Древности Сочи и его окрестностей

 

Ю. H. ВОРОНОВ
Оформление художника Б. Д. Недоспасова
 

к содержанию раздела :: к содержанию книги

 

Страна воинственных гениохов

 

В трудах многих античных авторов (Геродот, Ксенофонт, Аристотель, Гераклид Лемб, Помпоний Мела) рассказывается о том, что в IV—I вв. до н. э. Северо-Восточное Причерноморье было заселено родственными племенами, известными под собирательным термином «гениохи».. В земле гениохов были основаны такие крупные древнегреческие города-колонии, как Фасис, Диоскуриа-да, Питиунт. Анализ античных источников позволяет выделить в зоне распространения гениохийских племен два функционально различных в силу географических и иных причин района северо-западный («побережье ахе-ев, зигов и гениохов»), отличающийся пересеченным рельефом и отсутствием удобных гаваней, и юго-восточный («побережье фасианов, соанов и гениохов»), имеющий множество удобных гаваней и благоприятную для развития хозяйства приморскую низменность.

Для нас основной интерес представляет северо-западная Гениохия — «побережье ахеев, зигов и гениохов». Во II в. до н. э. Артемидор Эфесский отмечал, что «берег гениохов в тысячу стадиев» простирался к северо-западу от Питиунта, т. е. включал в себя современную северозападную Абхазию и восточную часть района Сочи. Согласно же историкам Митридатовых войн, которых цитирует крупнейший античный географ Страбон, гениохи распространялись и северо-западнее, возможно, до территории современного Туапсинского района. Анализ сведений разновременных авторов (Страбон, Плиний Секунд, Дионисий, Флавий Арриан, Прокопий Кесарий-ский) позволяет поместить в тех же пределах и зигов. Северо-западнее современного Сочи и на территории Туапсинского района жили ахейцы, с которыми, вероятно, связано название упоминаемой источниками реки Ахеунта, сопоставляемой с современной рекой Шахе. Гениохи, зиги и ахеи снискали себе в греческом мире дурную славу морских разбойников.

Яркую характеристику гениохов-пиратов оставил нам Страбон: «За Синдикой и Горгиппией идет вдоль моря побережье ахеев, зигов и гениохов... Обитатели его живут морским разбоем, для чего имеют небольшие, узкие и легкие ладьи, вмещающие около 25 человек и редко могущие принять 30; эллины называют их камарами... Выходя в море на своих камарах и нападая то на грузовые суда, то на какую-нибудь местность и даже город, они господствуют на море. Случается, что им содействуют и владетели Боспора, предоставляя стоянки, покупку провианта и продажу награбленного. Возвращаясь в родные места, они за неимением стоянок взваливают свои камары на плечи и уносят в леса, в которых и живут, обрабатывая скудную почву; а когда наступает время плавания, они снова сносят камары на берег. Так же поступают они и в чужой стране, где имеют знакомые лесистые местности: скрыв в них камары, они сами бродят пешком, днем и ночью, с целью захвата людей в рабство; то, что удается им захватить, они охотно возвращают за выкуп, по отплытии извещая потерпевших. В местностях, где есть самостоятельные правители, обижаемые еще находят некоторую помощь со стороны своих вождей...»

Значение северо-западной группировки гениохийских племен в античном мире определяется в первую очередь их основным занятием — пиратством. Данные античных источников позволяют судить о двух этапах развития этого промысла у гениохов. Первоначально целью их морского разбоя был не столько захват пленных для работорговли, сколько удовлетворение насущных внутренних потребностей за счет грабежа. Естественно, что подобные «потребительские» действия вызывали отпор со стороны правителей отдельных наиболее развитых районов Причерноморья. Один из царей Боспора Евмен, согласно сообщению Диодора, в конце IV в. до н. э. «для защиты плавающих по Понту... вступил в войну с... обыкновенно занимающимися пиратством гениохами, таврами и ахейцами и очистил море от пиратов, за что и получил... похвалу не только в своем царстве, но почти во всей вселенной, так как торговцы повсюду разнесли молву о его великодушии».

