Между Илем и ШебшемВалерий и Александр Харченко, Алексей Кистерев

Между Илем и Шебшем

Часть четвертая :: ГРОЗОВЫЕ ГОДЫ
33. Партизаны... в нашем тылу
 

 

Перейти к содержанию книги

 

 

Еще осенью 1941 года, когда гитлеровские войска вторглись в Придонье и возникла угроза захвата Кубани, началась подготовительная работа по созданию подразделений для партизанской и подпольной работы с фашистами в случае оккупации.

В нашем районе организовали три отряда: «Овод» (около 90 человек, базировался в горах за станицей Крепостной), «Мститель» (около 80 человек; база отряда находилась в горно-лесной части за станицей Убинской) и «Иль» (около 80 человек; базировался в горах за станицей Дербентской).

Личный состав отрядов комплектовали, в основном, из людей, относящихся к партийно-советскому активу, не подлежащих мобилизации в армию, из молодежи, специалистов МТС, а также, частично, из бывших воинов, вернувшихся с фронта инвалидами.

На территории района базировались также краснодарские партизанские отряды «Батя» (в нем воевали и погибли Герои Советского Союза братья Игнатовы) за Крепостной в Планческой щели, «Гроза» в районе Ставропольской и «Кубанец» в районе Калужской.

Руководство отрядами осуществлял штаб Краснодарского куста партизанского движения.

Долгое время после войны действия этих партизанских отрядов приукрашивали не без помощи бывших партизан. Так на свет родились легенды о боевых операциях, взорванных поездах и тому подобное. К примеру, до 1989 года в станице Убинской на стене одного из домов висела мемориальная табличка, гласившая о том, что в августе 1942 года группа партизан отряда «Мститель» обратила здесь в бегство более 30 гитлеровцев, пытавшихся овладеть станицей. Когда правда всплыла наружу, эту табличку по требованию жителей сняли.

Преувеличены боевые действия партизан и в рукописной книге Г. Худыны (был бойцом отряда «Мститель»), которая находится в районном музее, а также в книге «Партизанские были» (Красн, книжн. издательство 1975 г.).

На самом деле все обстояло совсем не так. Как известно, в нашем районе остались неоккупированными такие населенные пункты, как Крепостная, Убинская и Дербентская. В них хоть и формально, но существовала Советская власть. Сюда же в горы, точнее на базу отряда «Мститель», перебрались Северский райком партии и райисполком. Здесь же печатали и районную газету, вернее, газету партизанского отряда, которая, в основном, занималась перепечатыванием сводок Совинформбюро.

Таким образом партизанские отряды оказались в тылу советских войск, державших оборону вдоль предгорий Кавказа. Мало того, что партизаны были плохо обучены, им к тому же не разрешалось проводить никаких боевых операций без согласования с армейскими штабами.

Если бы «народные мстители» просто отсиделись в горах, им можно было бы простить послевоенные вымыслы: все мы любим приукрашивать прошлое. Но факты свидетельствуют, что все было намного драматичнее. Угнав с собой в горы скот, заранее запасаясь продовольствием, партизаны довольно сытно пережили недолгую зиму оккупации. А в это время жители прифронтовых станиц чуть ли не пухли с голоду. Но особенно бедствовали солдаты. Вот что, к примеру, вспоминал бывший разведчик, афипчанин А. Корнелюк, в составе 339-й стрелковой дивизии, принимавший участие в освобождении Северского района.

«Нам, молодым воинам, пришлось хлебнуть горя. Поочередно бродили по лесу, собирали груши и кислицы под листвой и снегом. Кое-какими продуктами питания нас выручали женщины горных станиц. Они же вместе с детьми и стариками, истощенные и голодные, через перевал в любую погоду доставляли нам боеприпасы на своих хрупких плечах... В течение тех шести месяцев мне не приходилось слышать, видеть или участвовать с партизанами в каких-либо совместных боевых действиях».

А вот воспоминания другого солдата, ильчанина Г. Лущай: «Я прекрасно знаю, что такое партизаны в тылу наших войск. Мне приходилось тогда встречать односельчан, ушедших в горы, видеть, что они ели, какие курили папиросы и как были одеты. За все шесть месяцев я не слышал о каких-либо боевых действиях с их стороны. Мы, солдаты, называли тогда партизан другим словом ― мародерами...»

Таких свидетельств насчитывается десятки. Многие из них были использованы в очерках «Овод», «Мститель» и другие» и «Свидетельства памяти», опубликованных северской районной газетой «Зори Октября» в 1989 году, за что бывшим РК КПСС был наказан журналист, один из авторов этой книги.

