МАМЛЮКСКИЕ ГЕРБЫ ИЗ ПРИКУБАНЬЯ

 

к содержанию раздела "Краеведение"

 

 

Л.Э.ГОЛУБЕВ

 

В 1997 г. автором были опубликованы позднесредневековье погребения из могильника МТФ-З у ст.Старокорсунской (Голубев Л.Э., 1997, с.115-120). В погребении 21 находились два одинаковых медальона из шелка и войлока на деревянной основе (Голубев Л.Э., 1997, с. 115, рис.1,1-3). Эти предметы в силу их необычности заслуживают отдельного рассмотрения.

Медальоны (плохой сохранности) находились у черепа, имели зеркальные изображения, вышитые бронзовой нитью. По краю медальона идет кант в виде фестонов. Внутри ближе к краю проходят две широкие линии. По центру медальон разделен полосками на три части. В одной - крайней части изображена голова с длинными ушами, напоминающая заячью. Во второй крайней части изображения утрачены. В средней части находятся два изображения пиалообразных сосудов, расположенных по одной линии. Медальоны лежали так, что "морды зайцев" были направлены к черепу, а ушами к плечам покойного. Медальоны были изготовлены способом вышивания галуном "на дощечках", что, возможно, говорит о местном их происхождении (Шилинг Е., 1940, с. 156).

Автор публикации предполагал, что эти медальоны могли быть деталями головного убора. Предположение опиралось на то, что на рубеже XIV-XV вв. у ирано-монгольских шлемов бытовали наушья, представляющие собой "систему из двух, реже трёх стальных дисков, привязанных ремешками к бармице (рис. 1, 2) (Горелик М.В., 1983, с.261, табл. VIII, 7). Кубанские медальоны близки по внешнему облику и синхронны таким наушьям. Наши медальоны не были металлическими (возможно, это и не обязательно). Отсутствие самого шлема в погребении могло бы объясняться наличием традиции имитации дорогого оружия в погребальной практике. Но у позднесреднековых адыгов следы такой традиции нам не известны.

Впоследствии мне стали известны факты, заставившие изменить мнение по поводу функционального назначения медальонов.

Изображения на медальонах находят полные аналогии изображениям на мамлюкских гербах, называющимися "rank".

Ранк был личным гербом, не передающимся по наследству, так же, как и должность мамлюка. Изображение на гербах являлись символом достижений в военной и административной карьере его владельца. Они всегда имели круглую форму. Знак, напоминающий голову зайца, является изображением пенала для письменных принадлежностей и обозначает конкретную должность в административном аппарате Мамлюкского султаната (рис.1, 3-7). Пиала (чаша) обозначала высокий воинский чин - виночерпия (рис.1, 3-7). На гербах так же изображались сабли (рис. 1,5), клюшки для игры в "поло" (рис.1, 8). Изображения ромба означали владение особым плащом (мантией) -символом эмирской власти (рис.1, 4,6,7).

Заметим, что изображения чаши или пиалы встречаются и на половецких изваяниях (Плетнёва С.А., 1974, с.50, рис.23,1-10, рис.51). Как известно, половцы составляли отдельную этническую группу в мамлюкском сообществе, причем весьма значительную.

Большое количество чаш и кубков было найдено в белореченских курганах, где зафиксирован обычай класть чаши под голову и локти умершего. По мнению отдельных исследователей,"эти случаи следует рассматривать как выполнение какого то особого обряда..." (Левашова В.П., 1953, с. 175). Об особом отношении к чашам у адыгов упоминает и итальянец Джорджио Интериано: "В домах у них имеются массивные золотые чаши, стоимостью от тридцати до пятисот дукатов (я говорю здесь о знатных), так же и серебряные, из которых они пьют с величайшей торжественностью, которой обставляется у них эта церемония: более чем любые другие обрядности. Они выпивают постоянно и во славу Божию, и во имя святых, и во здравие родичей, и в честь памяти умерших друзей и в память каких-либо важных и замечательных подвигов, и пьют с большой торжественностью и почтением, словно совершая священнодействие, всегда с обнажённой головой в знак наивысшего смирения... Если же случится им приобрести в качестве добычи или иным путём золото или серебро, то сейчас же они его тратят на те чаши, о которых я говорил выше..." (Адыги ..., 1974, с.49,50).

