83-я ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ

 

перейти к содержанию книги  :: перейти к содержанию раздела

 

 

А.А. ЛУЧИНСКИЙ

Герой Советского Союза,

бывший командир

83-й горно-стрелковой дивизии

 

В состав Черноморской группы войск распоряжением Генерального штаба была передана и дислоцированная в Иране 83-я горно-стрелковая дивизия, которой я тогда командовал. Выступив из города Мешхеда 16 октября, наша дивизия к 3 ноября прибыла в район боевых действий и начала сосредоточиваться близ Туапсе как резерв.

Я немедленно отправился для доклада в штаб Черноморской группы, который располагался на берегу моря в курортном поселке Молодежное. Начальник штаба ЧГВ генерал А. И. Антонов начал расспрашивать о составе и состоянии дивизии, которая имела ряд специфических особенностей. 83-я горно-стрелковая дивизия организационно отличалась от обычных стрелковых. Она имела четыре горно-стрелковых полка, один горно-вьючный артиллерийский полк, отдельные батальоны связи, саперный, противотанковый и зенитный артдивизионы и отдельный кавэскадрон. При этом горно-стрелковый полк походил скорее на усиленный батальон, ибо состоял из трех стрелковых рот по 120 человек в каждой, из одной роты автоматчиков, роты 82-мм минометов, саперной роты, 76-мм горно-вьючной артбатареи, взводов связи и конной разведки.

В ходе нашей беседы в кабинет вошел адъютант командующего ЧГВ И. Е. Петрова и доложил, что тот вызывает полковника Лучинского к себе. Я не был удивлен этим: Иван Ефимович был старый туркестанец и хорошо знал меня. Он подробно расспросил о 83-й горнострелковой дивизии, которой десять лет назад командовал сам. Потом ознакомил меня с положением на фронте и дал ряд советов, основанных на опыте, приобретенном им уже в этой войне. В заключение командующий сказал: «Не ожидая полного сосредоточения дивизии, надо выдвинуть один усиленный стрелковый полк на Гойтхский перевал и во что бы то ни стало удержать железнодорожные туннели и окружающие высоты».

Выполнение этой боевой задачи я возложил на 428-й горно-стрелковый полк, усилив его гаубичным дивизионом 67-го артиллерийского полка. Командир 428-го полка майор Кузнецов, несмотря на свою молодость, имел репутацию одного из лучших офицеров дивизии. За смелость, решительность, инициативу и постоянную заботу о своих подчиненных его любили солдаты и уважали командиры.

6 ноября, как только 428-й полк занял оборону с передним краем от Гойтхского перевала к разъезду Гойтх и далее к высоте 379,9, противник предпринял со стороны Шаумяна атаку и начал теснить поредевшие цепи оборонявшегося здесь 26-го полка НКВД. Однако гаубичный дивизион 67-го артполка под командой капитана Салехина, едва успев занять огневые позиции, метким огнем остановил продвижение гитлеровцев. Крепко била фашистов и минометная батарея полка под командованием старшего лейтенанта Гунченко.

К концу дня закончили выгрузку наши последние эшелоны, и 83-я дивизия своими главными силами сосредоточилась в районе сел Алексеевка, Кривенковское, балки Маслова. Находясь в резерве Черноморской группы, мы ожидали получения боевой задачи.

В районе Туапсе самолеты противника, большей частью бомбардировщики, производили в сутки от 1500 до 2000 пролетов. Наиболее интенсивной штурмовке подвергались гора Индюк, населенные пункты Анастасиевка, Георгиевское и Туапсе.

С 15 ноября в течение семи суток наши войска беспрерывно отбивали яростные атаки врага, стремившегося через гору Семашхо прорваться к Черному морю. 165-я курсантская бригада полковника Гальцева, введенная на этом направлении в бой, хотя и дралась самоотверженно, но перелома в обстановку внести не смогла, и врагу удалось продвинуться к горе Семашхо и на южные склоны горы Индюк.

22 ноября 1942 года дивизия была передана из резерва Черноморской группы в подчинение 18-й армии. Нам было приказано выйти на реку Пшиш у селения Гойтх и во взаимодействии с 383-й стрелковой дивизией уничтожить противника в районе гор Индюк, Каменистой и Семашхо. В своем резерве командующий армией оставил расположенный в балке Маслова 45-й горно-стрелковый полк.

