Курганы VII-V вв. до н.э.

 

перейти к содержанию книги  :: перейти к содержанию раздела

 

Выдающимися памятниками конца VII—VI вв. до н.э. на Кубани являются знаменитые Келермесские, Костромской и Ульские курганы. Келермесские находки вошли в мировую сокровищницу культуры. К ним примыкает и знаменитый костромской олень - золотая нащитная бляха. Курганы эти расположены в Закубанье, коренным населением которого являлись меоты. Но большинство исследователей относят курганы к скифам, считая, что оставлены они скифами при возвращении своем из Передней Азии в степи Северного Причерноморья. Крупнейший советский скифолог профессор Б.И. Граков считал эти курганы меотскими

Курганы VII-V вв. до н.э.В начале I тысячелетия до н.э. на Северном Кавказе появляются железные предметы - оружие, орудия труда, что означало переход от бронзового века к раннежелезному. В Прикубанье в конце VII-VI вв. до н.э. железо стало господствующим и вытесняет бронзу. К этому времени относятся знаменитые Келермесские, Костромской и Ульские курганы, получившие всемирную известность благодаря золотым высокохудожественным предметам, найденным при их раскопках, а также примыкающие к ним курганы правобережья Кубани - Воронежские и Усть-Лабинские.

В 1903 г. близ станицы Келермесской (Гиагинский район) некто Д.Г.Шульц, именовавший себя «горным техником (практиком)», хищнически раскопал четыре кургана с богатейшими погребениями. Часть вещей он отослал в Петербург, в Археологическую комиссию, а часть переплавил и продал. Из первого кургана происходят железный короткий меч скифского типа в золотых ножнах и парадная секира с золотой обкладкой рукоятки и частично самого топорика. Золотая пластина от ножен меча покрыта изображениями. В верхней ее части и на перекрестии рукоятки меча имеется стилизованное изображение священного дерева, по обеим сторонам которого стоят крылатые человеческие фигуры, держащие в руках плоды. Между ними и «древом жизни» помещены два хвойных дерева. На боковой лопасти, служившей для подвешивания ножен к поясу, имеется фигура оленя с подогнутыми ногами и запрокинутыми на спину большими стилизованными рогами, выполненная в скифском стиле. По всей длине пластины изображено шествие фантастических существ с туловищами быков и львов, с головами грифонов, львов и баранов и с крыльями в виде рыб. У первого зверя с туловищем льва и головой грифона могучие козлиные рога, у пятерых зверей чуть пониже головы изображены руки человека, натянутый лук со стрелой. На окончании ножен по краям помещены в геральдической позе два льва с оскаленными пастями. Изображения на ножнах исполнены в основном в стиле переднеазиатского искусства, орнамент рукояти отражает урартское влияние. На золотой обкладке рукоятки секиры и на обкладке самого железного топорика мы снова встречаем изображения в восточном стиле, сочетающиеся с скифским звериным стилем. Здесь представлено «древо жизни», и по сторонам его стоят не гении, а козлы с человеческой постановкой тела, на обкладке самого топорика даны отдельные человеческие фигуры в молитвенной позе с поднятой правой рукой. Рукоятка украшена разнообразными, главным образом лежащими, животными - львами, пантерами, оленями, антилопами, козлами и др. Среди них имеются фигуры кабана и фантастического зверя. Предметы эти, в которых так причудливо сочетаются элементы переднеазиатского искусства со скифским, изготовлены, как считает крупнейший советский ученый в области урартоведения академик Б.Б.Пиотровский, под влиянием урартских образцов и, возможно, изготовлялись для скифов в кавказских районах, где урартская культура была еще жива. К украшениям предметов вооружения относится знаменитая золотая бляха в виде пантеры и большая прямоугольная золотая пластина (40,5 47 х 22 см), служившая обивкой горита - футляра для лука и стрел. Поверхность пластины разделена на двадцать четыре квадрата (по три в каждом из восьми рядов), в которых помещено по изображению оленя в характерной для скифского искусства позе - с подогнутыми ногами и огромными стилизованными рогами, лежащими вдоль спины. Фигуры оленя выбиты одним и тем же штампом. Вертикальные края пластины украшены маленькими изображениями пантеры с опущенной головой (по шестнадцать на каждой стороне).

