О карсте, пещерах и спелеологии

 

И.В. Михайлов

Мы вступили в новый век, основательно изучив нашу планету. Бывшие «белые пятна» на картах земной поверхности уже основательно затоптаны, а сама Земля опутана сетями триангуляции и Интернета, отснята из космоса, изучена тысячами исследователей. Можно сказать, что эпоха великих географических открытий в основном закончилась, но есть другая часть планеты — она недоступна спутникам и вездеходам, никто не знает ее истинных размеров, она таинственна и очень привлекательна.

Эта часть Земли — мир пещер, мир абсолютной тьмы, где глухая тишина только подчеркивает вечность. Возраст пещер соизмерен с масштабом геологических периодов, когда наши предки осваивали огонь И металл, создавали и разрушали государства, перекраивали карту мира, пещеры уже были почти такими же, как и сейчас.

Сотни тысячелетий потребовались человеку, чтобы получить, благодаря труду, знания и средства, позволяющие приступить к завоеванию мира. Всего лишь около 10000 лет назад, когда закончился последний ледниковый период, человек впервые сумел обратить природные процессы себе на пользу, преодолел порог современной цивилизации. Именно тогда и рассталось человечество с пещерой, которая неизменно ему сопутствовала, вероятно, с первых шагов его «детства», служа и укрытием, и жилищем, и местом охоты, и святилищем, и могилой. Человек возвращался к пещере и позднее, делает это иногда и сейчас, сознательно или бессознательно, воскрешая давно забытые ощущения члена охотничьей группы, дружно сомкнувшейся вокруг огня под закопченными сводами своего малого, замкнутого, небезопасного мира. Однако возвращение в пещеру современного человека носит лишь исключительный и временный характер. Его повседневный мир находится совсем уже не там. Совместная жизнь человека и пещеры — завершенная глава, принадлежащая прошлому, но вместе с тем и интересная тема для будущих исследователей и просто любопытных людей.

«Человеческая фантазия придумала великанов, чтобы приписать им создание пещер...», — эти строки Федерико Гарсиа Лорки, великого испанского, поэта, любого из нас заставляют вспомнить все, что он знает о пещерах, и выстраиваются в ряды синонимы:

мрачный, черный, дикий, опасный, ужасный;

непонятный, необъяснимый, загадочный, таинственный, неясный;

удивительный, странный, необыкновенный, диковинный, исключительный;

сказочный, дивный, фантастический, чудный, волшебный и. конечно, прекрасный подземный мир.

Да, от удивления и восхищения подземными творениями природы до панического страха перед подземельем может испытывать человек перед входом в пещеру.

В специальной литературе можно найти десятки определений термину «пещера», например:

подземное пространство, образованное в легкорастворимой породе в результате деятельности подземных вод;

полость в верхней части земной коры, сообщающаяся с поверхностью одним или несколькими входными отверстиями;

естественное тело в пределах растворимых горных пород, образованное в результате расширения и преобразования первичных полостей при химическом и механическом воздействии подземных вод;

сложная система ограниченного подземного пространства, все элементы которой связаны в подземный ландшафт;

естественная полость, доступная для проникновения человека, имеющая не освещенные солнечным светом части, при длине (глубине) больше, чем два других измерения.

Географический термин «пещера» (по Э. М. Мурзаеву) связан со словом «печь» и буквально означает «похожая на печь».

По-разному звучит этот географический термин на языках народов Карачаево-Черкесии. Абазины называют пещеры «х1атшпы», карачаевцы используют слово «дорбун», у ногайцев есть слово «ойтык», черкесы обозначают пещеры словом «бгъуэнщГагъ». Все эти географические термины участвуют в образовании топонимов на языках народов республики и обычно представляют собой двухкомпонентные определительные сочетания. Главным здесь обычно являются имена собственные и нарицательные, а больше всего имеется словосочетаний, где соединение слов происходит путем примыкания без всяких грамматических средств.