Чаши использовались и при обряде захоронения знатного человека: "...его посещают родные, друзья и подданные, которые приносят различные дары, вроде серебряных чаш, луков, стрел и других предметов" (Адыги ..., 1974, с.51).

С.Х.Хотко предполагает, что изображение нескольких пиал на одном гербе, сопровождающееся изображениями стилизованных рогов для пития, связано с легендой о происхождении этникона "бжедуг". Бжедуги получили своё имя, украв на темергоевском пиру рога для пития. Не исключено, что изображение сосудов для пития в мамлюкской геральдике занесено с Кавказа (рис.1, 4,б,7).

На одном из гербов имеется изображение тамги (рис.1, 4). Подобные знаки встречались во многих местах Евразии, в том числе и на Северном Кавказе (ЯхтаниговХ.Х., 1993, с.146,рис.820,829;с.156, рис.2; с. 158, рис. 1; с. 169, рис.464,465). Трёхполосная структура гербов характерна для кон. XIV -1 -й пол. XV вв.

Автор считает, что гербы из могильника МТФ- 3 являются деталями плаща, которым был накрыт покойник. Положение гербов в погребение было неправильным (рис.1, 1), изображение пеналов и пиал на них должно быть горизонтальным. Только при застёгнутом плаще гербы должны были принять правильное положение (рис.1,1а).

Плащ был символом эмирской власти и являлся доказательством высокого положения умершего. Герб своего господина мог носить и рядовой вассал, но вассал не имел право на ношение плаща (Хотко С.Х., 1993, с.34). Маловероятно, что такой личный сословный символ как плащ мог быть предметом импорта или подарком. Важно заметить, что погр. № 21 находилось в некотором удалении от основной группы захоронений могильника.

Причины появления мамлюкского плаща в прикубанском захоронение требуют объяснения.

История Северо-Западного Кавказа имеет множество белых пятен. Отсутствие собственной письменности у адыгов в прошлом, затрудняет их освещение. Некоторые сведения о жизни адыгов в средние века дают письменные источники, оставленные иностранцами - путешественниками, миссионерами, торговцами, присутствующими в армиях завоевателей летописцами. Но, к сожалению, они очень скудны. Из их числа выделяются известия, оставленные Д. Интериано.

Им, в частности, оставлены следующие сведения: "Большая часть проданных (адыгов) увозятся в город Каир, в Египет, и таким образом (случается), что фортуна превращает их из самых жалких крестьян на свете, какими они были, в величайших владык на свете и государей нашего века, а именно, в султанов, эмиров и т.п." (Адыги ..., 1974, с.48). И это действительно так. Мамлюкский клан Бурджи, основу которого составляли черкесы, правил с 1382 по 1585 гг. (Хотко С.Х., 1993, с.87; Ирвин Р., 1998, с.278,287). Заметим, что именно в это время в обиход входит трёхполосная структура мамлюкских гербов. Старокорсунские гербы, как отмечалось выше, были изготовлены в местной, адыгской, технике вышивания галуном. Это обстоятельство указывает, что медальоны могли быть изготовлены непосредственно в Черкесии или же в Египте, но руками черкешенки. Адыги сохранили множество легенд и преданий, собранных просветителями XIX в. Ш.Ногмовым и Хан Гиреем. О необходимости критично относится к источникам, основанным на легендах, не раз говорилось в исторической литературе. К моменту их записи многое сгладилось, забылось, а многое преувеличилось в памяти народа, в частности, предание о происхождении кабардинских князей. По преданию, они берут своё начало от князя Инала, который будучи султаном Египта, бежал после переворота на родину, где и создал своё княжество, впоследствии переместившееся на территорию современной Кабарды (Абдоков А.И., 1990, с. 141-143; Адыги ..., 1974, с.406,407).

