Античная лоция Черного моря. Введение

 

Ответственные редакторы:

доктор исторических наук

И. Т. КРУГЛИКОВА

доктор географических наук

Н. А. ХОТИНСКИЙ

 Перейти к: содержанию книги :: содержанию раздела

 

Из всех морей оно по своей природе самое удивительное.

Геродот

 

Черное море издавна привлекало внимание древнегреческих мореплавателей. Первыми в него вошли, согласно преданию, аргонавты. Со временем эпизодические плавания стали более регулярными. В VIII в. до н. э. началась так называемая Великая греческая колонизация, которая вовлекла в свою орбиту и черноморский бассейн. В VIII— VI вв. до н. э. здесь появились десятки древнегреческих городов и поселений. Они просуществовали около тысячи лет в тесном взаимодействии с местными племенами и оставили заметный след в истории Причерноморья.

Одним из центров переселенческого движения был город Милет, крупный экономический и культурный центр на малоазиатском побережье, ставший метрополией многих понтийских городов. Отважные мореплаватели пускались в далекие рискованные плавания в поисках новых земель, источников сырья, рынков сбыта. Постепенно они освоили суровое для них по сравнению со Средиземноморьем Черное море, которое на первых порах называли Понтом Аксинским (Негостеприимное море), а затем переименовали в Понт Эвксипский (Гостеприимное море).

Так черноморское побережье нашей страны стало одним из оживленных регионов античного мира и тогдашней ойкумены вообще. Осваивали его постепенно, в несколько этапов. После того как в 657/656 г. до п. э. в устье Истра (Дуная) па территории современной Румынии возник город Истрия, началось освоение древними греками побережья Скифии, раскинувшейся от Истра до Танаиса (Дона). В 645/644 г. до н. э. греки обосновались в устье таких крупных водных артерий, как Борис-фен (Днепр) и Гипаннс (Южный Буг). Это наиболее раннее па территории нашей страны древнегреческое поселение расположено недалеко от устья Днепро-Бугского лимана на современном о-ве Березань. Затем, видимо, на рубеже VII—VI вв. до н. э. на правом берегу Бугского лимана у современного с. Парутино появился город Ольвия, что в переводе означает «Счастливая». В течение VI в. до н. э. Северное и Восточное Причерноморье покрылось густой цепью древнегреческих городов и поселений. В низовьях Тираса (Днестра) возникли Офиусса, Никоний, на месте современной Евпатории — Керкинити-да, на территории современного Севастополя — небольшое поселение на месте будущего Херсонеса, в глубине Феодосийского залива — Феодосия, сохранившая свое название до сих пор. Множество городов появилось на берегах Боспора Киммерийского (Керченского пролива): на месте Керчи — Пантикапей, столица будущего Боспорского царства, несколько севернее ее — Мирмекий, Порфмий, I южнее — Тиритака, у соврем, с. Героевка — Нимфей. Эти города расположены на европейской стороне пролива, который в древности считался границей между Европой и Азией. На азиатской стороне Боспора у теперешней станицы Сенной были основаны Фанагорпя и Кепы, на месте современной Тамани — Гермонасса. В Восточном Причерноморье, там, где сейчас расположен г. Поти появился Фасис, основанный в устье одноименной реки (соврем. Риони), а в Сухумской бухте — Диоскуриада.

Рис. 1. Понт Эвксинский

 

Каждый из античных городов Причерноморья прошел свой, неповторимый путь исторического развития. Но все-таки в целом их история имеет много общего. Эти города существовали в плотном окружении местных племен, и их история — это в основном история взаимоотношений греков и варваров (так греки называли все иные народы и племена). А эти отношения на протяжении веков, разумеется, не были стабильными. Мирные времена чередовались с военными столкновениями, равноправное сосуществование — с различными формами военно-политической и экономической зависимости античных городов от местного населения.