Такое же изображение пантеры мы имеем и на большой бляхе, служившей украшением щита. Пластина выполнена в высоком рельефе чеканом с оборотной стороны. Хищник представлен как бы идущим с вытянутой шеей и опущенной, принюхивающейся мордой. Миндалевидное ухо разделено треугольными вставками, глаз инкрустирован белой и серой эмалью, а зрачок - коричневый, ноздри заполнены белой пастой. На концах лап и по хвосту идут дополнительные изображения свернувшегося хищника кошачьей породы. Это изображение пантеры по своему художественному исполнению по праву причисляется к лучшим образцам классического скифского художественного стиля. Из предметов вооружения в Келермесских курганах, кроме того, были найдены обломки мечей, железные наконечники копий, большое количество бронзовых наконечников стрел, обломки деревянного лука, бронзовый чешуйчатый панцирь, бронзовый шлем, на котором, по словам Шульца, была надета золотая диадема. Последняя представляет собой ленту, украшенную фигурками сидящих птиц, чередующихся с розетками; к верхнему краю прикреплены маленькие розетки и фигурки летающих и сидящих птиц, а к нижнему одни розетки. Кроме этой диадемы, были найдены еще две, обе в виде лент, украшенных розетками. Одна из них имеет в центре скульптурную головку фантастического животного - грифона, изображавшегося большей частью с головой хищной птицы; к нижнему краю диадемы подвешены каплевидные привески, а к концам ленты длинные цепочки, оканчивающиеся головками баранов.

Одним из замечательных предметов, найденных в Келермесских курганах, является металлическое зеркало. Оно представляет собой массивный литой серебряный диск диаметром 17 см с закраиной. Лицевая сторона диска была отполирована. На обратной стороне в центре остатки ручки в виде двух столбиков. Вся тыльная поверхность зеркала была покрыта золотым листом, украшенным целой системой орнаментов и фигур.; На сравнительно небольшой площади диска сконцентрированы двадцать четыре фигуры, одиночные или соединенные в группы. По сюжету они делятся на композиции мифологического содержания и изображения реальных зверей, причем те и другие правильно чередуются между собой. Главным изображением всей композиции является восточная богиня «Великая мать», «Владычица зверей» - Кибела, олицетворяющая жизненные силы природы. Богиня изображена крылатой, стоящей во весь рост, в длинной одежде и держащей в каждой руке за передние лапы по пантере. На втором (справа) соседнем поле мы имеем изображение льва, набросившегося и терзающего быка, и под ними фигуру кабана. В третьем секторе две геральдически расположенные крылатые фигуры сфинксов - мифических существ с туловищем льва и женской головой, стоящие по сторонам колонны, и под ними фигура хищника кошачьей породы. Далее превосходное изображение идущей львицы и ниже фигура лежащего горного барана. На пятом поле две волосатые мужские фигуры борются с крылатым грифоном - мифическим чудовищем с туловищем льва и головой хищной птицы. На шестом поле изображен медведь, над ним летящая птица и внизу бегущая лисица; на седьмом - два сидящих друг против друга сфинкса и под ними фигура крылатого грифона; на последнем, восьмом поле - два стоящих друг против друга в геральдической позе льва и под ними фигура припавшего к земле горного козла, готового в любую минуту вскочить.

Описанные изображения на зеркале имели не чисто декоративное значение, а религиозно-магическое, подчиненное одной основной идее. Центральное место занимает здесь «Великая богиня-мать», представленная среди подчиненных ей зверей и мифических существ. По своей форме зеркало типично скифское, а стиль изображений на золотой пластинке, украшавшей его, восточно-греческий, и по праву его относят к одним из самых выдающихся памятников греко-ионийского искусства.

Из найденных в Келермесских курганах вещей заслуживают также внимания металлические сосуды - серебряные и золотые. Из них в первую очередь следует остановиться на замечательном серебряном, как и зеркало, обложенном золотым листом ритоне с гравированными изображениями, по стилю, а отчасти и по сюжету очень близкими зеркалу. Ритоны представляют собой сосуды в форме рога, служившие для питья и культовых возлияний. Келермесский ритон дошел до нас не полностью: сохранились средняя изогнутая часть и кусок верхней части раструба. В нижней части раструба идет фриз с изображениями дроф и двух идущих рядом козлов. На изгибе ствола ритона помещена группа Кибелы с грифонами. Богиня на ритоне представлена бегущей с широко распростертыми крыльями и маленькими крылышками на ногах. В каждой руке у нее по крылатому грифону. На прямой части ритона идет третья полоса изображений. Здесь почти полностью сохранилась большая фигура кентавра. Кентавры в древнегреческой мифологии - лесные демоны, полулюди, полулошади. Им приписывали дикий нрав и пристрастие к вину. Кентавр на ритоне максимально очеловечен, у него полностью сохранена человеческая фигура, но к ней приставлено сзади конское туловище. На левом плече кентавр несет большой древесный сук, к которому привязана его охотничья добыча - олень. На этом же орнаментальном поле прослеживаются фигуры скачущего всадника, льва и борьба Геракла со львом.

