Между Илем и ШебшемВалерий и Александр Харченко, Алексей Кистерев

Между Илем и Шебшем

ЧАСТЬ ВТОРАЯ :: НА ЗЕМЛЕ НЕПАХАННОЙ
9. На берегах Иля

 

 

Перейти к содержанию книги

 

Давно уже Иль не слышал такого шума на своих берегах. В долине на его левом берегу, стучали топоры, визжали пилы, с треском валились деревья, далеко разносились возгласы солдат и команды офицеров. По ночам воздух наполнялся едким дымом костров, на которых сжигались мелкие ветки и хмереча.

Так, 16 июня 1863 года сборный эскадрон Северского драгунского полка по приказу командующего войсками Кавказской армии приступил к возведению станицы Ильской возле упраздненного Ильского укрепления. Но официальной датой ее основания считается день прибытия первой партии переселенцев ― 27 июня 1863 года.

Здесь поселились 234 семейства. Из них казаков бывшего Черноморского войска (из станиц Кубанской области: Крыловской, Киляковской, Кущевской, Стародеревянковской, Новонижнестеблиевской и Елизаветинской) ― 113 семейств, казаков упраздненного Азовского войска (из станиц Приазовья: Стародубской, Новоспасковской и Петровской) ― 40 семейств, казаков Донского войска (из станиц по реке Хопер, приток Дона) ― 40 семейств и государственных креестьян (из Полтавской и Черниговской губерний), обращённых в казачье сословие ― 41 семейство.

Казаки, основавшие станицу, в большинстве переселялись добровольно: на новом месте правительство обещало им всевозможные льготы, денежное вознаграждение за оставленное на родине имущество, но главное, переселенцы надеялись получить в потомственную собственность земельные участки.

Переселялись также по жребию, по общественным приговорам, то есть принудительно, и по найму.

Переселенцы заняли указанные им приусадебные участки на восьми улицах, идущих по четыре на север и юг от площади, и приступили к возведению жилых и хозяйственных построек. Дома крылись камышом, соломой и болотной травой. Жилье не отличалось ни красотой, ни удобством, строилось на скорую руку, лишь бы была защита от непогоды. Усадьбы обносились плетнем из орешника и кизила.

К моменту заселения вдоль отрогов Кавказских гор образовалась Шебшская кордонная линия ― от реки Шебш до реки Иль с постами Убинским, Афипским, укреплениями Дмитриевским и Григорьевским. Станица Ильская стала западной точкой этой линии. В ней находился гарнизон из трех рот пятого Кабардинского резервного батальона, сотни казаков Кубанского войска и двух легких орудий.

Ильская вошла в состав Абинского конного казачьего полка, штаб-квартира которого находилась в станице Хабльской (Холмской).

Во главе станицы в течение семи лет стояли начальники, назначенные командиром полка. Они не зависели от станичного общества, являясь по существу единоличными командирами, которые отчитывались только перед полковым начальством.

В основную обязанность казаков станицы входило несение кордонной службы на южных рубежах России. Из ильчан сформировали смешанную сотню. В станице также была сформирована из рекрутов Харьковской и других губерний 39-я пехотная дивизия, которая принимала активное участие в последних сражениях Кавказской войны. Название одного из полков этой дивизии было присвоено основанной в 1864 году станице Дербентской.

В течение первых трех лет казаки станицы находились на содержании Кубанского войска, получая порционное (сухари, муку, крупу, сало, соль) из казенного магазина станицы Хабльской. Однако это довольствие не удовлетворяло потребности людей и им приходилось выращивать зерновые, разводить скот. Для помола зерна на муку богатые казаки начали строить мельницы на реке Иль. Первую из них построил казак Поликарп Чумак.

Для обслуживания жителей товарами выдавались свидетельства на право содержания трактирных заведений, постоялых дворов, лавок. В 1866 году в Ильской имелось четыре лавки и пять кабаков. Были также одна кузница, общественная баня и небольшой кирпичный завод.

После окончания трехлетней продовольственной льготы казакам пришлось самим заниматься хлебопашеством. В течение 1866―1867 годов богатые казаки и урядники С. Афанасьев, И. Маньков, Т. Благодеров, Ф. Гладкий, Ф. Денисов, К. Мазуренко, Ф. Шамаев, П. Аютов, Н. Семенченко, К. Тем-ченко, Г. Кравченко, Ф. Беликов, Ф. Гордиенко и другие самовольно поселились на хуторах вокруг станицы, поставив там рубленые дома, амбар-чики, землянки.

Наряду с земледелием начало развиваться и животноводство. Когда в Ильской началась добыча нефти (об этом рассказ позже), излишки молока зажиточные казаки стали продавать рабочим и служащим нефтепромыслов.

С 60-х годов с разрешения царского правительства по побережью Черного моря начали селиться греки, занявшиеся возделыванием табака. Землю для его выращивания они арендовали у казаков, которые не имели средств для очистки своей земли и поэтому охотно отдавали ее в аренду табаководам. После окончания срока аренды казаки получали уже очищенную землю, что было им выгодно.

В связи с большим спросом на табак быстро шло развитие табаководства на землях Ильского юрта, особенно в течение 1874―1884 годов. Плантаторы, нуждаясь в рабочей силе выезжали в центральные губернии России для найма рабочих. Многие бедные казаки тоже нанимались на работу к грекам-плантаторам. Очевидцы этого времени вспоминали: «Все плантаторы были едины в своих требованиях к рабочему человеку: выжимали как можно больше, а заплатить старались поменьше». Дочь бедного казака Евдокия Тимофеевна Клещевник уже после Октябрьской революции рассказывала: «Летом сажали, пололи, ломали и низали табак. Зимой работали на папушевке. У плантатора работало до полтораста человек, рабочих кормили плохо. Как хочешь, так и живи, хоть умирай».