В своей повседневной жизни на новом месте греки занимались привычными делами: земледелием, скотоводством, охотой, рыболовством, различными ремеслами. Большое место занимала торговля с местными племенами и средиземноморскими центрами. Из Греции везли дорогую посуду, различные украшения, предметы роскоши, вино, оливковое масло, пряности в обмен на хлеб, в котором постоянно ощущалась острая нехватка, соленую рыбу, различное сельскохозяйственное сырье и другие товары.

Стоявшие перед переселенцами задачи во многом определяли и выбор места для основания города. При этом в первую очередь учитывались обычно следующие необходимые факторы: 1) удобная для гавани бухта; 2) торговые пути в глубинные районы; 3) плодородные земли; 4) источники питьевой воды; 5) возвышенное место с учетом оборонительных возможностей; 6) строительный материал; 7) природные ресурсы и др. Выгодное географическое положение во многом определяло дальнейшее развитие города. А такое выгодное положение давала совокупность перечисленных факторов в том или ином порядке в зависимости от каждого конкретного случая.

Читатель не найдет здесь последовательного изложения истории античных городов Причерноморья. Такой огромный и ответственный труд не входит в задачу автора. Цель этой книги гораздо скромнее — ознакомить читателя с периплом Арриана, с наиболее интересными вопросами античной географии Черного моря, с расположением упоминаемых в перипле городов и поселений, гаваней и островов и с основными проблемами их историко-географического изучения.

При этом основное внимание уделяется черноморскому побережью нашей страны.

С освоением Понта Эвксинского этим районом стали интересоваться античные географы и историки, оставившие нам ценнейшие описания этого бассейна. Эти описания рассказывают о самом море, его побережье, островах, впадающих в него реках, называют существовавшие здесь античные города и поселения, гавани и якорные стоянки, упоминают о местных племенах, их истории, быте, нравах. Это «История» Геродота, перипл Псевдо-Скилака, периэгеса Псевдо-Скимна, «География» Страбона, «Естественная история» Плиния Старшего, «Описание населенной земли» Дионисия, «Географическое руководство» Клавдия Птолемея и другие произведения. Особое место среди них занимает перипл Арриана. В 134 г., будучи правителем Каппадокии, одной из провинций Римской империи на южном берегу Черного моря, он совершил плавание от Трапезунта (соврем. Трабзон на территории Турции) до Диоскуриады—Себастополиса. Отчет императору Адриану об этой поездке мореплаватель составил в виде перипла, написанного как на основе личных впечатлений, так и с привлечением других источников. Это произведение дошло до нас в единственной рукописи X в. (Палатинская рукопись и ее Лондонская копия XIV— XV вв.). Но эта Палатинско-Лондонская редакция перипла оказалась, как мы увидим далее, далеко не полной.

Ознакомимся вкратце с биографией Арриана. Его полное имя — Квинт Эппий Флавий Арриан. Родился он около 90—95 г. в Малой Азии, в богатой римской провинции Вифинии, в городе Никомедия. Получил блестящее образование, владел греческим и латинским языками, занимался риторикой, философией, военным делом. Он быстро продвинулся по служебной лестнице, стал сенатором. Где-то в 121 — 124 гг. получил звание консула. В 131—137 гг. в качестве личного легата императора Адриана управлял Каппадокией, одной из важных римских провинций в Малой Азии. Позже Арриан отошел от государственных и военных дел и посвятил себя литературной деятельности. В 147 г. он был избран в качестве архонта-эпонима (одного из высших должностных лиц) в Афинах. Известно также, что в Никомедии Арриан был избран жрецом богинь подземного царства Деметры и Персефоны. Дальнейший его жизненный путь остается неизвестным.

Как писатель Арриан известен в первую очередь своим основным произведением «Поход Александра», в котором описывает путь Александра Македонского в Индию. Кроме того, известны не дошедшие до нас его капитальные труды «История Вифинии», «История парфян». Важное место в творческом наследии Арриана занимает «Перипл Понта Эвксинского».

