Марковин В. И. Испун — дома карликов: Заметки о дольменах Западного Кавказа

В.И. Марковин

 ИСПУН - дома карликов

Перейти к:

содержанию книги :: к содержанию раздела "Краеведение" 

 

О самих дольменах:

 

Плиточные дольмены

 

Судя по хорошо изученным материалам, плиточные, обычные дольмены встречены в 171 пункте Западного Кавказа. Они составляют 92 процента от всех учтенных сооружений. Вероятно, их было очень много. Но так как они легко могут быть разобраны, то от времени и людей пострадали более всего. Наиболее простые дольмены этого типа не имеют отверстий. Сделаны они так: крупными боковыми плитами прижаты более короткие поперечные, а сверху водружено перекрытие. Такие дольмены Е. Д. Фелицын описал у поселка Ильского, а В. И. Сизов близ города Геленджика. В 1971 году на горе Кислой около хутора Кизинка (бассейн реки Кизинки у станицы Баговской) мы обнаружили одну такую постройку. Ее продольные широкие камни имели пазы-канавки, в которые входили более короткие поперечные стены. В крыше дольмена, состоявшей из огромного пласта известняка, также были выбиты пазы, в которые входили приостренные края плит камеры. Все это сооружение покоилось на крупных и очень гладких речных гальках, что, видимо, привело к скольжению всей конструкции и ее перекосам. Этот дольмен получил порядковый номер 215 и был пока единственным без отверстия среди многочисленных древних построек, обнаруженных в бассейне реки Кизинки. Древность сооружения подтверждалась не только его архаической конструкцией, но и находкой — колечком, свернутым из золотой фольги. Подобные украшения датируют обычно III тысячелетием до нашей эры и даже более ранним временем.

Отверстия, которые так характерны для дольменов Западного Кавказа, появляются впервые у сооружений с хорошо выделенным порталом. Обычно такие постройки называют двухкамерными, хотя переднее помещение перед отверстием (лазом) скорее особая пристройка перед настоящей камерой. Все началось с рисунков двух двухкамерных дольменов, открытых у станицы Царской и опубликованных Н. И. Веселовским в 1898 году в «Отчетах Археологической комиссии». Сам он рисовать не умел, художника на раскопки не брал, да и обмерные чертей; и не делал. Вот по его описанию и беглой схемке уже в Петербурге были созданы рисунки, которые и сейчас воспроизводятся во многих археологических работах. В них нарушены пропорции (если сравнить их с описаниями) и показаны две камеры. Подобный дольмен совсем недавно, в 1979 году, обнаружен В. С. Бочкаревым и А. Д. Резепкиным там же, где работал Н. И. Веселовский, — у станицы Новосвободной. И та же картина: пристройка перед лазом — притвор, а затем настоящая камера. Но не это важно. Главное — в дольменах с притвором появляются отверстия, а датируются они, по А. А. Иессену, примерно 2300 годами до нашей эры. Отверстия известны в двух вариантах — в виде круглого и прямоугольного проема. Размах их до 40 см. Такого рода лазы закрывались не втулкой, а каменным кружком или плиткой прямоугольной формы и были приперты стоящим камнем.

В бассейне реки Кизинки удалось найти развал дольмена с прямоугольным отверстием и специальной пробкой (с сильно расширенной наружной частью), которой оно было прикрыто.


Дольмены (1, 2), раскопанные Н. И. Веселовским у станицы Новосвободной, и многогранный дольмен из бассейна реки Фарс (3, 4) в разных воспроизведениях (работы Н. А. Каменева)

Дольмены (1, 2), раскопанные Н. И. Веселовским у станицы Новосвободной, и многогранный дольмен из бассейна реки Фарс (3, 4) в разных воспроизведениях (работы Н. А. Каменева)

 

Порталы таких дольменов усилены дополнительными-плитами. Они плотно пригнаны к стенам камеры и сверху имеют специальное покрытие. Некоторые из подобных сооружений достигают в высоту более 2 м и простираются в длину почти на 5 м. Они были обмерены недалеко от поселков Пшада, Солохаула, у станицы Даховской (Дегуакская поляна), Новосвободной (Богатырская поляна), у Туапсе.