Обстановка в отведенной нам полосе была не совсем ясной. Горы, покрытые густым лесом, затрудняли ориентировку, мешали правильно определить рубежи, занятые противником. Пришлось для выяснения сил, способов обороны врага и его переднего края организовать разведку боем.

В ночь на 25 ноября были высланы три разведывательных отряда. Вверх по балке Маслова выступил 42-й отдельный кавалерийский эскадрон с задачей выйти на горный хребет между горой Семашхо и высотой 795,8, где и закрепиться. На гору Индюк для связи с 165-й стрелковой бригадой двинулась рота 100-го Краснознаменного горно-стрелкового полка. На горный хребет между горой Индюк и Гойтхским перевалом поднялась рота 150-го Краснознаменного горно-стрелкового полка, поддерживаемая 107-мм минометной батареей. Разведка боем дала неплохие результаты. Мы вскрыли систему обороны противника, добыли необходимые нам документы и языка, а также овладели важным исходным рубежом.

Утром 25 ноября командир 150-го горно-стрелкового полка майор Шульга, наблюдая бой своей разведки, правильно оценил важность господствующего над разъездом Индюк горного хребта. Он ввел в бой остальные две роты полка и овладел этим рубежом, уничтожив укрепившиеся здесь подразделения гитлеровцев из горной дивизии «Эдельвейс». Несколько севернее, в балке Островской, разведчиками 428-го полка был захвачен пленный из 207-го егерского полка той же дивизии.

Командующий артиллерией нашей дивизии майор С. Д. Глебов доложил, что в течение 25 ноября выявлено около десяти артиллерийских и минометных батарей противника, расположенных главным образом на правом берегу реки Пшиш. Установлено, что у гитлеровцев есть и шестиствольные минометы. В полосе шириной пять километров трем нашим полуторатысячным наступающим полкам противостояли в обороне два егерских полка трехтысячного состава каждый. Мы успокаивали себя тем, что завтра, в день общего решительного наступления, часть сил противника отвлекут на себя наши соседи. 26 ноября, в 8 часов, 83-я горно-стрелковая дивизия после короткой артиллерийской подготовки двумя полками — 150-м и 428-м, опираясь на уже занятую справа 100-м горно-стрелковым полком гору Индюк, с исходного рубежа Островская щель атаковала позиции гитлеровцев. К исходу дня она продвинулась на 1,5 километра. Гитлеровцев выбили из одиннадцати деревоземляных блокгаузов, а на высоте 301 уничтожили более роты фашистов. К сожалению, наши соседи как 26 ноября, так и в последующие дни в наступление не переходили, чем сильно осложняли выполнение боевой задачи. 26 ноября мы потеряли убитыми 37 и ранеными 168 человек, в том числе командующего артиллерией дивизии майора Сергея Дмитриевича Глебова. Выявляя причины потерь в личном составе дивизии, мы вынуждены были признать, что многие воины погибли при штурмовке наших позиций авиацией.

67-му горно-вьючному артиллерийскому полку в полосе наступления дивизии противостоял более сильный по количеству орудий 82-й артполк противника. Усиление же дивизии составлял только четырехбатарейный вьючно-минометный полк, вооруженный минометами 107-мм калибра. В воздухе господствовала немецко-фашистская авиация. Единственным способом добиться победы для нас было: просочиться между фашистскими опорными пунктами, окружить их в лесу и уничтожить ручными пулеметами в ближнем бою. Все это требовало от воинов отличной выучки, мужества, большой затраты сил для достижения успеха. И неизбежных потерь.

Несмотря на скверную погоду приближающейся гнилой кавказской зимы, дивизия, ломая сопротивление врага, упорно продвигалась по оврагам и склонам горного хребта, заросшим густым лесом. Начальник штаба дивизии майор Н. В. Горячев развернул командный пункт на безымянном хребте, между горой Индюк и Гойтхским перевалом. Гитлеровцы с присущей им пунктуальностью через каждые шесть часов производили обстрел прежних позиций орудиями дежурной 105-мм батареи. Снаряды рвались очень близко. Но в блиндажи не попадали, и мы, считая, что это лучшая гарантия нашей безопасности, командный пункт не переносили. Следовало лишь строго учитывать время стрельбы и места падения снарядов.