Чаша со штампованными изображениями птиц и животных. Келермесский курган № I, 1903. Эрмитаж

Чаша со штампованными изображениями птиц и животных. Келермесский курган № I, 1903. Эрмитаж

Одним из выдающихся предметов, найденных в Келермесских курганах, является золотая чаша с изображением птиц и животных (вес ее 141 г, диаметр 16,5 см). Чаша полушаровидной формы из тонкого листового золота с чеканным изображением, выполненным таким образом, что на внутренней стороне чаши оно образует рельеф. Поверхность чаши заполняют три пояса изображений животных. В верхнем ряду представлены четырнадцать бегущих друг за другом с распущенными крыльями дроф. В среднем ряду художник изобразил ночной отдых оленей и коз, прерванный нападением хищников; в одной сцене лев набросился сзади на козла и терзает его. В нижнем ряду изображены пять фигур лежащих оленей, козлов и кабана. На дне чаши многолепестковая розетка. Стиль изображений животных на чаше отличается от типичного скифского звериного стиля и связывает ее с кругом памятников ассиро-вавилонского мира, являясь свидетельством связей племен Прикубанья с далеким Междуречьем в конце VII и в начале VI в. до н.э.

Имеются сведения, что вместе с этой чашей была найдена и вторая золотая чаша такой же полушаровидной формы. Изготовлена она из толстого листового золота и вся покрыта, за исключением края и донышка, миндалевидными и четырехгранными выпуклостями.

Мы остановились только на описании наиболее выдающихся предметов, добытых кладоискательскими раскопками Шульца Келермесских курганов. Этим далеко не исчерпывается количество сохранившихся вещей. Среди них необходимо отметить части табурета («трона»), представленные двумя золотыми набалдашниками в форме львиных голов, служивших украшением выступающих концов горизонтальных перекладин сиденья; золотую круглую пластину с изображением лежащей лошади; золотую палочку-застежку с головами барана на конце от горита; золотую круглую пластину с изображением четырех оленей, служившую, по-видимому, дном горита; золотой наконечник в виде скульптурной фигурки оленя и др. Кроме того, найдены бронзовые и костяные наконечники стрел, железные наконечники копий, чешуйчатый панцирь, бронзовый котел с ручками, украшенными фигурками козлов, бронзовые позолоченные пряжки-пронизи в виде орлиных головок от уздечного набора, бронзовые удила, бронзовые прорезные навершия с головами грифонов.

Обряд погребения по раскопкам Шульца установить невозможно. Этот пробел восполняют раскопки Н.И.Веселовского двух курганов в 1904 г. в юрте станицы Келермесской (близ бывшего хутора Церковного), по времени и культуре идентичных раскопанным Шульцем. Оба кургана оказались ограбленными, но сохранились конские захоронения с бронзовым убором, а также отдельные предметы, брошенные грабителями. В обоих курганах устройство могилы было тождественным. Вырывалась большая квадратная яма (в первом кургане 10,70 X 10,65 м, во втором 8,5 X 8,5 м), опускавшаяся в материк более чем на 2 м. По южной и западной сторонам делались уступы, на которые помещались убитые лошади. В первом кургане по дну могилы прослеживались двадцать углублений от деревянных столбов, которыми могила делилась на три равные части. Столбы служили для поддержания деревянного настила крыши. Во втором кургане пять столбов шли вдоль западной стенки могилы и один стоял в центре. Исследователи предполагают, что крыша над могилой была в виде бревенчатого шатра. От погребального инвентаря в первом кургане уцелели только мелкие бусы, в том числе золотые, сердоликовые, пастовые, три золотые розетки, золотая пластинка с изображением головы зайца, бронзовые наконечники стрел, а также обломки бронзового котла и глиняных сосудов и кусок известняковой плиты с четырехугольным углублением. Во втором кургане вещей было найдено несколько больше. Здесь обнаружены два бронзовых литых шлема, бронзовые наконечники стрел, сильнодеформированный кавказский бронзовый сосуд с двумя ручками, бронзовый котел, бронзовое зеркало с бортиком и столбовидной ручкой с бляшкой сверху с изображением свернувшегося хищника.