История освоения пещер началась в далекую эпоху нижнего палеолита. Именно в это время, судя по небольшому количеству дошедших до нас археологических данных, древнейшие люди стали заселять пещеры, используя их как укрытия от непогоды, а затем и в качестве жилиш. С тех пор интерес к пещерам сопровождает всю историю человечества, но буквально на наших глазах началось их научное исследование.

Наука о пещерах с легкой руки француза Эмиля Ривьера получила в 1890 году название «спелеология» (от греческого слова «spelaion» — пещера). Сегодня, однако, уже не так просто разобраться, что стоит за этим емким понятием: спорт, туризм, наука? Каждый находит в спелеологии свое, но объединяет всех, несомненно, стремление к поиску. Именно здесь осталась уникальная возможность открывать новый мир. попадая в места, где не ступала нога человека, порою мрачные и неприветливые, часто сказочно красивые.

Кто же был первым спелеологом? Судя по всему, ассирийский царь Салманассар III, который в 852 г. до н.э. отправился со своим двором в поход вовсе не для сбора дани или сражения с врагом, а лишь для того, чтобы выяснить, верно ли утверждение, что река Евфрат течет прямо из потустороннего мира. Там, далеко от центров месопотамской цивилизации, его экспедиция обнаружила один из истоков реки — карстовый родник, бьющий среди натечных образований пещеры.

Много воды утекло в Евфрате, прежде чем зародилась научная спелеология. Самым ранним сочинением, открывающим нескончаемый поток научных публикаций о пещерах, считают труд Жака Гаффреля,

озаглавленный вполне в духе барокко: «Подземный мир, или историческое и философическое описание всех наипрекраснейших пещер и самых диковинных подземных полостей мира...»

Спелеология возникла на перекрестке интересов геологических, географических, биологических и исторических наук. Через такие обеспечивающие дисциплины, как: гидрология, геоморфология, палеогеография, палеонтология, археология, антропология и многие другие, спелеология стала универсальной наукой, но самая главная и тесная связь у спелеологии с карстоведением.

Понятие «карст» происходит от названия безводного каменистого нагорья Крас, расположенного в окрестностях небольшого словенского местечка Сежана. В середине XIX века хорватские географы ввели термин «крас» (по-немецки карст) в научную литературу. Из имени собственного оно превратилось в географическое понятие, обозначающее любую местность, где развиты поверхностные формы размыва и растворения горных пород, схожие с классическими формами карста на плато Крас. В XX веке карстовыми стали называть процессы, приводящие к формированию специфических поверхностных и подземных форм рельефа не только в известняках, но и в любых других горных породах, растворимых водой: в доломитах, гипсах, ангидритах, каменной соли. По подсчетам Г.А. Максимовича, площадь, занятая на земном шаре карстующимися породами, превышает 40 миллионов квадратных километров. Таким образом, карст — это не уникальное, а широко распространенное природное явление.

Карстовые явления рассредоточены на территориях достаточно прерывисто, в соответствии с прерывистым распространением самих карстуюшихся горных пород, которые разобщены некарстующимися породами, в этом и заключается специфика районирования карста. Учеными создана модель районирования, согласно которой территории активного развития карста в Карачаево-Черкесии представлены крупными фрагментами двух спелеорайонов, входящих в состав двух спелеообластей спелеопровинции Большого Кавказа. Крымско-Кавказской спелеологической страны.

Так, карстовые явления в зоне Пастбищного и Скалистого хребтов относятся к спелеорайону Западной полосы куэст спелеообласти Северного склона, карст в пределах Передового хребта составляет основной фрагмент спелеорайона Передового хребта, входящего в состав спелеобласти Осевой зоны.

Различают несколько типов карста. Если растворимые породы выходят непосредственно на поверхность земли, то это голый карст, где дождевые и талые воды, содержащие большое количество углекислого газа, действуют на известняки как слабая кислота. На поверхности горных массивов образуются углубления различных размеров — ложбины, карстовые воронки и котловины. Расширенные водой трещины превращаются в поноры, цилиндрические или щелевидные каналы, уводящие воду с поверхности земли в глубину массива.