Наибольший успех в боях сопутствовал 428-му горнострелковому полку. Его командир майор Кузнецов, заместитель по политчасти батальонный комиссар Дубинин и секретарь партбюро лейтенант Шушунов были примером мужества и доблести для бойцов. Настойчиво продвигался вперед и 150-й Краснознаменный полк под командованием майора Шульги. Но его боевые порядки сильно простреливались фланговым огнем противника справа, с северных склонов высоты 795,8 и с горы Каменистой, из-за чего подразделения несли большие потери и несколько отставали от своего левого соседа.

Для облегчения положения полка необходимо было немедленно уничтожить гитлеровцев на высоте 795,8 и горе Каменистой. Но правофланговый 100-й Краснознаменный полк, которым временно командовал капитан Капустянский, сделать это со своих позиций на горе Индюк не мог. Открытые северо-западные склоны высоты 795,8 простреливались хорошо укрытыми в дзотах пулеметами противника, а наша артиллерия по условиям местности подавить ее не имела возможности.

Тогда мы решили, незаметно обойдя с юга высоту 795,8 и гору Каменистую, атаковать укрепившихся там гитлеровцев с тыла. Так как наши соседи справа — 165-я стрелковая бригада и 353-я стрелковая дивизия — вели активные боевые действия на других участках и не могли нам помочь, я обратился к командующему 18-й армией с просьбой вернуть в дивизию оставленный в резерве армии 45-й горно-стрелковый полк. Так 1 декабря и наш 45-й полк под командованием майора Телесницкого начал наступление на горный хребет между горой Семашхо и высотой 795,8 с задачей во взаимодействии с 428-м горно-стрелковым полком занять склоны гор Семашхо, Каменистой и долину реки Пшиш.

В ночь на 2 декабря одна из рот полка обошла высоту 795,8 с востока и атаковала до той поры прочно сидевший на ней штрафной батальон врага. Фашисты, испугавшись угрозы окружения, побросав много оружия и убитых, отошли в сторону горы Каменистой. Чтобы удержать эту гору, противник направил сюда из резерва свежий 91-й горно-егерский полк.

На Каменистой вновь разгорелись бои. В декабрьских боях под Туапсе проявились высокая боевая выучка красноармейцев, их крепкая воинская дисциплина, ненависть к врагу и безграничная преданность Родине. Огромную роль играла тесная спайка бойцов и командиров.

В одном из боев 428-го полка впереди стрелковых рот шла широко разомкнутая цепь дозоров автоматчиков. В их числе отважный красноармеец Савченко. Искусно маскируясь за деревьями, он приближался к огневым точкам врага и поливал их свинцом из автомата. Меткими выстрелами Савченко уничтожил несколько гитлеровцев. В это время по нашей цепи открыл огонь хорошо замаскированный в дзоте вражеский пулемет. Бойцы залегли. Савченко смело пополз к нему. В это время группа гитлеровцев поднялась в контратаку. Отважный боец перенес огонь на эту группу и скосил ее, но в магазине автомата не осталось патронов. Тогда Савченко с возгласом «Вперед, за мной, товарищи!» бросился к амбразуре дзота и закрыл ее своим телом. Вражеский пулемет смолк, а воодушевленные подвигом своего товарища стрелки поднялись, ринулись в атаку и выбили фашистов из укрепленного блокгауза.

В 150-м горно-стрелковом полку красноармейцы Туклибаев, Алтаев и Палелов отбили направленную против правого фланга роты контратаку, уничтожив при этом двадцать фашистов. Красноармеец второй роты комсомолец Зайнагутдинов подкрался к станковому пулемету противника на двадцать метров и забросал его ручными гранатами. Он был ранен, но с поля боя не ушел до тех пор, пока его рота не овладела высотой. Снайпер Кажабеков из винтовки убил трех фашистов, подполз к пулемету, забросав гранатами, заставил его замолчать и тем самым дал возможность третьей роте продвинуться вперед.