Постепенное приспособление практики грабежей к нуждам средиземноморского рабовладения способствовало тому, что гениохийские пираты в середине III в. до н. э. превратились в рабодобытчиков и работорговцев и тесно связали себя экономически с Боспором, где нашли и рынок сбыта добычи, и корабельные стоянки. «Места у Понта,— писал Полибий,— нам доставляют скот и бесспорно самое обильное и самое пригодное множество людей, увозимых в рабство». Так экспорт рабов, обусловленный соответствующими потребностями Средиземноморья, способствовал превращению древнего занятия морским разбоем в доходный промысел — охоту за людьми и работорговлю. В обмен на рабов пираты получали различные товары греческого производства, в первую очередь оружие, посуду, украшения и иные изделия, удовлетворявшие главным образом нужды местной родоплеменной верхушки. Однако заморские товары поступали сюда и через греческие центры, подобные тому, который находился в устье Мамайки, а также в результате контактов с греческими купцами, проплывавшими вдоль берегов из Боспора в Колхиду и обратно. Эта деятельность гениохов приобрела общепричерноморское значение, поскольку, как сообщает Овидий, гениохи достигали и западных берегов Черного моря, в то время как их присутствие в Южном Причерноморье засвидетельствовано, по-видимому, Тацитом. Узкая, отвечающая в первую очередь потребностям восточносредиземноморского рабовладельческого хозяйства специализация гениохийских племен лишь в незначительной степени способствовала их прогрессу. Поступательное движение этих племен задерживалось общим характером их функциональной зависимости, превращавшей северо-западных гениохов в придаток средиземноморского хозяйства.

Рис. 28. Привозной гипсовый (1), стеклянный (2) алабастры, стеклянный амфориск (3) из окрестностей Сочи.

 

Культуру населения района г. Сочи в VI—I вв. до н.э. характеризуют поселения и могильники. Судя по скоплениям соответствующих находок, довольно значительные населенные пункты в это время располагались в устье реки Мамайки и вдоль морского побережья, в междуречье Кудепсты, Мзымты и Псоу.

Поселение на Мамайке, судя по всему, было греческим. Здесь найдены гипсовые и стеклянные алабастры, краснофигурные и чернолаковые сосуды, терракотовые статуэтки и т. д. Находки в зоне между устьями рек Кудепсты, Мзымты и Псоу включают обломки амфор, ам-форисков — сосудов для благовоний, кубков-канфаров, кувшинов, краснолаковых тарелок, чернолаковой, простой античной и местной посуды. Отдельные находки этого времени (железный ребристый браслет и др.), выявленные в Большой Воронцовской пещере, говорят о том, что эта пещера служила временным убежищем для торговцев, уходивших в сторону перевалов на Северный Кавказ, а также для местного населения.

Интересные погребальные комплексы найдены в селе Богушевка (бронзовый шлем, два железных наконечника копий, янтарная и пастовая бусины) и в Соболевке (железный топор, бронзовые фибулы, браслет и шейный обруч — гривна). Большое число случайных находок (керамика, мечи, головные обручи, браслеты), хранящихся ныне в Сочинском музее краеведения, должно быть связано с разрушенными погребениями.

 

Рис. 29. Чернолаковая (1—4, 7, 10—12) и краснолаковая (5, 6, 11) керамика с поселений на Мамайке (1, 4,6—12) и Псоу-1 (5).

Торговые связи хорошо иллюстрируются находками в прибрежной зоне. К VI в. до н. э. относятся обломки расписной ионийской посуды с розетками. В V в. до н. э. сюда поступали гипсовые алабастры, амфориски и алабастры, изготовленные из разноцветного «финикийского» стекла. IV в. до н. э. датируется и краснофигурная ваза-пелика аттического производства, попавшая сюда, по-видимому, через Боспор. От этой вазы сохранилась лишь оборотная сторона с изображением юношей. Низенькие, пузатенькие одноручные кувшинчики — арибаллические лекифы с краснофигурной росписью (в первом случае устремленная вперед женская фигура, во втором — женский профиль с полумесяцем перед ним) можно отнести к концу V—IV вв. до н. э. Этим же временем датируются и чернолаковая чаша-котила с красным пояском в придонной части, дно чернолакового блюда со штампованным орнаментом и кубок-канфар. Очень интересны рельефные чернолаковые чаши, связываемые с продукцией Делоса (II в. до н. э.). Элементы рельефного орнамента этих чаш включают розетки на донышке, многоугольники, плетенку, ромбовидные листья и др.