Задернованный карст характеризуется тем. что на поверхности карстующихся пород развит почвенный покров. Типичные для голого карста карровые поля здесь отсутствуют, но все остальные карстовые формы развиты очень хорошо, так как почвы продуцируют большое количество биогенной углекислоты, активизирующей карстовые процессы.

Покрытый карст характеризуется тем, что карстующиеся горные породы покрыты нерастворимыми (песчаники) или водоупорными породами. Карстовые процессы здесь сперва развиваются скрыто, в глубине массива, проявляясь на поверхности в виде провальных воронок, а на бортах долин — в виде входов в лабиринты пещер.

Карст может быть равнинным и горным. Равнинный карст образуется при одинаковом уровне грунтовых вод, действие которых приводит к появлению горизонтальных полостей. Сначала полости расширяются, затем их кровля обрушивается и на месте пещеры образуется речная долина. В горном карсте, где толщина пластов породы имеет значительные размеры, а действие воды разнонаправленное, наиболее часто встречаются вертикальные полости.

Пещеры являются наиболее известными и интересными объектами из многочисленных карстовых форм, представляя собой разнообразные подземные полости. Пещер в мире сотни тысяч, и все они очень разные: короткие, длинные, трубообразиые, с ответвлениями и лабиринтами, одно- и многоэтажные, сухие, обводненные, узкие, широкие, с низкими и высокими галереями, с залами, с глыбовыми завалами, теплые и холодные, пустынные и обитаемые.

По данным на 1998 г., самая протяженная пещера на Земле находится в Соединенных Штатах Америки, близ города Лусвивилла. Вернее, это даже целая система соединенных между собой пещер, заложенных в

известняках, из которых самые крупные — Мамонтова и Флинт-Ридж. Общая длина их полостей составляет около 570 км.

Более 50 пещер в разных уголках Земли имеют протяженность около 40 километров. В пещерах выделяют такие элементы, как залы, галереи, колодцы, «органные трубы» (вертикальные стволы, уходящие вверх от галереи), лазы, завалы, уступы, меандры {узкие, извивающиеся ходы), разнообразные лабиринты. Многие пещеры обводнены, в них имеются подземные реки и озера, водопады, сифоны. Очень интересны и наиболее труднодоступны вертикальные карстовые полости (колодцы, шахты, пропасти), чаще всего они встречаются в высокогорье и там. где имеются большие перепады высот между уровнем реки и закарстованным массивом.

Колодцы — это вертикальные или наклонные углубления в породе, где глубина полости превышает ее ширину.

Шахты — это колодцы, соединенные между собой небольшими горизонтальными галереями. Несколько шахт, входящих в единую подземную гидросистему, обычно обозначают пропастью.

Среди ученых нет единого мнения в вопросе происхождения вертикальных полостей. Как и большинство естественных карстовых подземелий, они. несомненно, возникли при ведущей роли выщелачивания горных пород, а также совместного действия растворения, размыва их подземными водными потоками и вызванными этим впоследствии обрушениями.

Практически все колодцы, шахты и пропасти расположены на участках древнего или современного повышенного снегонакопления и обильных осадков теплого периода Талая вода с низкой минерализацией и высоким содержанием углекислого газа (до 20мг/л) отлично растворяет карбонатные породы. Трещины в горных породах медленно расширяются, превращаются в колодцы и т. д. Казалось бы, все просто, однако известно, что вода уже достаточно насыщенная, например, кальцитом больше уже не может растворять известняки горного массива. И возникающие здесь многочисленные гипотезы являются лишь подтверждением того, что любые подземные полости — это сложнейшие разновозрастные полигенетические системы, образованные разными путями в течение геологического времени, которое исчисляется десятками миллионов лет. Определить происхождение каждой, достаточно сложной по морфологии, полости можно только разобравшись в «мозаике» слагающих ее элементов, сопоставив развитие поверхностного и подземного рельефа и еще очень многих факторов.

Любой из нас, очутившись в пещере, оказывается не только в переплетениях подземных ходов, но и в настоящих дебрях гипотез об их происхождении, выбраться из них значительно, пожалуй, сложнее, чем из каменного лабиринта.