При сборке плиточных дольменов вполне естественно, что торцы боковых плит, зажимавших поперечные, выступают по краям сооружения. Если с задней стороны эти края почти не обрабатывались, то в передней части древние каменотесы стремились придать им внушительность и архитектурную завершенность. Особенно выразительны дольмены, у которых выступы боковых плит возвышаются над всей массой постройки и на них лежит особое небольшое перекрытие. Эти портальные выступы придают дольмену величественность, подчеркивая внушительность сооружения. Впервые чертеж такого древнего памятника, стоявшего у станицы Царской, опубликовал Р. фон Эркерт в 1887 году. У строения было овальное отверстие. Близкий по конструкции дольмен пришлось описывать и мне, работая на Богатырской поляне. Замшелый великан врос в землю, мощные папоротники окружили его, скрывая детали. Пришлось поработать лопатой. Когда были удалены корневища и наплывы земли, перед лазом обнажилась мощная плита, образующая площадку. На нее опирались портальные выступы. Однако у дольмена сохранился в целости лишь один портальный выступ, который возвышался на 205 см. Эта плита достигала толщины 40 см. К сожалению, перекрытие портала не сохранилось. Конечно, подобные дольмены и в древности строили не очень часто. Более обычные плиточные дольмены не имели каких-либо архитектурных особенностей, но это не означает, что они сделаны наспех, кое-как «сколочены». Это добротные постройки. Снаружи тщательно обработана передняя плита, с внутренней стороны за счет приостренных краев она напоминает подушку, отверстие расположено строго симметрично по ее середине. Кстати, у этих многочисленных сооружений чаще встречаются отверстия овальной, полукруглой и изящной аркообразной формы.

Задняя стена по форме аналогична передней, боковые стены, чтобы гарантировать их прочность, снаружи подперты бесформенными камнями. Они служат контрфорсами — упорами. Все детали дольмена, где только возможно, входят в пазы. Они вышлифованы в боковых плитах, перекрытии (вот оно и держится прочно), в пяточных камнях, то есть камнях, подложенных под дольмены. Соединены они точно, а об их прочности можно судить по непреложному факту — дольмены стоят с эпохи бронзы.