Следует остановиться на еще одном перипле Понта Эвксинского, который долгое время приписывался Арриа-ну. Потом исследователи пришли к выводу, что не Арриан является его автором, и стали называть это произведение периплом Псевдо-Арриана или периплом Анонимного автора. В его основе лежит перипл Арриана (сохранилось даже обращение к императору Адриану) с добавлением отрывков из произведений Псевдо-Скилака, Псевдо-Скимна, Мениппа и других авторов. Составлен он, как считают ученые, в эпоху Византии в V или VI в. Составитель почти без изменений повторил сведения Арриана и других источников, добавил лишь некоторые современные ему названия и все расстояния, которые были даны в стадиях, перевел в мили, пользуясь принятым в византийское время стандартом: 1 миля = 7,5 стадиев.

Сведения периплов Арриана и Анонимного автора являются важнейшими источниками для изучения многих вопросов античной географии и истории Причерноморья. Работа с периплами очень интересна, но вместе с тем крайне сложна. Эти источники привлекают пристальное внимание исследователей на протяжении уже более четырех столетий. На первых же порах ученые то и дело сталкивались с серьезными трудностями: современная береговая линия не соответствовала древним описаниям, не совпадали некоторые расстояния, в ряде мест отсутствовали указываемые в периплах города и поселения, возникали противоречия между письменными и археологическими данными и т. д. Одна из основных сложностей связана с вопросами о структуре перипла Арриана, его источниках и их датировке. Одни исследователи считали, что все сведения, кроме описания побережья от Трапезунта до Диоскуриады—Себастополиса, добавлены византийским автором, другие отрицали это, полагая, что Палатинско-Лондонская редакция перипла целиком принадлежит Арриану. А П. О. Карышковский пришел к выводу, что Палатинско-Лондонская редакция неполная и что византийский редактор не дополнил, а, наоборот, сократил текст Арриана. Сравнивая скудные сведения Арриана о междуречье Днестра и Дуная с более полным описанием Анонимного автора, ученый отмечает: «Отвергая взгляд на периил Арриана как на сочинение, в котором все, кроме описания побережья между Трапезунтом и Севастополем (Диоскуриадой), является добавлением византийского времени, мы не можем отрешиться от впечатления, что как раз при описании Северо-Западного Причерноморья рука византийского редактора весьма ощутима».

Много дискуссий вызывал также вопрос об источниках и датировке сведений Арриана. Большинство исследователей считало, что приведенные в перипле данные собраны самим Аррианом и относятся соответственно ко времени его жизни. Но дальнейшие исследования показали, что отмечаемые в перипле некоторые исторические события и военно-политические ситуации не могли иметь место в начале II в. Такие события, как заброшенность Феодосии, упадок гавани Афинеон, переход Лампады и гавани Символов к таврам, а Калос-Лимена — к скифам, ученые относят к более раннему времени — ко второй половине II в. до н. э. К этому же периоду П. О. Карыш-ковский относит пример с городом Тирой: во времена Арриана Тира была довольно крупным городом, чеканила свою монету и не могла быть отнесена к числу пустынных и безымянных местностей.

Чрезвычайно важен и вопрос о датировке и происхождении сведений Анонимного автора о Северо-Западном Причерноморье, которые отсутствуют у Арриана. Анализируя эти отрывки, М. И. Ростовцев убедительно отверг мнение К. Мюллера, относившего их к перишгу Мениппа, и показал, что они взяты из более раннего перипла IV — начала III в. до н. э., автором которого был, возможно, Эратосфен, крупнейший античный географ.

Таковы в общих чертах основные источниковедческие проблемы изучения перипла Арриана и в известной мере связанного с ним перипла Анонимного автора. Эти проблемы сводятся в основном к следующим вопросам.

1.  Какие источники лежат в основе перипла Арриана?

2.  К какому времени относятся эти источники?

3.  Почему некоторые районы, например Боспор Киммерийский, Северо-Западное, Причерноморье, описаны Аррианом довольно скудно?

4.  Откуда Анонимный автор взял отсутствующие у Арриана отрывки о Боспоре Киммерийском, Северо-Западном Причерноморье и других районах?