Нам известно, что султан ал-Ашриф Сайф ад-дин Инал (1453-1461 гг.), правивший в Египте, никуда не бежал и умер своей смертью. Больше султанов с таким именем не было (Хотко С.Х., 1993, с.93). С.Х.Хотко отмечает, что неверно считать этого султана родоначальником княжеских родов. "Но, тем не менее, легенда об Инале не лишена почвы. Было известно несколько эмиров, носящих это имя. Многие из них могли вернуться на родину и объявить себя беглым султаном. Но, скорее всего, это выдумали его потомки" (Хотко С.Х., 1993, с.93). Первые мамлюки, вернувшиеся на родину, могли появиться после 1261 г. Тогда в Сарай прибыло египетское посольство от султана Бейбарса (Бибарса, 1260-1277 гг.) с предложением к хану Берке о совместной борьбе с хулагидским Ираном. Завязывается прочная дипломатическая связь (Насонов А.Н., 1994, с. 102; Закиров С, 1966, с.43; Хотко С.Х., 1993, с.57), обмен посольствами продолжался до 1323 г. (Грум-Гржимайло Л.Н., 1994, с. 115). С.Закиров отмечает, что за двести лет "до середины XV в., Египет и Золотая Орда примерно пятьдесят раз обменялись посольствами, причём, восемь из них приходится на годы правления Байбарса" (Закиров С, 1966, с.30).

Имеется одно свидетельство, говорящее о возможных политических связях Египта именно с Прикубаньем и найденное в 1896 г. в Белореченском могильнике. В кургане № 53 находился кубок зелёного стекла, идентичный по форме изображениям чаш на мам-люкских гербах. "Вверху и нижней полостях, среди растений и человеческих пирующих фигур, шести кругов, в каждом из которых помещены на красном фоне идущий в лево лев, расписанный белой краской; под этой полосою идет другая узкая полоска, содержащая потертую арабскую надпись; ниже её помещены арабески и летящие птицы; на полосе, которая украшена ножкой, изображено несколько человеческих фигур с кубком в руках" (OAK за 1896 г., с.29, рис. 154), (рис.2,1,2). Изображения львов удивительно напоминают ранк султана Бейбарса, что и отмечает Н.И.Веселовский (OAK за 1896 г., с.ЗО). Арабскую надпись он же понимал как почётные прозвища (великий, мудрый, справедливый и т.д.) (OAK за 1896 г., с.ЗО). Эта находка вряд ли может быть случайной, свидетельством импорта или военным трофеем.

При правлении султана Баркука( 1382-1399 гг.) возобновляются дипломатические отношения между Египтом и ордой Тохтамыша; на этот раз целью союза становится совместная борьба с Тимуром. В это время в Египетском государстве усиливается черкесское влияние. Ключевые посты занимают выходцы с Северо-Западного Кавказа (Хотко С.Х., 1993, с.88; Ирвин Р., 1998, с.287) (рис.2, 3). При этом проводилась беспрецедентная для Мамлюкского султаната политика: при поступлении нового пополнения предпочтение отдавалось черкесам. Они избегали рабского положения, а некоторые получали значительные должности и т.д. (Хотко С.Х., 1993, с.21). Не исключено, что набор для султанской гвардии проводился непосредственно на родине черкесов. Ещё султан Ке-лаун-аль Мансур в 1279 г. заключил договор с генуэзцами и византийским императором о ежегодном посыле двух судов в Каффу для перевозки невольников.

Тот же Египет имел постоянное представительство в Каффе, занимавшееся закупкой рабов. Поставкой невольников для султана занимались и итальянские купцы (Поркшеян Х.А., 1957, с.357).

Дата погребения 21 из могильника МТФ-3 примерно совпадает со временем правления султана Баркука, при котором в султанате доминируют кавказцы (Хотко С.Х., 1993, с. 18). Не могло ли оно принадлежать черкесу, вернувшемуся на родину из государства мамлюков?