Если сравнивать эти массовые постройки с ранними сооружениями, то можно заметить, как исподволь меняется их конфигурация — от прямоугольного плана к трапециевидному. Большинство дольменов имеют трапециевидные очертания — широкую переднюю часть и узкую заднюю. Приподнят фасад, и высота постройки падает к задней стене. Несколько наклонены внутрь боковые стены, а для этого передняя и задняя плиты кверху скошены — они соответствуют правильной форме трапеции. Иначе говоря, строители стремились всеми способами сделать свои постройки прочными. Форма дольмена — косо срезанная (усеченная) пирамида — не случайность. Она чрезмерно устойчива, так как конструктивно близка природным конусовидным формам. Такое строение имеют горы (у них широкое основание), по этому принципу растут деревья. Устойчивость конуса и пирамиды объясняется тем, что сила тяжести таких фигур занимает центрально-осевое положение. Древние архитекторы и строители прекрасно знали эту закономерность. Все постройки Египта, Вавилона, Ассирии, Центральной Америки делались несколько пирамидообразными — с широким основанием и более узкой верхушкой. Даже древнегреческие здания, снабженные колоннами разных стилей, построены с учетом все этого же принципа. В странах древнего Востока и в Египте строители прекрасно умели использовать наиболее устойчивые пропорции при сооружении грандиозных построек — храмов, дворцов и гробниц разных форм, а древние математики уже создали специальные формулы для вычисления объема усеченной пирамиды и площади трапеции. Нам, к сожалению, неизвестно, умели ли строители «дольменов решать подобные задачи, но чувством пропорций они, безусловно, обладали н практически использовали его. Кому удалось видеть не один и не два дольмена, а с десяток, да еще в разных местах, тот мог заметить, что все они в основной массе похожи друг на друга. Если бы не окружающий пейзаж, то часто плиточный дольмен реки Кизинки можно было бы спутать с постройкой, стоящей около Туапсе или у селения Верхняя Эшери в Абхазии. Те же соотношения частей, те же приемы крепления плит. Но именно это единообразие сделало задачу изучения дольменных пропорций не очень легким делом. Много здесь неясного. Но удалось установить, что постройки разных вариантов — прямоугольного и трапециевидного плана — имеют разные, но строго повторяющиеся, довольно точные отношения длины камеры к ширине и к высоте ее. Четкие соотношения имеются и в отдельных частях дольменов. Изучение древних построек с этих позиций заняло много времени, иногда казалось бесконечным, тем более что целых сооружений, которые могли бы дать все необходимые цифры, известно не так уж много. Но в итоге получены такие устойчивые цифровые ряды, что даже пропуски в них (отсутствие каких-либо деталей дольмена) могут быть восполнены с довольно надежной точностью. К собственным выводам я отнесся не очень доверчиво, и они подверглись проверке преподавателями точных наук Н.-Ф. Г. Полихрониди и Н. Б. Малачихановым. Честно говоря, я против математических методов в гуманитарных науках, а археология таковой и является. Ведь стало модой говорить языком формул о красоте древней керамики, пряжек, изяществе бус, об орнаменте. Формулы иногда дают самые противоречивые данные, загоняя совершенно несхожие вещи в один ряд, словно улыбаясь над подобной математикой. А исследователь в таких случаях, горячась и чувствуя себя первооткрывателем, забывает, что имеет дело с древним мастерством, окрыленным любовью к красивому. Умелец прошлого работал, любуясь своим творением и вкладывая в каждый изгиб сосуда и виток орнамента свое личное и неповторимое «я». Пожалуй, стоит вспомнить, что говорят по этому поводу сами математики. Вот небольшая, но отрезвляющая цитата:

«Сейчас повсеместно отмечается повальная мода на моделирование, программирование, аппраксимацию, алгоритмизацию и т. д. Эта увлеченность не всегда оправдана, под видом математических моделей протаскиваются тривиальности, облаченные в модные знаковые формы и наукообразную системно-структурную фразеологию. Получила распространение мода на то, что можно назвать изобразительной математикой, когда математикообразные формулы используются просто как способ знакового описания явлений.


 

Дольмен с дополнительными портальными плитами. Местность Аднгналово (Анастасиевка, район Туапсе).

Дольмен с дополнительными портальными плитами. Местность Аднгналово (Анастасиевка, район Туапсе).


 

Дольмены с мощными портальными выступами. 1,2 — Богатырская-поляна (общий вид и разрез); '3 — станица Шапсугская (по Е. Д. Фелицыну)

Дольмены с мощными портальными выступами. 1,2 — Богатырская-поляна (общий вид и разрез); '3 — станица Шапсугская (по Е. Д. Фелицыну)


Дольмен трапециевидной формы (план, профиль). Богатырская Поляна

История науки знает примеры научной пустоты, заключающейся в отрыве теории от практики. Вспомним средневековую схоластику. И поскольку современная математизация не всегда заканчивается выходом в практику и, таким образом, не оплодотворяется реальной действительностью, то не исключено, что вполне научная дисциплина может превратиться под математическим воздействием в искусство ради искусства или уподобиться схоластике».