Размыв и растворение горной породы, приводящие к образованию пещер и шахт, это одна сторона карстового процесса. При определенных условиях: температуре воздуха, атмосферном давлении, содержании углекислого газа начинают выделяться из воды и оседать на сводах, стенах и полах пещер микроскопически малые частицы кальцита. Вокруг каждой капли, повисшей на своде, образуется небольшое колечко карбоната кальция. Постепенно оно увеличивается, превращаясь в каменную сосульку — сталактит.

 

Срываясь с его конца и расплескиваясь на полу пещеры, капля воды теряет растворенные минеральные вещества, которые, накапливаясь, образуют каменные сосульки, поднимающиеся от пола, — сталагмиты. Миллиарды капель за сотни тысяч лет создают неповторимый пещерный пейзаж: тонкие отвесные сталактиты-трубочки и причудливо изогнутые геликтиты. громадные натечные колонны и ажурные драпировки, изящные кальцитовые цветы и кружевные оторочки берегов подземных озер.

Натечные образования цементируют сорвавшиеся со сводов пещеры плиты известняка, броней покрывают песчано-глинистые отложения пещерных рек и озер. Их «заросли» разделяют некогда единые галереи пещер на залы и гроты. Специалист-минералог или геохимик за внешней экзотичностью натечного убранства может увидеть многое. Например, натеки карбонатных пещер, которые принято считать состоящими почти на 100% из кальцита, могут содержать в качестве примесей более 20 различных минералов, относящихся к группам карбонатов, сульфатов, фосфатов, арсенатов, окислов, галогенидов и силикатов. Буровато-коричневая кора на стенках галерей пещер, периодически подтапливаемых водой, на 30-35% состоит из окислов марганца. Удивительный пещерный жемчуг, образующийся на дне слабо проточных ванночек, состоит из нескольких сотен концентрических слоев кальцита. Изучение толщины и строения этих слоев позволяет установить, как менялись температура воздуха и влажность пещеры. Таинственное светло-желтое, синее или голубоватое свечение пещерных натеков, возникающее после облучения их лампой-вспышкой, свидетельствует о наличии примесей — ионов или атомов марганца, нарушающих правильную кристаллическую решетку кальцита.

Минералогия пещер имеет совсем небольшую историю и поэтому здесь специалистов еще ждут интересные находки, как и всех спелеологов, ждут, конечно, еще новые неоткрытые пещеры.

Что люди делают в пещерах, что они там ищут? Спорт, наука, изобретательство, общение, любовь — место здесь есть всему, кроме, как говорят, политики. Хотя есть и такой пример: в 1923 году в глубоком гроте невдалеке от Кисловодска прошла законспирированная встреча видных деятелей коммунистической партии. В узких партийных кругах это совещание назвали тогда «пещерным». Для участия в нем пригласили ряд деятелей партии, находящихся на отдыхе, а часть вызвали из Ростова. Среди участников совещания были Зиновьев, Бухарин, Фрунзе, Ворошилов. Орджоникидзе, Евдокимов и др. Троцкий и Сталин отсутствовали.

В изложении Зиновьева, на совещании обсуждали, как наладить работу Секретариата ЦК впредь до восстановления здоровья Владимира Ильича Ленина. Всем было ясно, что Секретариат без Ленина должен приобрести абсолютно решающее значение, а во главе Секретариата стоял Сталин. Именно на этом «пещерном» совещании и обсуждался план по ограничению власти И. В. Сталина и если бы этот план удался, то, возможно, история нашей страны была бы несколько иная.

Кто подсказал партийным заговорщикам место для их встречи — сегодня неизвестно, да и неважно, ведь многие пещеры и гроты нашего региона известны с далекой древности.