Однако в литературе отмечается ревностная приверженность мамлюков к исламу, который исключает положение вещей в могилу. Наше же погребение было совершено по языческому обряду. Но это обстоятельство может объясняться несколькими причинами: 1) усопший мог долго жить в местной среде и вновь принять черкесские обычаи; 2) хоронившие его могли и не знать тонкостей мусульманского обряда.

В недавно вышедшей работе Е.И.Нарожный отнес позднюю группу погребений Старокорсунского могильника к культуре поздних кочевников (Нарожный Е.И., 2000, с.23). И хотя могильник МТФ-3 находится на правом берегу Кубани, а как считается основной ареал проживания адыгов X1-XV вв. находился в Закубанье, я продолжаю считать, что данные захоронения оставлены горцами и имеют наибольшее сходство в погребальном обряде с кабардинскими средневековыми погребениями (Голубев Л.Э., 1997, с. 120). Как известно, предки кабардинцев проживали первоначально в низовьях р.Кубани, о чем свидетельствует, например, сходство языковых диалектов кабардинцев и шапсугов (Лавров Л.И., 1956, с.23). Более подробно по этой проблеме автор намерен высказаться в отдельной работе. Вероятно, в будущем могут быть найдены и другие свидетельства интенсивных в прошлом связей мамлюкского Египта с черкесами, а, возможно, и другими народами Северного Кавказа.

ЛИТЕРАТУРА

Абдоков А.И., 1990. Откуда пошла Кабарда? // Мир культуры. Нальчик.

Адыги ..., 1974 - Адыги, балкарцы, и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. Сост., ред. В.К. Гарданов. Нальчик.

Голубев Л.Э., 1997. Группа позднесредневековых погребений из могильника МТФ-3 близ станицы Старокорсунской // ИАА. Вып.З. Армавир; М.

Горелик М.В., 1983. Монголо-татарское оборонительное вооружение второй половины XIV в. - начала XV в. // Куликовская битва. М.

Грум-Гржимайло Л.Н., 1994. Джучиды. Золотая Орда // "Арабески истории". Русский взгляд. Кн. I. M.

Закиров С, 1966. Дипломатические отношения Золотой Орды с Египтом (XIII-XV вв.). М.

Ирвин Р., 1998. Ислам и крестовые походы // История крестовых походов.М.

Лавров Л.И., 1956. Происхождение кабардинцев и заселение нынешней территории // СЭ. № 1.

Левашова В.П., 1953. Белореченские курганы // Тр.ГИМ. Вып.ХХИ. М.

Нарожный ЕМ., 2000. Позднесредневековые захоронения из под ст.Старокорсунской: предки адыгов или поздние кочевники? // Седьмые чтения по археологии средней Кубани. Тезисы докладов. Армавир.

Насонов А.Н, 1994. Монголы и Русь // "Арабески истории". Русский разлив. Серия II. T.I. Вып.3-4. М.

OAK за 1896 г. СПб., 1899.

Плетнёва С.А., 1974. Половецкие каменные изваяния // САИ. Вып.Е4-2. М.

Поркшеян Х.А., 1957. К вопросу о пребывании адыгов в Крыму и об их взаимоотношениях с народами Крыма в эпоху средневековья // УЗ КЕНИИ. Т. 13. Нальчик.

Хотко С.Х., 1993. Черкесские мамлюки (краткий исторический очерк). Майкоп.

Шипит Е., 1940. Адыгейский узор // Искусство. №3.

Яхтанигов XX., 1993. Северокавказские тамги. Нальчик.

Nicolle David, 1993. The Mamluks. Osprey, London.

Heah Ian, 1984. Armies of the Middle Ages. Wargames Resarch Group, UK.

Lane-Pule, Stanley M. A., 1901. A history of Egypt in the in the Middle Age. L.

Wiet G., 1931. Histoire de la nation Egyptienne. Vol.IV.

 

раздел Краеведение

древнее золото Кубани

старинные карты: платные и бесплатные


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: От пяти отминусовать тpи (ответ цифрами)