А вот что рассказывала Екатерина Потатювна Кощуба: «Ходили по невылазной грязи, по глубокому снегу на плантации, где работали, не разгибая спины всю неделю, зачастую без отпуска, и по праздникам. Соберешь по пути кисличек, напечешь дома пирожков и лакомишься после хозяйского постного борща или кондера, где редко плавала крупа или пшено. Грек кормил нас хуже собак. Даст кусочек хлеба с примесью золы и зубочек чесночины, чтобы меньше ели. Жили и мучились».

О положении наемных рабочих из центральных губерний России на табачных плантациях станицы Ильской в 1880-х годах писал журналист Майгур: «Занятия на плантациях растлевают девушек вследствие отсутствия отдельных помещений для мужчин и женщин. Греки возвели разврат в степень культа: нанимают музыкантов, запасаются водкой, вином, разными лакомствами и по вечерам после работы в помещениях, предназначенных для ночлега, происходят возмутительные оргии с танцами, пением, завершающиеся картинами, которые не поддаются никаким описаниям».

По завершении Кавказской войны в 1865 году станичное общество приступило к строению общественных зданий. Для станичного правления был возведен дом из сырцового кирпича, покрытый камышом. Для создания и хранения запасного хлебного фонда в 1866 году был построен хлебный магазин. Хлебный запасной фонд создавался из вносов каждой семьи, исходя из количества едоков.

В 1865 году станичное правление приобрело за общественные деньги (185 рублей серебром) у Феногена Медведева деревянный дом под станичную школу.

Большое значение школьному образованию придавал командир Абинского конного казачьего полка полковник Есаков. 1 мая 1865 года одновременно в 10 станицах полка приняли учеников первые школы. Есаков сам подыскивал учителей, давал пробные уроки по всем курсам начальной школы. Два раза в год в школах производились ревизии.

Первым учителем ильской школы был урядник Павловский и законоучитель священник Семеновский. В 1866―67 годах в школе обучалось 77 мальчиков и одна девочка. Дети казаков учились бесплатно. С детей иногородних взималась плата по 10 рублей в год.

В 1876 году при помощи пионера нефтяной промышленности построено новое школьное здание по типовому проекту на 60 учащихся с квартирой для учителя.


 

***


 

Евтихий Трикоз вошел в хату, когда уже совсем стемнело.

Намаявся сегодня, мабудь старисть, ― сказал он жене.

Та быстро отложила на лавку пряжу и стала накрывать на стол. Из соседней комнаты вышел мальчик лет десяти ― Сын Евтихия.

Шо ты там робыв? ― спросил отец.

Учитель сочинение дав напысать, так я и пышу, тату, ― ответил тот опустив глаза.

Всэ, хватэ. Завтра же пидэшь на плантацию к грэку. Он твои годкы уже гроши до дому носят, а ты бездельничаешь.


 

***


 

Этот диалог иллюстрирует лишь одно: многие ильчане считали, что школьное образование не является необходимостью не только для девочек, но и для мальчиков, хотя существовал закон об образовании мальчиков-казаков. (За непосещение школы штрафовали. Так, например, в 1866 году были оштрафованы на 20 рублей 40 копеек Евтихий Трикоз, Андрей Суховей, Иван Кучма и другие).

В 1896 году было построено новое здание школы на 150 мест на углу нынешних улиц Победы и Советской.

В конце XIX века в станице было открыто женское церковноприходское училище, а в начале нынешнего столетия в Ильской имелось несколько школ: казачья школа министерская, мужская церковноприходская, смешанная на пятом участке, школа на хуторе Тведдля общества «Русский стандарт» и женская церковноприходская школа в новом здании на углу нынешних улиц Ленина и Пионерской.

После прибытия на новое место новоселы соорудили на центральной площади часовню для богослужения. В эту часовню приезжали венчаться казаки из станиц Дербентской и Северской. В 1867 году на месте часовни за общественные средства был построен молитвенный дом, а в 1871 ― церковь.

В 1870 году был упразднен казачий конный полк, и жители станиц этого полка, в том числе и Ильской, вошли во второй участок Темрюкского уезда. С 1 января в станице ввели гражданское управление, то есть вместо назначаемого сверху начальника на станичном сходе избирался атаман на три года. Первым станичным атаманом стал Матвей Тарасович Рагозный. Также избирались помощники атамана ― казначей, военный и гражданский писари, и ежегодно суд из трех человек.

В период русско-турецкой войны 1877―1878 годов, когда болгарский народ поднялся на борьбу против турецкого ига, народы России откликнулись на призыв братьев-славян. Ильчане, как и жители других станиц Кубани, жертвовали в пользу, «страдающих славян» свою денежную лепту по пять копеек серебром и более. А добровольцы вступили в сербское войско и сражались на двух фронтах: на Кавказе и на Дунае. В период войны территория нашего района находилась на военном положении. Многие наши земляки вернулись домой с наградами.

Так коротко можно охарактеризовать становление в нашем районе первого населенного пункта. Он явился своеобразным плацдармом для будущего освоения этой территории.

 

Смотрите также:

раздел Краеведение

старинные карты: платные и бесплатные

описания маршрутов

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: К двухcтам прибавить cто пятьдecят пять (ответ цифрами)