В архиве Академии наук России хранится том с инструкциями для участников экспедиций Академии, организованных по империи, начиная с 1733 года. В одном из документов говорится: «Эжели какие пещеры земные имеются, оные исследовать надлежит и сколько возможно их внутренние части осматривать, не выходит ли из боков вода, не делает ли в ней камней, а буде делает, то какие и как. Не находятся ли в оных пещерах источники и какую они воду имеют, соляную ли или серную?». Одним из отрядов академических экспедиций — «астраханским» — руководил И. А. Гульденштедт, именно он дал в 1791 году первое описание Провала на горе Машук у Пятигорска.

В 1877 году были опубликованы материалы известного исследователя-натуралиста Н.Я. Динника. который дает естественнонаучную оценку карстовым явлениям, упоминая в своих работах пещеры Гунькиной балки. Ученые других специальностей также интересовались пещерами нашего региона. Например, известный русский археолог В.М. Сысоев в 1895 году написал в отчете: «В Зеленчукском ущелье в больших и малых пещерах естественного и искусственного происхождения находятся многочисленные погребения...».

Через четыре года археолог И.А. Владимиров обнаружил и исследовал небольшие пещеры по ущелью к югу от Сентинского храма (Нижн. Теберда). Он подробно описал сделанные в пещерах находки, дал характеристики самим пещерам.

В 1914 году в сборнике «Земледелие» была опубликована статья И.С. Щукина, молодого учеиого-геоморфолога, «Из поездок по верхней Кубани».

Собирая материал для этой статьи. Иван Семенович Щукин (в 1935 году он стал профессором МГУ) описал небольшую пещеру в гипсах недалеко от станицы Красногорской. В 1926 году И.С. Щукин подвел итоги исследований карста на Кавказе в своей монографии «Очерки геоморфологии Кавказа», где обобщаются существовавшие к этому времени сведения по карсту Большого Кавказа. По И.С. Щукину, карст описываемой площади морфологически представлен воронками, провалами, естественными колодцами, шахтами, пещерами. Встречаются провальные озера, исчезающие с поверхности и вытекающие из озер реки. Автор указывает и на территориальную изменчивость интенсивности карстопроявлений.

Впервые, еще в 1896 году, в горы Северного Кавказа приезжал краевед — преподаватель Екатериноградской мужской гимназии A.M. Дьячков-Тарасов, а в 1927 году он по поручению Северо-Кавказского горного научно-исследовательского института обследовал долину реки Теберда. где в ущелье реки Амгата, среди скал, была найдена пещера.

В предвоенный период на территории Карачаево-Черкесии работало много научных экспедиций различного профиля, в это же время появились самодеятельные краеведческие коллективы, которые стали проявлять большой интерес к памятникам природы. Таким первым коллективом стало Черкесское общество Советского краеведения, организованное в 1932 году учителями Д.Б.Брянцевым, М.И. Корастелевым, И.Ф. Поповым и другими. Во время геологического похода по долине реки Большой Зеленчук члены общества нашли в балке Башкирка пещеру и нанесли ее на свою карту.

В августе 1937 года карстовые явления в гипсах Северного склона Западного Кавказа изучал преподаватель Воронежского педагогического института М.А. Зубашенко, через год появилась его публикация «Карстовые явления в верхпеюрских гипсах на северном склоне Западного Кавказа». В работе дается подробная морфологическая характеристика поверхностного и подземного карста, выделяются стадии и циклы развития подземных полостей.

В 1940 году известный этнограф Л.И. Лавров записывает в отчете своей экспедиции: «...14 августа мы переехали в абазинское с. Эльбурган. Говорят, что в 5—6 км от него есть две естественные пещеры. Та, что побольше, населена дикими голубями и называется «Голубиное место», а та, что поменьше, именуется «Место черепов», так как в пей были найдены человеческие кости и черепа». Материалы Л.И. Лаврова, пожалуй, типичное информационное сообщение о пещерах Карачаево-Черкесии того времени, имеющие для нас сегодня больше краеведческое и библиографическое значение.

В 1941 году в журнале «Наша страна» был опубликован материал известного географа и карстоведа Н.А. Гвоздецкого «Скалистый хребет», в 1948 он же публикует работу «Наблюдения за современным и физико-географическими процессами в бассейне p.p. Хасаута и Эшкакона». По мнению автора, на формирование долин этих рек существенное влияние оказали процессы карстообразования.

