НЕСКОЛЬКО АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ НАХОДОК ИЗ ОКРЕСТНОСТЕЙ Г. АБИНСКА (ЗАПАДНОЕ ЗАКУБАНЬЕ)

 

к содержанию раздела "Краеведение"

А.В.ПЬЯНКОВ, В.П.ПОНОМАРЕВ

 

В 2000 г. в Абинский народный музей было передано несколько металлических археологических предметов — топор-кельт, два кольца из бронзы и железный кинжал, принадлежавшие жителю г. Абинска Владимиру Ивановичу Вырову. Эти вещи представляют интерес для науки и заслуживают отдельной публикации.

Нашел эти предметы И.В. Выров на своем дачном участке, который расположен в нескольких километрах юго-западнее Абинска на западном склоне горы Владыкина. Предметы были найдены в разные годы и хранились в семье Выровых. Ниже приводится описание предметов.

1. Топор— кельт (рис.1, /), массивный, клиновидной формы, шестигранно-овального сечения, плавно расширяющийся к лезвию. Лезвие имеет почти ровный рабочий край, притупленный и покрытый мелкими выщерблинами. Вокруг устья втулки имеется широкий рельефный валик, значительно выступающий со стороны узких граней. Топор снабжен двумя боковыми вертикальными ушками, крепящимися верхними концами к выступающим частям валика снизу. На обеих широких лицевых гранях имеются четыре вертикальных узких рельефных валика. Со стороны устья втулки они соединены коротким поперечным валиком, а со стороны лезвия сходят на нет, не достигая его края. Два внутренних валика параллельны друг другу на протяжении всей длины. Боковые валики плавно расходятся в стороны, повторяя расширение нижней части топора. Поверхность предмета покрыта плотной темно-зеленой патиной. Кельт отлит из бронзы. На ушках имеются следы соединения двухстворчатой литейной формы. Размеры кельта: длина— 11,5 см, параметры устья втулки по внешнему краю — 7,1 х 3,8 см, ширина рабочего края — 5,1 см. Кельт найден осенью 1982 г. после плантажной вспашки во время посадки деревьев. Хранится в Абинском народном музее (шифр АНМ — 2545/1).

2, 3. Кольца круглые (рис.1, 2,3), пластинчатые с полуовальным сечением, внутренняя поверхность которых слегка вогнута. Поверхность предметов покрыта плотной темно-зеленой патиной. Оба кольца отлиты из бронзы, на внешних сторонах сохранились следы литника в виде хорошо заметных бугорков. Размеры колец: диаметры — 7,1 х 7,2 см и 7 х 7,5 см, ширина пластин — 1,9 см и 1,6 см, толщина пластин — 0,4 см и 0,35 см. Кольца найдены в 1998 г. во время уборки картофеля. Хранятся в Абинском народном музее (шифр АНМ — 2545/2, 3).

4. Кинжал (рис.1, 4) с двулезвийным клинком и пластинчатым черешком, плавно сужающимся к верхнему краю. Переход черешка в клинок имеет прямые углы. Сечение клинка в нижней части линзовидное, а у черешка прямоугольное. Судя по сохранившейся части кинжала в верхней половине, сечение клинка первоначально было шестигранным. Сечение черешка прямоугольное. Полоса клинка откована из железа. Большая часть поверхности кинжала покрыта глубокими раковинами и тонким слоем окислов. На клинке ближе к черешку с обеих сторон имеются полукруглые вырезы. Рабочие края и нижняя половина боковых поверхностей клинка обточены до чистого металла. Обточка и вырезы произведены в недавнее время (вероятно, хозяева пытались изготовить из случайно найденного древнего предмета необходимое им изделие. Судя по разному состоянию обточенных поверхностей, таких попыток было минимум две). Размеры: длина кинжала — 30,1см, параметры клинка — 19,3 х 2,9 х 0,3 см, черешка — 10,8 х 1,5 х 0,45 см. Кинжал найден в 1999 г. Хранится в Абинском народном музее (шифр АНМ — 2545/4).