Состав 83-й горно-стрелковой дивизии был многонациональным, и в ходе боев под Туапсе мы не раз видели, как узы дружбы и братства народов нашей страны благотворно сказывались на солдатской взаимовыручке. Например, в орудийном расчете сержанта Калинова из 67-го артиллерийского полка рядом с украинцем Круленко стоял туркмен Аширов. Оба они крепко, по-братски дружили с казахом Джумановым, и в бою каждый из них был готов грудью защитить товарища. Когда опасность угрожала украинцу Терновому, на выручку к нему бросился туркмен Худайбергенов. В одном из боев они вступили в поединок с расчетом шестиствольного миномета, и в течение двух минут вражеский миномет был превращен в груду железа.

Самые большие трудности, физические и нравственные, встретились при оказании первой помощи и эвакуации тяжелораненых с поля боя. Резкопересеченная и густо поросшая лесом местность исключала возможность применения колесного транспорта, а перекрестный артиллерийский огонь не допускал приближения передовых перевязочных пунктов к вклинившимся в оборону противника полкам первого эшелона дивизии.

Наши легкораненые, чтобы дойти до медсанбата, расположенного для безопасности на обратном скате горного хребта, в четырех километрах от передовой, затрачивали на это не менее шести часов. Тяжелораненых приходилось вывозить на самодельных волокушах. Два срубленных молодых деревца, связанных вместе кронами, создавали подобие санок, а стволы, в которые впрягали лошадь, заменяли оглобли. Понятно, каково было раненым.

В боях с превосходящим противником наша дивизия несла большие потери. К 20 декабря, когда мы вышли к реке Пшиш и овладели селением Гойтх, они достигли 20 процентов личного состава. Мы потеряли лучших кадровых офицеров, таких, как командир 428-го полка майор Кузнецов, начальник штаба дивизии майор Горячев, командующий артиллерией дивизии майор Глебов. Однако в результате беспрерывных наступательных боев 83-я горно-стрелковая дивизия вырвала инициативу у противостоящего противника, разгромила части 97-й горно-егерской дивизии гитлеровцев и, отбросив их за реку Пшиш, выполнила поставленную задачу.

30 декабря 1942 года 83-я горно-стрелковая дивизия получила приказ передать боевой участок на реке Пшиш отдельной стрелковой бригаде и 1 января 1943 года выступить походным порядком в Джубгу для участия в наступлении 56-й армии на Краснодар.

Следует отметить, что успеху в наступлении способствовало то, что мы быстро приближались к противнику, проводили разведку боем и с ходу атаковали врага. Тактика ведения боя в горах имеет свои особенности, и поэтому 83-я горно-стрелковая дивизия при наступлении всегда имела одноэшелонное построение своих боевых порядков. Объяснялось это тем, что участь боя здесь решает своевременный захват господствующей высоты или горного хребта. Следовательно, успех зависит не от методического наращивания усилий, а от одновременного стремительного удара с применением охватов и обходов.

Несмотря на отсутствие в дивизии средств одновременного подавления противника на всю глубину его обороны и ограниченное количество боеприпасов, мы удачно применяли тактику глубокого наступательного боя. Умение хорошо ориентироваться на местности, постоянно навязывать свою волю врагу и вести ближний ночной бой говорило об искусном владении оружием и моральном превосходстве наших бойцов над врагом.

 


Комментарии:

Сообщение от: Зайцева Надежда Олеговна - внучка Панченко Ильи Архиповича, служившего красноармейцем 83 гсд, 428 гсп
Огромное спасибо за эту информацию о части, в которой служил и погиб мой дед Панченко Илья Архипович, 1909 года рождения, призванный из Жанасемейского района Семипалатинской обл. Казахстана. Мне хотелось бы узнать какие-либо подробности службы, быта, место захоронения, фамилии сослуживцев

Сообщение от: Людмила
Спасибо,было интересно.Мой отецотец, Трубников Н.С.,воевал в 83гсд,освобождал Кавказ,прошел всю войну закончил в Праге..


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: Дecять плюc 3 добавить ceмь (ответ цифрами)