мирном, созидательном труде, в борьбе за воплощение в жизнь планов Коммунистической партии.

 


Комментарии:

Сообщение от: Даниил Коробов
Я 1ый

Сообщение от: Володя
Сформированная в Новороссийске в августе 1942 года 353-я стрелковая дивизия ..... указано у Вас, но ведь 353 стрелковая дивизия была сформирована в августе 1941 года....

Сообщение от: Екатерина
Там погиб родной брат моей бабушки. Париёв Михаил Федотович. Вечная всем память...

Сообщение от: Марина Щербак
В горах под Туапсе в октябре 1942 авиабомбой был полностью уничтожен медицинский батальон с походным госпиталем. Там погиб мой дедушка Думчев Козьма Агеевич. Он был фельдшер. Вечная память всем погибшим!

Сообщение от: Марина Щербак
В горах под Туапсе в октябре 1942 авиабомбой был полностью уничтожен медицинский батальон с походным госпиталем. Там погиб мой дедушка Думчев Козьма Агеевич. Он был фельдшер. Вечная память всем погибшим!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: От пяти отминycовать тpи (ответ цифрами)