В 1966 году в МГУ блестяще защищает кандидатскую диссертацию на тему «Карст Передового хребта и полосы куэст Северо-Западного Кавказа» преподаватель Ставропольского госпединститута Петр Аверьянович Костин (1920-1989). Собирая материал для диссертации, П.А. Костин, в течение многих лет, вместе с группой студентов естественно-географического факультета организововал экспедиции по хребту Абишир-Ахуба, по массивам Скалистого хребта. Именно он впервые, следуя схеме основного районирования карста СССР, составленной Г.А. Максимовичем (1904-1979), и согласно схеме районирования карста Большого Кавказа, предложенной Н.А. Гвоздецким в 1952 году, выделил в карстовый район хребет Абишира-Ахуба, этим П.А. Костин сделал первый шаг в районировании карста Карачаево-Черкесии. До последних дней своей жизни ставропольчанин Петр Аверьянович Костин оставался глубоко преданным горам и пещерам Карачаево-Черкесии.

Таких замечательных людей и исследователей было немало. С 1971 года подземные полости Карачаево-Черкесии изучали кавминводские геологи — супруги В.И. Огородникова и Ф.С. Коцких, которые, начав исследования пещер по специальной программе, буквально влюбились в подземный мир Карачаево-Черкесии и до последних своих дней, уже будучи пенсионерами, продолжали собирать материал для книги о пещерах Северного Кавказа.

Шли годы. В СССР все более уверенно заявлял о себе спелеологический туризм и невольно его популяризаторами в Карачаево-Черкесии стали увлекательные книги и статьи талантливых краеведов В.И. Ахматова. Г.А. Беликова, В.Г. Гниловского, В.П. Никитина, С.А. Хапаева и других, которые в присущем им научно-публицистическом жанре открывали читателям многие загадки подземелий. Особенно пещеры всегда привлекали мальчишек и девчонок. ведь еще до революции учительница из станицы Баталпашинской Ольга Ивановна Зеленская водила детвору в Алимкину пещеру. А вот короткая информация из газеты «Ленинское знамя» за 6 сентября 1957 года: «18 учащихся Старо-Кувинской школы во главе с физруком А.Б. Лаурсановым посетили пещеру близ хутора Щелканка. Поход по пещере с факелами и электрофонарями у ребят оставил неизгладимые впечатления от посещения залов и лабиринтов».

Особое место среди спелеологов Карачаево-Черкесии занимает Лев Богумилович Долечек (1931—2001) По специальности техник-геолог, по призванию — Педагог, Лев Богумилович средствами спелеотуризма, юношеского геологического движения и любви к природе более сорока лет своей жизни воспитывал молодежь Черкесска патриотами, романтиками, гуманистами и просто порядочными людьми. До последних минут своей жизни Лев Богумилович оставался спелеологом и педагогом-наставником Карачаево-Черкесского республиканского центра детского и юношеского туризма.

Чешский археолог К.Скленарж назвал пещеры «окаменелой памятью» человечества». Спелеология тоже не изобретение последнего века. Люди из любопытства исследующие пещеры, были во все времена. Спелеологи — это, прежде всего, романтики. Они должны много знать, чтобы ж причинить вред пещерам и много уметь, чтобы не навредить себе.

В любой пауке, в любых исследованиях. в любом туристическом по ходе, в любой жизни есть путь. Более или менее определенный, но путь. I пещерах этот путь скрыт тьмой, воз можно, в этом и есть привлекательность спелеологии, помните, как писал Лев Ошанин:

Вам случалось входишь в подземелье

Прямо с пыльного, знойного дня.

Чтоб от сырости руки немели.

Чтобы слепли глаза без огня?

Давайте и мы посетим, хоты бы ненадолго, чисто информационно, самые известные пещеры Карачаево-Черкесии.

.

 

 

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!


Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария (Ссылки запрещены. Условия размещения рекламы.):

Антиспам: От пяти отминусовать тpи (ответ цифрами)