Терракотовые изделия — поясные изображения женского божества, статуэтки в стоячей и сидячей позе, принадлежавшие, судя по всему, популярной среди греческих колонистов богине хлебопашества и заупокойного культа Деметре, изготовлены, по-видимому, на Боспоре. Отдельные изделия (терракотовые маски-налепы) могут относиться и к более позднему времени (не позднее конца II в. н. э.). Весь комплекс находок из района Сочи говорит о существовании здесь греческого поселения, основанного скорее всего боспорцами и соответственно поддерживающего связь главным образом с Боспором.

Рис. 30. Терракотовые статуэтки Деметры (1, 3) и других божеств (2, 4, 8), изображение маленького Геракла в колыбели (5), маски (6, 7) и другие изделия V— I вв. до н. э. из Сочи и его окрестностей.

 

Несколько иной характер имеют находки с поселений из междуречья Кудепста — Псоу. Это обломки разнообразных амфор: хиосских (VI—V вв. до н. э.), «колпачко-вых» (IV в. до н. э.), синопских (III—I вв. до н. э.), амфор с двухствольными ручками (III—II вв. до н. э.). Много здесь и амфор из коричневой глины III—I вв. до н. э., относящихся к местной греческой продукции, хорошо уже известной по находкам в окрестностях Диос-куриады и других восточнопричерноморских античных центров. На тех же поселениях найдено довольно много краснолаковых сосудов: фрагменты блюд рубежа н.э., канфары II—I вв. до н. э. Интересны также синопские чаши-лутерии IV—III вв. до н. э., красноглиняные амфо-риски, светлоглиняные рожки, кувшины с двухствольными ручками, обломки «колхидских» пифосов. К привозным изделиям относятся бронзовый посеребренный аттический шлем и бусы, найденные в погребении в селе Богушевка. Деньги появились на рассматриваемой территории, как и вообще в Причерноморье, вместе с греческими колонистами. Едва ли не самой древней здесь является серебряная колхидка, отчеканенная на монетном дворе одной из восточнопричерноморских греческих колоний. Хорошо представлены монеты Ольвии (IV в. до н. э.), Пантикапея (III в. до н. э.), Фанагории (II в. до н. э.), серебряные римские республиканские монеты (II—I вв. до н. э.), золотой статер Лисимаха (III—II вв. до н. э.), монеты Амиса и Амасии времени Митридата IV

Рис. 31. Донышки амфор (1—12) и амфорная ручка (13), «рожок» (14), светильник (15), амфориск (16), .канфар (17), ручка кувшина (18), фрагмент  лутерия (19), краснолаковые тарелки (20, 21) с поселений VI—I вв. до н. э. — Псоу-1 (1, 2, 7, 11,.16—21), Нижнешиловское (4), Псоу-3 (13), в с. Веселое (3, 5, 6, 8—10, 12), с. Аибга (14), Мамайка (15).

 

.

 

 Преобладание боспорских монет свидетельствует, наряду с вышеописанными материалами, о том, что рассматриваемая территория входила в сферу экономических интересов и влияний в первую очередь Боспора, хотя достаточно сильным было и колхидское влияние.

Видное место в хозяйстве гениохов занимало по-прежнему довольно примитивное, главным образом мотыжное земледелие, на которое указывает Страбон, говоря, что «они... живут, обрабатывая скудную почву». Важную роль играли скотоводство и охота, о чем тот же автор сообщает: «Одни из них занимают вершины гор, другие живут под открытым небом в ущельях, питаясь... звериным мясом, дикорастущими плодами и молоком». Отмечаются различные ремесла, носившие придомный характер: гончарное производство, прядение и ткачество, кузнечное дело, обработка кожи.

Древнее население окрестностей Сочи имело тесные связи и со скифо-сарматским миром, что прослеживается в формах мечей, наконечников копий, топоров. Интересны и сведения античных литературных источников, согласно которым гениохи и близкие им племена были тесно связаны со скифами. Так, Аппиан упоминает гениохов и ахейцев, живущих «в Скифии». У другого автора гениохи фигурируют как «племя приморской Скифии».

Рис. 33. Инвентарь погребений эпохи греческой колонизации из Богушевки (1—8) и Соболевки (9—18), случайные находки того же времени из окрестностей Сочи (19—25) — бронзовые шлем (1, 2), фибулы (10, 11), браслеты (12, 24), шейная гривна (18), диадема (25), височные подвески (15—17), слиток (13), железные обломки (3, 4),наконечники копий (7, 8, 21-, 22) и дротиков (20, 23), то- ^ поры (9, 19), янтарная (5) и пастовая (6) бусины и обломок ручки глиняного сосуда (14).