Описанные выше предметы на первый взгляд кажутся совершенно разновременными. Так, топоры-кельты распространились в степях Восточной Европе из Подунавья в позднебронзовый период и бытовали здесь в начале I тыс. до н.э. (Горелик М.М., 1993, с.53; Лесков A.M., 1967, с.175). Разные типы этого оружия проникли в это же время и на Кавказ, в том числе и в Прикубанье (Иессен А.А., 1951, с.86,87, рис.11-13). По мнению В.И. Козенковой, в кобанских древностях кельты не выходят за пределы XII-XI вв. до н.э. (Козенкова В.И.,1995, с.84). Правда, в другой работе исследовательница поместила хронологическую таблицу топоров-кельтов, из которой следует, что бронзовые топорики бытовали в памятниках кобанской культуры с XIII до начала X вв. до н.э. (Козенкова В.И., 1996, таб.5). В то же время следует вспомнить, что Н.В.Анфимов на основании имеющихся степных аналогий датировал кельт из аула Тауйхабль, учтенный и В.И. Козенковой, X-IX вв. до н. э. (Анфимов Н.В., 1988, с.170). Таким образом, археологи допускают бытование кельтов на Северном Кавказе в XIII-IX вв. до н.э.

Публикуемый кельт не имеет точных аналогий. Он отличается от других топориков необычно мощным валиком вокруг обреза втулки и значительной массивностью. Пo орнаментации ему близок безушковый топорик из Пятигорского музея, опубликованный А.А. Иессеном (Иессен А.А., 1951,рис.11,3).В.И. Козенкова отнесла его к самым ранним кельтам из северокавказских находок и датировала XIII — 1-й пол. XII вв. до н. э., опираясь на аналогии из культуры Ноа (Козенкова В.И., 1996, таб.5, 7). Однако в материалах Подунавья можно встретить частичные аналогии и более позднего времени. Например, кельт из Балша (культура Гава, XI-IX вв. до н. э.) орнаментирован четырьмя вертикальными валиками (Каменцеи Т., 1986, рис.44,37). Несколько больше вертикальных валиков имеет кельт из известного клада Прюдь (Каменцеи Т., 1986а, рис.50, 3). Датировка упомянутого клада вызвала разногласия у исследователей, но укладывается в пределах конца IX — конца VIII вв. до н. э. (Каменцеи Т., 1986а, с.150; Эрлих В.Р., 1997, с.24).

Учитывая своеобразие нашего кельта и его некомплексное происхождение, ограничимся вышесказанным о его датировке. Заметим лишь, что неоднократно высказывались мысль об относительной редкости подобных находок на Северном Кавказе и об их инородности для кавказской среды (Иессен А.А., 1951, с.86; Крупное Е.М., 1958, с.179; Анфимов Н.В., 1988, с. 170,171). Если с последним тезисом трудно не согласиться, то с утверждением о редкости кельтов для указанного региона можно спорить. За время, прошедшее со дня выхода работы А.А. Иессена, авторам стало известно о более чем десяти новых находок топоров-кельтов на территории Прикубанья, ныне хранящихся в различных музеях Краснодарского края и в частных коллекциях.

Крупные бронзовые кольца определялись ранее как браслеты или, менее определенно, как детали конской узды (Иессен А.А., 1953, с.60; Ковпаненко Г.Т., 1962, с.66,67; Дубовская О.Р., 1989, с.66,68; и т.д.). После открытия погребального комплекса в кургане Уашхиту I в Адыгее В.Р.Эрлиху удалось убедительно атрибутировать бронзовые кольца с привесками и без них как детали колесничной упряжи (Эрлих В.Р., 1994, с.46,47). Они служили для крепления ярма к дышлу колесницы и в закрытых комплексах всегда встречаются парами (Эрлих В.Р., 1994, с. 46). Поскольку деревянные детали конструкции колесницы полностью не сохранились, то нельзя исключать, что мы имеем дело с обычной повозкой; поэтому С.Б. Вальчак использует термин тягловая упряжь (Вальчак СБ., 1997, с.40,45). Следовательно, наши кольца могут происходить из одного комплекса. Бытование деталей колесничной упряжи датировано В.Р.Эрлихом в пределах кон. VIII — сер. VII вв. до н. э. (Эрлих В.Р., 1997, с.24).