5.  Каким временем датируются эти отрывки?

Конкретных историко-географических вопросов, связанных с упоминаемыми в перипле объектами, накопилось довольно много. Они связаны в основном с поисками указанных географом городов и поселений, гаваней и якорных стоянок, рек и островов, с локализацией местных племен, с трактовкой тех или иных исторических и военно-политических событий и т. д.

При решении всех этих вопросов главная задача состояла в детальном, всестороннем изучении и сопоставительном анализе сведений Арриана и Анонимного автора. Проведенные исследования привели к следующим выводам и заключениям.

Периил Арриана дошел до нас не полностью. Об этом свидетельствуют, как мы увидим далее, приводимые Прокопием Кесарийским и Львом Дьяконом со ссылкой на периил Арриана сведения, которые отсутствуют в рассматриваемом тексте.

Арриан значительно сокращал свой источник — пе-рипл более раннего времени. Это наглядно показывают более полные параллельные отрывки из перипла Анонимного автора, посвященные Северо-Западному Причерноморью, побережью Боспора Киммерийского и другим отдельным районам. Здесь полностью совпадают приводимые расстояния, аналогичный стиль изложения, уровень подачи информации и многие, казалось бы незначительные, но весьма показательные детали. Все это было бы невозможным при компиляции разных источников. Яркое свидетельство тому — обилие у Анонимного автора резко бросающихся в глаза, абсолютно не связанных с общим изложением ни по стилю, ни по уровню информативности, ни даже по направлению описания с востока на запад дополнений и вставок, взятых из сочинений Псевдо-Скилака, Псевдо-Скимна и других античных географов.

Отсюда следует, что все сведения перипла Анонимного автора, которые отсутствуют у Арриана и других указанных географов, взяты не из какого-то неизвестного источника, как принято считать, а из того же периила, который использовал и сократил Арриан.

Таким образом, перипл Анонимного автора в основе своей состоит из текста Арриана, дополненного отрывками Псевдо-Скилака и Псевдо-Скимна. Это географическое сочинение не могло быть составлено в ранневизантийское время, как принято считать. Этому противоречит, во-первых, само название «Перипл Эвксинского Понта обоих материков или местностей по берегам Азии и по берегам Европы в таком порядке: перипл Вифинии припонтийской; перипл Пафлагонии; лерипл двух Поитов; перипл европейских частей Понта Эвксинского». Здесь по сути дела названы причерноморские провинции Римской империи. А в VI в. эти провинции, как и сама империя, давно уже не существовали. И никому не пришло бы в голову называть так свое географическое сочинение.

Во-вторых, никто не стал бы так детально и скрупулезно указывать давно не существовавшие города и поселения, приводить никому уже не нужные расстояния между этими древними развалинами и тем более какие-либо конкретные сведения, например рекомендовать мореплавателям давно уже разрушенную гавань или непригодную якорную стоянку. В-третьих, все изложение перипла пронизано духом античного времени: везде фигурируют реальные города и поселения, гавани и острова, якорные стоянки и другие географические объекты, которые необходимы мореплавателю именно теперь; ведь для этого, собственно, и предназначен сам перипл. В-четвертых, и само название перипла и весь дух описания характерны именно для времени Арриана. В-пятых, в тексте имеются и обращения к императору Адриану, и упоминание в настоящем времени царей, получивших от него власть, и целый ряд других конкретных фактов и деталей того периода. И главное — в нескольких местах повествование ведется от имени самого Арриана. Ведь византийский автор ни в коем случае не оставил бы все это в таком виде.

Итак, все изложенные здесь факты и соображения приводят к убеждению, что географическое сочинение, называемое периплом Анонимного автора, не что иное, как тот же перипл Арриана, расширенный и дополненный самим автором. Этот текст действительно побывал в руках византийского географа. Но он лишь перевел стадии в мили, так как в его время уже не пользовались стадиями, и привел некоторые современные ему названия.