Значительное число племенных образований в Восточном Причерноморье является следствием господства здесь первобытно-общинных отношений и присущей им политической раздробленности. Подтверждением этому служат и нелестные отзывы об облике отдельных генио-хийских племен. Аристотель сообщает, что ахейцы и гениохи склонны к убийству и людоедству и ведут разбойничий образ жизни. В произведениях Сенеки упоминается «гениох, живущий на крутой скале негостеприимного Кавказа». Дикими и необразованными называет гениохов Помпоний Мела, «свирепых гениохов» упоминает Бальб и т. д.

 

 

Рис. 32. Импортный сосуд из окрестностей г. Сочи.

 

Интересные сведения о структуре гениохийских племен сообщает Страбон: «Они находятся под властью так называемых скиптродержцев, которые в свою очередь подчинены тиранам и царям... у гениохов было четыре царя». Под этими «царями» подразумеваются племенные вожди, а под «скиптродержцами» — родовые старейшины, объединявшиеся в совет при племенном вожде. Известны два имени гениохийских вождей: в одном античном источнике упоминается Гирпак, унаследовавший «престол Гениоха», в другом «вождь гениохов и аланов» Анавсий. Свидетельства античных авторов позволяют определить общественный строй гениохийских племен как военно-демократический. Отдельные племена могли вести друг с другом войны и были вполне самостоятельны в смысле внешних сношений. Так, Псевдо-Аррйан сообщал, что ахейцы находились во вражде с керкетами, а Страбон утверждал, что зиги враждовали с гениохами. Военно-демократический характер социальной организации гениохов особенно ярко проявил себя в событиях конца II — первой половины I вв. до н. э., связанных с войной Митридата IV Евпатора с Римом. Степень зависимости различных гениохийских племен от Понтий-ского царства постоянно менялась. Так, после событий

83 г. до н. э. гениохи пользовались относительной самостоятельностью. В 79 г. до н. э., по сообщению Аппиана, Митридат вел активные военные действия против «ахейцев... и, потеряв две трети войска в сражениях от мороза и засад, возвратился назад». В 74 г. до н. э. гениохи уже выступают союзниками Митридата против Рима. Перезимовав в 66 г. до н. э. в Диоскуриаде (современный Сухуми), Митридат затем «прошел через землю гениохов, дружески принявших его, ахейцев же обратил в бегство и преследовал». У Страбона можно прочитать, однако, что в этот момент Митридат пользовался и поддержкой ахейцев, но отказался от «путешествия через страну зи-хов... вследствие ее суровости и трудности пути». Отряды гениохов участвовали в войнах Митридата с Помпеем, который после победы «совершил триумф над многими народами Понта», в том числе и над гениохами. Римский историк Патеркул сообщает, что Помпеи, победоносно пройдя «Мидию, Албанию и Иберию, затем повернул свое войско против тех народов, которые живут вправо от отдаленнейшего угла Понта,— колхов, гениохов и ахеев». О проникновении к гениохам Помпея «с удивительной удачей» сообщает С. Аврелий Виктор. Лукиан же вкладывает в уста Помпея следующие слова: «Север видал мои победы до ледяных вод Фасиса... меня узнали... воинственные гениохи». Согласно Амвросию, римской власти в этот период были подчинены «Азия, Понт, иниохи, скифы-кочевники...» Таким образом, гениохий-ские племена представляли собой довольно значительную силу, с которой Помпею пришлось считаться при попытке преследовать Митридата.

Большое число изделий, характеризующих основной генетический стержень материальной культуры местных племен, указывает на ее тесную связь с более восточными районами Причерноморья. Об этой связи говорят фабулы, браслеты с утолщениями, шейные гривны, бронзовый витой головной обруч с ромбовидными пластинчатыми концами, украшенными гравировкой и др. Эти и другие факты указывают на тесное этно-культурное единство гениохийских племен, обитавших на территории г. Сочи, современной Абхазии и Центральной Колхиды.

Рис. 34. Железные мечи (1—5), кинжал (6) и топор (7) из окрестностей Сочи (1—3,5— 7) и из Красной. Поляны (4)

 

к содержанию книги

к содержанию раздела


Комментарии:

Сообщение от: marsel2014
Очень интересно и полезно! Спасибо!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: Воceмнадцать прибaвить 1, минyc чeтырe (ответ цифрами)