В принципе, нельзя исключать, что кельт и кольца не случайно оказались на одном дачном участке, но утверждать, что эти предметы из одного комплекса, у нас нет достаточных оснований.

К совершенно другой эпохе принадлежит железный кинжал. Специально занимавшийся военным делом сарматов А.М.Хазанов выделил в отдельный тип 3 двулезвийные мечи со штырями — рукоятями, преходящими в клинок под прямым углом (кинжалы ему были не известны), не имеющие наверший и перекрестий (Хазанов A.M., 1971, с. 17). Этот тип мечей бытовал со II до VI в. н.э. включительно (Хазанов A.M., 1971, с.21-24). Но поздние образцы, как правило, имеют на черешке отверстия для заклепок, а у публикуемого экземпляра таких следов нет. Вероятно, этот кинжал (или меч) датируется II-Ш вв. н.э., когда у основной массы мечей черешки под прямым углом переходят в клинок и когда у черешков редко встречаются отверстия для заклепок.

В 1999 г. на этом же дачном участке было найдено несколько (не менее 4 экз.) бронзовых "стружек" в виде спиралек, которые не были сохранены хозяевами. Вероятно, это были фрагменты предмета из листовой бронзы.

По рассказам старожилов, территория дачи Выровых входила во владения некоего Владыкина, по имени которого названа гора. Действительно, рядом с этим участком находится старинный колодец. И, якобы, при Владыкине склон горы был выровнен с помощью песка, который привозили из долины р. Абин. Если это сообщение соответствует действительности, то нельзя исключить, что описанные выше предметы или часть из них были завезены на дачный участок из совсем другого места. Но это, на наш взгляд, мало вероятно.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Анфимов Н.В., 1988. Бронзовый кельт из аула Тауйхабль Теучежского района // Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп.

Вальчак С.Б., 1997. Предскифские колесницы и "новочеркасские клады" (некоторые дополнения к проблеме) // Памятники предскифского и скифского времени на юге Восточной Европы (МИАР. № 1). М.

Горелик М.М., 1993. Оружие Древнего Востока. М.

Дубовская О.Р., 1989. К интерпретации комплексов типа Новочеркасского клада // СА. № 1.

Иессен А.А., 1951. Прикубанский очаг металлургии и металлообработки в конце медно-бронзового века//МИА.№23.М.

Иессен А.А., 1953. К вопросу о памятниках VIII-VII вв. до н. э. на юге Европейской части СССР // СА. T.XVIII.

Каменцеи Т., 1986. Культура Гава//Археология Венгрии. Конец II тысячелетия до н.э. — I тысячелетие н.э. М.

Каменцеи Т., 1986а. Предскифская эпоха в восточной Венгрии // Археология Венгрии. Конец II тысячелетия до н.э. — I тысячелетие н.э. М.

Ковпаненко Г.Т., 1962. Погребение VIII-VII вв. до н. э. в бассейне р. Ворсклы // КСИА АН УССР. Вып. 12. Киев.

Козенкова В.И., 1995. Оружие, воинское и конское снаряжение племен кобанской культуры (систематизация и хронология). Западный вариант // САИ. Вып.В2-5. М.

Козенкова В.И., 1996. Культурно-исторические процессы на Северном Кавказе в эпоху поздней бронзы и в раннем железном веке (Узловые проблемы происхождения и развития кобанской культуры). М.

Крупное Е.М., 1958. Киммерийцы на Северном Кавказе//МИА. № 68. М.; Л.

Лесков A.M., 1967. О северопричерноморском очаге металлообработки в эпоху поздней бронзы // Памятники эпохи бронзы юга европейской части СССР. Киев.

Хазанов A.M., 1971. Очерки военного дела сарматов. М.

Эрлих В.Р., 1994. У истоков раннескифского комплекса. М.

Эрлих В.Р., 1997. К проблеме связей Предкавказья и Средней Европы в новочеркасский период // Памятники предскифского и скифского времени на юге Восточной Европы (МИАР. № 1). М.

раздел Краеведение

древнее золото Кубани

старинные карты: платные и бесплатные


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: Дecять плюc 3 прибавить ceмь (ответ цифрами)