Следовательно, рукописи, известные как перипл Арриана и перипл Анонимного автора,— не два разных произведения, а краткая и расширенная редакции одного и того же сочинения — перипла Арриана. Краткая редакция была оформлена как официальный отчет императору Адриану и посвящена ему. Затем Арриан переработал свое сочинение, расширил и дополнил его другими источниками.

Такие случаи известны и неудивительны. К примеру можно отметить существование двух редакций, одной — краткой, другой — более подробной, сочинения известного средневекового географа Плано Карпини. В этой связи он пишет следующее: «Поэтому пусть никто не удивляется, найдя эту рукопись более подробной и более исправной, чем все остальные, так как с тех пор, как я приобрел некоторый досуг, я пополнил, исправил и отделал ее в тех частях, где она была неполна».

В основе перипла Арриана лежит, как уже говорилось, перипл, относящийся ко времени не позднее III в. до н. э., вероятнее всего к концу IV — началу III в. до и. э. Разумеется, при этом отдельные сведения могут относиться и относятся, как отмечалось, к более раннему или более позднему времени. Кроме того, часть данных датируется временем самого Арриана и других его источников — Псевдо-Скилака, Псевдо-Скимна и других географов. Имя автора этого перипла не сохранилось. И уверенно назвать его имя мы не можем. Его периплом пользовались, как уже говорилось, Страбон и другие географы. Таким образом, имеющиеся данные дают достаточно, на мой взгляд, оснований для того, чтобы считать так называемый перипл Анонимного автора расширенной редакцией перипла Арриана. Разумеется, этот вопрос требует дальнейшего изучения и дополнительной аргументации. Но и на сегодняшнем этапе разработки он представляется мне вполне убедительным. Поэтому в последующих главах для более ясного изложения рассматриваемых проблем перипл Арриана будет именоваться кратким периплом, а так называемый перипл Анонимного автора—полным периплом.

Остановимся еще на одном вопросе. На протяжении нескольких столетий ученые пытались решить одну из главных задач — определить местоположение указанных в иерипле населенных пунктов, отыскать их на местности и отождествить с известными городищами, поселениями и другими объектами. Задача оказалась чрезвычайно сложной. Местоположения таких крупных городов, как, например, Ольвия, Херсонес, Пантикапей и др., удалось установить без особых трудностей. Их величественные руины были известны издавна, а найденные там монеты и мраморные плиты с надписями подтвердили правильность отождествления указанных городов. Гораздо труднее обстояло дело с небольшими населенными пунктами. Развалины этих пунктов особенно не выделяются среди других, безымянных поселений. Своей монеты они, как правило, не чеканили, надписи здесь встречаются редко, поэтому надежды на какую-либо находку, которая подтвердила бы название небольшого города или деревни, остаются небольшими. Поэтому основными, а порой и единственными данными для таких локализаций являются сведения перипла о расстояниях между упоминаемыми пунктами. Но и здесь исследователей ждали большие трудности.

Во-первых, неясно было, каким именно стадием были измерены приводимые в иерипле расстояния. Дело в том, что в Греции было несколько различных по величине стадиев. Каким же из них пользовался составитель перипла? Исследователи определяли длипу его стадия самым различным образом: 157,7 м, 178 м, 185 м, 197 м, 200 м. В последние годы многие ученые отдают предпочтение стадию в 197 м. Эта цифра получена из сведений Анонимного автора, который повторяет взятые у Арриана расстояния в стадиях и тут же дает их пересчет в мили, например: «от города Пантикапея до Киммерика 240 стадиев, 32 мили» (§ 76). Из этого соотношения получается, что 7,5 стадиев равны 1 миле, т. е. 1480 м. Отсюда следует, что стадий равен 197 м. Но к единому мнению исследователи не пришли. А использование различных стадиев при расчетах приводило, разумеется, к значительным расхождениям. Такой разнобой в расстояниях порождал множество различных точек зрения. Дело доходило до того, что один и тот же пункт искали в пяти-шеети, а то и десяти разных местах.