Лошадиные скелеты в обоих курганах не были потревожены грабителями. В первом кургане двенадцать лошадей лежали в могильной яме вдоль западной стены, отделены от основного помещения деревянными столбами. Вдоль южной стены был сделан специальный уступ, где было положено такое же количество убитых лошадей. Во втором кургане лежало на 51 уступах по восемь скелетов лошадей (всего шестнадцать). На лошадях сохранились части конской упряжи, в основном украшений уздечек, а также бронзовые и железные удила и псалии (трензеля). Особенно интересным является набор костяных украшений ремней узды, выполненных в скифском зверином стиле и представленных головками баранов, грифонов, свернувшегося хищника, лошадиных копыт и др. На некоторых лошадях были золотые налобники и нащечники в виде кружков и золотые небольшие бляшки. Один из налобников представлял собой большую удлиненную пластину (длиной 34 см) с закругленным нижним концом и с отверстиями по краям для прикрепления к ремням. Кроме золотых нащечников, были найдены два круглых серебряных нащечника со сложной инкрустацией из темного и белого камня. Часть ремней уздечки была покрыта золотыми листками с тиснеными валютами. При скелетах лошадей было найдено много белых мелких пастовых рубленых бус, которыми были обшиты некоторые части конской узды. Кроме того, в погребениях лошадей находились бронзовые и железные навершия. Они представляют собой довольно крупных размеров шары с прорезями и трубкой (втулкой), в которую иногда вставлялся железный стержень для насаживания на деревянный шест. Одно навершие эллипсовидной формы, украшено наверху головкой грифона. Внутри шаров всегда два-три железных шарика. Кроме ажурных наверший, в первом кургане было найдено два бронзовых навершия в виде головы ланки (самки оленя). В первом кургане наверший было четырнадцать, а во втором - пять. Во втором кургане при трех первых лошадях обнаружено по одному бронзовому четырехгранному колокольчику.

Келермесские курганы относятся к рубежу VII-VI вв. до н.э. или к самому концу VII в. Этим же временем датируется и великолепная нащитная золотая бляха в виде оленя, стоящая в одном ряду с келермесской пантерой. Найдена она была в кургане, расположенном на возвышенности в 12 км от станицы Костромской. В 1897 г. профессор Н.И.Веселовский раскопал здесь пять курганов из группы курганов, известных под названием Разменных. В самом большом из них (высотой 5,5 м) обнаружено шатровое бревенчатое сооружение. Возведено оно было на насыпи более древнего кургана. По углам глубоко в землю были врыты четыре бревна, снаружи которых горизонтально положены четыре других бревна, образовавшие квадратную площадку. К горизонтальным бревнам прислонено по шесть вертикально поставленных столбов, образовывавших стенки. В древности они, возможно, были переплетены хворостом и обмазаны глиной. На горизонтальные бревна опирались наклонно поставленные столбы по пять с каждой стороны, образующие коническую крышу. После похорон все это сооружение было подожжено и сверху досыпан курган. По сторонам шатра снаружи лежали скелеты двадцати двух лошадей, у некоторых из них во рту были удила. Погребение было, по-видимому, ограблено. Внутри шатра найден чешуйчатый панцирь, верхняя часть которого состояла из железных пластинок, а нижняя из бронзовых, четыре железных наконечника копья, два кожаных колчана со стрелами, причем один из них вышит мелкими белыми и голубыми бусами, каменная плита, обломки глиняных сосудов, железные и бронзовые удила, последние со стре-мечковидными концами. Самую замечательную находку представлял круглый железный щит, украшенный знаменитым золотым изображением оленя, представляющим собой массивную большую пластину, длиной 33 см. Олень изображен в профиль, лежащим с подогнутыми под туловище ногами, вытянутой головой вперед на длинной шее. Преувеличенно удлиненные и стилизованные рога запрокинуты назад и лежат вдоль всего туловища. Костромской олень считается одним из наиболее ярких и характерных произведений скифского искусства.