Я боялся со своими цифрами попасть в разряд схоластов, а свою работу о дольменах сделать «непродуктивной», вот почему старался проверить свои данные, сопоставляя их с древними и средневековыми канонами. Одно было бесспорно — без знания и умелого использования пропорциональных соотношений каждый строящийся дольмен был бы непохож на другой, мастера работали бы «кто в лес, кто по дрова», каждый на свой вкус и глазок. А здесь при всем многообразии индивидуального подхода к камню, месту воздвижения дольмена, приемам крепления плит заметно и стилевое единство, характерное только для дольменов Западного Кавказа. И это независимо от величины постройки. Имеются совсем небольшие сооружения — их величина не превышает роста подростка в двенадцать-тринадцать лет, но есть и гиганты. Таков известный дольмен, стоящий у абхазского селения Азанта. Общая высота его около 300 см, только одна передняя плита имеет длину 251 см внизу при высоте ее 204 см.

Итак, все эти подсчеты позади. Они позволили установить, что для портальных дольменов (имеющих специальный притвор) ширина камеры в передней части так относится к длине камеры, а затем к ее же ширине, но уже в задней части, как цифровой ряд 10:12:8 или 9. Надо помнить, что при моей системе подсчета, какая бы ни была ширина камеры дольмена у передней плиты, ее надо принять за 10 единиц отношения (попросту разделить на 10). Приведу пример. Дольмен № 67 на реке Кизинке (станица Баговская) имеет ширину камеры в передней части 130 см. Делим на 10, получаем 13. Длина камеры этого дольмена 160 см. .Делим на 13, получаем 12. Ширина камеры в задней части 120 см. Снова делим на 13, получаем несколько более 9. Примерные пропорции для камеры этого дольмена будут 10:12:9.

Отдельные сооружения этого варианта дают пропорции 10:10:9 (бассейн реки Кизинки, Пшада). Есть серия дольменов, у которых ширина камеры в передней части совпадает почти полностью с ее длиной 10:10:8(9), — селение Верхняя Эшера, река Догуаб, окрестности Туапсе, поселок Каменномостский и другие.

В плане наиболее массовые древние памятники сильно трапециевидны и построены по принципу пропорций — 10:9:8, то есть ширина их в передней части несколько больше длины камеры, и плавно сужаются к задней стене

Не буду утомлять излишними деталями, тем более что они опубликованы. Но хотелось бы, чтобы при встрече с этими древними постройками читатель поинтересовался закономерностями в их конструкции, пытаясь проникнуть в строительную лабораторию древних людей. И холодные камни, открывая секреты древних мастеров, перестанут казаться отчужденно далекими.

Чтобы завершить разговор о плиточных сооружениях, стоит вспомнить еще об одном виде дольменов — многогранных. Детально никто не знает, как же они выглядели. Во-первых, только одна такая постройка целиком была раскопана офицером Н. Л. Каменевым в 1869 году у реки Фарс. Дольмен был скрыт под каменным завалом и, может быть, не был даже толком расчищен. Во-вторых, раскопщик писал о нем как о шестнадцатигранном сооружении, а Е. Д. Фелицын, который осмотрел его через шестнадцать лет, пишет, что у него одиннадцать граней, каждая из них представляла собой плиту, поставленную на торец. В высоту они достигали 230 см. По рисунку, который опубликовал Б. А. Куфтин и который якобы принадлежал самому Н. Ж Каменеву, можно определить, что дольмен действительно имел более чем одиннадцать граней. Он был приземистым и покрытым многоскатной кровлей, составленной из трехугольных плиток. С восточной стороны внутрь вело квадратное отверстие (величина стороны 37 см). Оно было закрыто втулкой такой же формы. Вся эта конструкция стояла на огромном округлом цоколе. Сооружение, раскопанное Н. Л. Каменевым, содержало ранние вещи эпохи бронзы. О них мы еще поговорим позже.

.


раздел Краеведение

древнее золото Кубани

старинные карты: платные и бесплатные

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: Дecять плюc 3 добавить ceмь (ответ цифрами)