Поэтому попытаемся решить вопрос о стадии Арриана. Расчеты, основанные на соотношении стадия и мили, просты, надежны и возражений по существу, разумеется, не могут вызвать. Ведь указанное соотношение подтверждается и прямым указанием источников. Например, в схолиях к «Землеописанию» Дионисия ясно сказано: «Стадий имеет длину, равную гипподрому. Семь с половиной стадиев составляют одну милю» (§ 718, ВДИ, 1948, № 1, с. 261). Казалось бы, вопрос ясен: стадий Арриана равен 197 м. Но при таком пересчете абсолютно все указанные в перипле расстояния между известными, твердо локализованными городами оказываются намного больше действительных. Как же тут быть?

Пришлось пойти по другому пути: проделать расчеты расстояний между твердо локализованными населенными пунктами, упоминаемыми в перипле. Для большей точности были взяты сравнительно небольшие отрезки пути. Все измерения были проведены по крупномасштабным картам и сверены с данными современных лоций. Расчеты охватывают практически все черноморское побережье. Полученные результаты показали, что стадий Арриана равен примерно 157 м. Иными словами, здесь использован стадий Эратосфена. В этом нет ничего удивительного, так как в основе перипла, как мы увидим далее, лежат материалы, относящиеся именно к эратосфеновскому времени. Напомню также предположение М. И. Ростовцева о том, что при описании Северо-Западного Причерноморья использованы данные, возможно, самого Эратосфена.

Итак, имеющиеся данные не оставляют никаких сомнений в том, что стадий Арриана равен 157 м. А византийский редактор просто перевел имеющиеся стадии в мили по принятому в тот период стандарту 7,5:1 (а не 8:1, как обычно считалось в античное время) и этим «удлинил» указанные расстояния. Его параллельные цифры в милях и вводят в заблуждение некоторых исследователей до сих пор. Однако мы не должны принимать во внимание этот пересчет стадиев в мили. Здесь следует пересчитывать только стадии в километры.

Во-вторых, обнаружились несоответствия в расстояниях между данными Арриана и других античных географов. Например, башня Неоптолема в полном перипле указана в 120 стадиях западнее устья Тиры (§ 89), а Страбон помещает ее «при устье Тиры» (VII, 3, 16).

Город Никоний находился по данным полного перипла в 30 стадиях от судоходной реки Тиры (§ 87), а по сведениям Страбона —в 140 стадиях выше устья Тиры (VII, 3, 16). Арриан указывает пять устьев Истра, тогда как другие географы называют шесть-семь устьев. Эти и другие несоответствия, расхождения и противоречия, список которых легко продолжить, существенно затрудняли работу с источниками. В таких случаях перед учеными вставал традиционный вопрос: кто из древних географов нрав, а кто ошибся? Чьим сведениям следует отдавать предпочтение? Такой подход подрывал авторитет античных писателей, вызывал недоверие к их трудам и значительно осложнял решение многих проблем античной географии и истории Причерноморья.

В-третьих, в некоторых случаях сведения периплов не подтверждались исследованиями на местности: в тех местах, где, согласно приведенным расстояниям, должен был находиться тот или иной населенный пункт, не было никаких следов его существования. Это ставило под сомнение данные источников, укрепляло недоверие к ним и затрудняло и без того сложную работу над иериплом.

Коренной перелом в решении рассматриваемых проблем наметился в последние десятилетия, когда в Причерноморье широко развернулись комплексные исследования геологов, палеогеографов, историков, археологов, палеонтологов, палеоботаников, палеоклиматологов и других специалистов. Важное место в этих совместных разработках заняли палеогеографические данные. Именно палеогеография дала ключ к решению многих сложных, крайне запутанных и, казалось бы, неразрешимых вопросов.

Палеогеографами твердо установлено, что в античное время в период так называемой фанагорийской регрессии уровень Черного моря был ниже современного как минимум па 5 м. Свое название эта регрессия получила от имени античного города Фанагория, где в результате подводных работ под руководством В. Д. Блаватского были обследованы затопленные сооружения, наглядно свидетельствующие о более низком уровне моря в V—III вв. до н. э. Затем началось повышение моря — нимфейская трансгрессия (названная по имени города Нимфей).