Нащитная бляха в виде фигуры пантеры. Келермесский курган М 1, 1903. Эрмитаж

Нащитная бляха в виде фигуры пантеры. Келермесский курган М 1, 1903. Эрмитаж

К Келермесским и Костромскому курганам примыкает курганная группа аула Уляп (бывший аул Ульский Адыгейской автономной области), вошедшая в мировую литературу под названием Ульских курганов. Между шоссе и домами аула в линию вытянута цепь курганов - десять насыпей, девять из которых были раскопаны в три приема (в 1898, 1908 и 1909 гг.) профессором Н.И.Веселовским. Ульские курганы датируются в основном VI в. до н.э., наиболее ранние - началом VI в., а наиболее поздние - второй половиной VI в. и гранью VI-V вв. Самый большой из Ульских курганов достигал высоты 15 м и был насыпан в два приема. На поверхности кургана на высоте 5,35 м была сделана ровная плошадка, на которой закопано более пятидесяти лошадей. Основное погребение расположено на материке под курганной насыпью. В центре площадки был сооружен шатер: четыре столба по углам, между ними по шесть столбов на длинных сторонах и по четыре на коротких. С восточной и западной сторон этого сооружения находилось по два скелета и множество лошадиных костей, лежащих в беспорядке. Над всем этим прослеживался слой камыша (или осоки) толщиной 10 см, составлявший, по-видимому, перекрытие всего сооружения. Курган в древности был ограблен, и внутри деревянного сооружения, кроме большой каменной плиты с четырехугольным отверстием в центре, служившей, возможно, в качестве жертвенника, ничего не было найдено. Наиболее интересными в этом кургане являлись многочисленные конские захоронения. С южной и северной сторон от центрального сооружения были устроены коновязи в виде парных стоек на четырех столбах и отдельно вытянутых в линию шести столбов. По сторонам каждой стойки лежало правильными рядами по 18 лошадей, всего 36 скелетов, а вокруг каждого столба веерообразно располагалось также по 18 лошадей. Таким образом, всего здесь насчитывалось 360 лошадей, а вместе с разбросанными по площадке скелетами и найденными в насыпи, полностью не исследованной, могло доходить до 500. Такое количество погребенных лошадей для Прикубанья представляет совершенно исключительное явление. Едва ли это были лошади, принадлежавшие погребенному, скорее можно предположить, что эти сотни лошадей являлись подношением покойному вождю от зависимых родов и племен. Аналогичную картину мы наблюдаем в архаической сакской гробнице кургана Аржан в Туве с конской гекатомбой. Основное погребение было ограблено. В грабительском ходе найдена золотая пластина, по-видимому от обивки горита, со штампованным изображением двух грифонов, нападающих на горного козла, и бегущего сзади них оленя. Кроме того, здесь были найдены маленькие трехгранные железные наконечники стрел, железные и медные пластиночки от чешуйчатого панциря, обломки двух бронзовых котлов, черепки от древнегреческих расписных ваз и терракотовая головка статуэтки.

Кроме основного кургана, Н.И.Веселовским разновременно (в 1898, 1908 и 1909 гг.) было исследовано еще восемь курганов. Все курганы оказались в древности ограбленными. В одном из них (№ 1, 1909 г.) были обнаружены остатки такого же погребального сооружения, как и в основном кургане. Оно имело форму квадрата, по углам которого были врыты столбы, по-видимому, стенки были бревенчатые, перекрытые также бревнами. Во всех курганах обнаружены конские захоронения. Вместе со скелетами лошадей найдены налобники, железные удила, псалии, бронзовые бляхи, украшавшие уздечку, и медные колокольчики. Особенно интересны серебряные псалии, оканчивающиеся могучими птичьими головами и покрытые гравированными фигурами животных (пантеры, оленя, барана, зайца и др.). Вместе со скелетами лошадей в двух курганах были найдены бронзовые навершия, одно прорезное конусовидной формы с головой грифона наверху, три грушевидных, также прорезных, увенчанных головой быка с большими рогами, и два совершенно оригинальной формы в виде массивной фигурной пластины, представляющей схематичную голову птицы, заканчивающейся наверху изогнутым клювом. У нижнего края пластины имеется рельефное изображение человеческого глаза, кверху от которого по краю идет ряд из трех рельефных же птичьих головок. Внутренняя часть пластины у одного навершия гладкая, а у другого заполнена изображением лежащего козла. К петелькам, имеющимся по краям навер-ший, подвешивались бронзовые колокольчики. Из найденных предметов необходимо отметить очень интересный золотой полый наконечник в виде головы лошади с фигурками зайчиков на месте ноздрей и обрамленный полосой, инкрустированной янтарем.