Но больше теперь поражает даже не то обстоятельство, что «мстители» жили сытно, да еще и, по сути, грабили своих же односельчан, а что не смогли поделиться с солдатами, которые действительно держали немцев на прицелах своих винтовок. Как вспоминала одна из жительниц Убинской, «когда наш район освободили от гитлеровцев, жители стали переносить в Северскую продукты из партизанских отрядов. Часть из них просто сгнила».

В ходе сбора архивных материалов и воспоминаний очевидцев тех лет, всплыли и другие трагические подробности тех лет.

Боясь быть обнаруженными, партизаны расстреливали наших же сограждан, кто перевозил им продукты, кто случайно натыкался в лесу на их базы, кто вызывал малейшие подозрения. Как свидетельствуют факты, такое происходило во всех оккупированных станицах и вблизи их. Но особо свирепствовал командир отряда «Овод» Т. Карабак (на «счету» отряда ― около 20 расстрелянных мирных жителей). После войны его судили. Но, не без помощи покровителей, Т. Карабак тогда отделался по сути, легким испугом.

После войны был арестован начальник Ильской милиции Грамадюк. Нашлись свидетели, показавшие, что будучи в партизанах, этот подонок изнасиловал девушку, выколол ей глаза и, после издевательств, застрелил, выдав потом это за зверства фашистов. Он был осужден к 25 годам лишения свободы.

Но справедливости ради надо сказать, что отряды все же не бездействовали. Так, группа из «Мстителя» вместе с подразделениями других краснодарских партизанских отрядов и бойцами воинской части 1137 31 октября 1942 года разгромила небольшой гарнизон гитлеровцев на хуторе Новоалексеевском. «Оводцы» пару раз ходили за «языками», совершили ночной налет на Смоленскую и участвовали в нескольких перестрелках. На счету отряда «Иль» несколько диверсий на нефтепромыслах и дорогах, участие с бойцами регулярных войск в обороне Дербентской, и взрыв при помощи минеров из отряда «Батя» нескольких железнодорожных вагонов в одном из проходящих эшелонов.

Ряд диверсионных актов на терриории района совершили и партизаны краснодарских отрядов. При установке мины от неосторожного с ними обращения погибли под Афинской братья Игнатовы из отряда «Батя». Позже им посмертно присвоили звания Героев. И, конечно, не их вина, что после войны события тех дней приукрасили, снабдив их «эффектным и геройским взрывом эшелона».

Вот, пожалуй, и все. Остальное, что известно о северских партизанах с положительной стороны ― чистейший вымысел. И тому есть еще одно подтверждение. В феврале 1971 года в Доме офицеров Краснодара на встрече с бывшими командирами и комиссарами один из руководителей штаба куста партизанских отрядов края генерал-майор А. И. Лисицын сказал:

«Штаб отрядов получал сведения от каждого отряда о боевых действиях в тылу врага. Все эти сведения передавались в Москву. В октябре из Москвы пришла телеграмма за подписью Сталина. В ней говорилось, что согласно поступающим от нас сведениям по уничтожению живой силы и техники противника, немецкие войска на Кубани уже давно разбиты и уничтожены. Не пора ли партизанам спускаться с гор и браться за сельское хозяйство».

Чтобы в дальнейшем исключить подобные приписки и вымысел, в той же телеграмме Сталин предупредил: «В следующий раз с отчетами высылайте личные книжки убитых фашистов или номера трофейного оружия для подтверждения ваших диверсионных актов. В противном случае партизанские отряды будут расформированы».

Ни личных книжек, ни номеров трофейного оружия, разумеется, никто предъявить не мог. А от расформирования отряды спасло скорое освобождение района от гитлеровцев.

Любопытно, что через пару лет, в 1973 году, А. И. Лисицын был приглашен в черноморскую школу № 21., где проходила сбор-встреча с ветеранами войны. Когда в их присутствии бывшие партизаны попытались снова заговорить о своем «боевом» прошлом, он сказал:

«Северские партизаны ничего практически не делали, если не считать активного «уничтожения» мяса и меда». Бывшие партизаны проглотили эту пилюлю молча, опустив головы.

Но пора вернуться в самое начало далекого 1943 года.

 

Смотрите также:

раздел Краеведение

старинные карты: платные и бесплатные

описания маршрутов

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: К двухcтам прибавить cто пятьдecят пять (ответ цифрами)