К середине I тысячелетия уровень моря, видимо, приблизился к современному. В XIV—XV вв. вновь последовала регрессия, получившая название корсуньской по имени средневекового Корсуня (античный Херсонес, соврем. Севастополь). После этой регрессии началось новое повышение уровня моря, продолжающееся и в настоящее время. Эти колебания уровня моря, связанные с изменением уровня Мирового океана, тектоникой, увлажненностью материка и другими факторами, были одной из основных причин многих палеогеографических изменений, которые произошли на черноморском побережье за последние 2,5 тыс. лет.

Как выясняется, при более низком уровне моря в период фанагорийской регрессии береговая линия в деталях выглядела иначе. Древний берег проходил мористее от нескольких десятков до нескольких сот метров. Лиманы и небольшие заливы были значительно уже и мелководнее. А некоторые из них тогда не существовали вообще. Реки были намного полноводнее. Климат был, видимо, мягче. В низовьях рек и лиманов раскинулись густые леса и перелески, богатые дичью.

В ходе нимфейской трансгрессии море затопило прибрежные низины, устья рек. Берег отступил и в деталях изменил свою конфигурацию. Образовались ранее не существовавшие лиманы, заливы. Исчезли одни острова, появились другие. Под воздействием многих факторов перемещались устья рек, основные русла, обмелели и стали несудоходными одни рукава, другие превратились в более полноводные. Море затопило и разрушило прибрежную часть суши. И поэтому немало античных городов и поселений частично или полностью оказалось под водой.

Эти и другие палеогеографические изменения и стали одной из основных причин многих расхождений в расстояниях и несоответствий между сведениями античных географов и современными данными. Например, башня Неоитолема указана Страбоном при устье Тиры, а Аррианом — в 120 стадиях западнее устья не потому, что один из географов якобы ошибся. Дело в том, что за время, которое отделяет эти источники, устье Тиры перемостилось примерно на 20 км восточнее. И башня Неоптолема, находившаяся ранее при устье Тиры, оказалась теперь в 120 стадиях западнее. Оба древних автора указывают ее в одном и том же месте, хотя на первый взгляд здесь налицо явное расхождение. А в тех случаях, например, когда в указанном источником месте нет никаких следов упоминаемого населенного пункта, дело опять-таки не в ошибке географа, а в происшедших палеогеографических изменениях. Этот пункт, надо полагать, разрушен морем, и искать его следы мы должны не на суше, а под водой, там, где в античное время проходила береговая линия. В результате подводных исследований с помощью аквалангистов и водолазов найдены уже десятки затопленных морем античных населенных пунктов.

Таким образом, комплексные исследования показывают, что сведения античных географов заслуживают гораздо большего доверия и внимания. А имеющиеся в них неясности, расхождения, противоречия, несоответствия в расстояниях в большинстве случаев объясняются не ошибками источников, а происшедшими палеогеографическими изменениями черноморского побережья и другими объективными причинами.

Под этим углом зрения и будет рассмотрен перипл Арриана. Перевод периода и других античных трудов дается по известному сборнику В. В. Латышева «Известия древних писателей о Скифии и Кавказе» (СПб., 1893— 1906; переиздание см.: ВДИ, 1947-1949, № 1-4), а также по новейшим отдельным изданиям произведений Геродота, Страбона, Плиния и др.

Разумеется, не все изложенное здесь аргументировано с достаточной полнотой и окончательно доказано. Некоторые положения пока еще остаются гипотезами. Будем надеяться, что дальнейшие комплексные работы на стыке естественных и гуманитарных наук дадут новые результаты, которые позволят окончательно решить или продвинуть решение многих интересных проблем античной географии Причерноморья.

 

 Перейти к: содержанию книги :: содержанию раздела

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: К двухcтам прибавить cто пятьдecят пять (ответ цифрами)