Штампованная бляха. Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник

Штампованная бляха. Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник

В разграбленных могилах этих курганов были найдены отдельные предметы, не замеченные или брошенные грабителями. Довольно много было встречено золотых нашивных бляшек с изображением льва, орла, лежащего оленя в характерной позе с подогнутыми ногами и длинными стилизованными рогами, барана, пантеры. Бляшки служили в основном украшением одежды. Затем две пары золотых серег: в виде виноградной кисти и с подвесками с зеленой эмалью. В большинстве курганов встречались остатки предметов вооружения: обломки бронзового шлема, железные и бронзовые пластинки от чешуйчатых панцирей, железные наконечники копий, железные и бронзовые наконечники стрел. Очень интересна прекрасная бронзовая фигурка бегущего оленя, служившая ручкой котла. Наконец, были найдены обломки глиняных сосудов, как местных, так и привозных, древнегреческих.

Наконечник в виде скульптурной полой фигуры оленя. Келермесский курган № 1, 1903. Эрмитаж

Наконечник в виде скульптурной полой фигуры оленя. Келермесский курган № 1, 1903. Эрмитаж

Таковы находки Келермесских, Костромского и Ульских курганов, прославившихся на весь мир. В курганах были похоронены представители родоплеменной знати, племенные вожди-военачальники. Большинство исследователей эти курганы считают скифскими. Известно, что скифы в VII в. до н.э., совершая походы через Закавказье в Переднюю Азию, проходили по степи Предкавказья, а в начале VI в. до н.э. по возвращении в Северное Причерноморье снова шли по этому пути. Ко времени возвращения скифов и относятся богатые курганы Закубанья. В Келермесских курганах найдены предметы переднеазиатского и закавказского происхождения, как считают ученые, привезенные скифами при возвращении из Передней Азии. Последние раскопки в Ставропольском крае привели к обнаружению богатых скифских погребений с золотыми предметами переднеазиатского происхождения, очень близких келермесским. В составе погребального инвентаря много общескифских черт - в оружии, конском уборе, украшенных в скифском зверином стиле, и в первую очередь в таких замечательных произведениях скифского искусства, как золотые нащитные бляхи в виде пантеры из Келермеса и оленя из Костромского кургана. Близок и погребальный обряд Келермесских курганов одновременным курганам Степной Скифии.

Территория, где расположены вышеописанные ранние курганы, в древности была заселена местными племенами меотов. Именно в Закубанье, как показали проведенные в последнее время исследования могильников, в VIII - первой половине VII в. до н.э. складывается меотская культура. При раскопках 1981-1983 гг., проводимых археологической экспедицией Государственного Эрмитажа, на территории Келермесской курганной группы выявлен грунтовый (без насыпей) раннемеотский могильник, расположенный в центре ее между курганами № 14 и 17. Погребения эти, как считает Л.К.Галанина, относятся ко второй половине VII - началу VI в. до н.э. и синхронны богатым курганным захоронениям.

Келермесские, Костромской и Ульские курганы не следует объединять в одну группу, как принято обычно в литературе, Территориально они расположены на сравнительно большом расстоянии друг от друга, в хронологическом отношении Ульские курганы моложе Келермесских, некоторые из них почти на целое столетие. Погребальные сооружения также различны. В Костромском и Ульских курганах мы встречаем шатровые гробницы на материке, по-видимому, шатровое сооружение было и в кургане VI в. до н.э. близ станицы Воронежской (1903 г.). Очень важным является открытие шатровой гробницы, совершенно аналогичной Костромскому кургану, при раскопках в 1976 г. меотского кургана IV в. до н.э. близ аула Нечерзий. В степной части Скифии для раннего времени погребальный обряд неустойчив. Шатровые гробницы не типичны и имеют лишь отдаленное сходство с прикубанскими. Для Скифии неизвестны гекатомбы лошадей, которые мы находим в Ульских курганах, а также и в последующие века в типичных меотских захоронениях.

Что касается скифского оружия, то типы его были распространены на значительной территории, заселенной другими племенами. В VI-V вв. до н.э. у меотов был распространен короткий железный меч скифского типа, который мы находим в рядовых меотских могилах оседлого населения Прикубанья, чешуйчатый панцирь, железные и бронзовые наконечники стрел. Скифский звериный стиль широко распространяется в меотской среде, где он известен с VII в. до н.э. Близость его скифскому может найти объяснение как в общих истоках происхождения, так и в близости идеологий у скифов и меотов. Все это дает основание ставить вопрос о принадлежности Ульских курганов, а возможно, и Костромского меотам, а не скифам. Меотскими эти курганы считал известный советский скифолог профессор Б.Н.Граков.

ФОТО находок и экспонатов музеев курганов VII-V вв. до н.э.
 

 

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: К двухcтам прибавить cто пятьдecят пять (ответ цифрами)